Виктор Ющенко: «На Украине создан кланово-олигархический режим»

Виктор Ющенко 23.09.2004, 11:12

С Виктором Ющенко в сентябре 2004 года встретился главный редактор «Свободной мысли-XXI» Владислав Иноземцев.

За нашу и вашу свободу

На последний день октября намечено событие, которое станет одним из наиболее важных в этом году для развития политических процессов в масштабах всего постсоветского пространства. В четвертый раз граждане независимой Украины будут избирать президента на всеобщих свободных выборах. Их итоги во многом определят будущее ближайшего соседа России — государства, экономические и геополитические приоритеты которого могут оказаться решающим фактором в развитии отношений между Россией и Западом; страны, успехи или неудачи которой в построении основ гражданского общества, безусловно, повлияют на внутриполитические тенденции в России.

За постсоветский период каждая из бывших братских республик прошла свой особый путь. Страны Балтии покинули семью народов наиболее решительным образом и недавно были приняты в новую — Европейский союз. В республиках Средней Азии установились жесткие полуавторитарные режимы; за тринадцать лет никто из прежних лидеров не лишился там власти, а «отец всех туркмен» провозгласил себя пожизненным президентом и стал предметом чуть ли не религиозного культа. В закавказских государствах, напротив, все руководители советского периода сошли со сцены, причем ни один из них не оставил свой пост в результате демократических выборов, а Азербайджан первым из постсоветских государств примерил стандарты наследственной «монархии». Россия и Белоруссия только единожды, соответственно в 1996 и 1994 годах, провели выборы, результаты которых не были очевидными. А последние шаги их лидеров — инициатива президента В. Путина о реформировании избирательной системы и президента А. Лукашенко о проведении референдума по вопросу продления срока его полномочий — наводят на мысль, что эти первые критически важные выборы останутся для наших стран и последними. По сравнению со всеми постсоветскими государствами Украина выглядит сегодня наилучшим образом, и вне зависимости от того, кто одержит победу на предстоящих выборах, одно лишь отсутствие на них явного фаворита выглядит впечатляющим достижением.

За постсоветский период каждая из бывших республик достигла также и совершенно различных результатов в социально-экономической сфере. Кризис, жертвой которого пал Советский Союз, продолжился до середины 90-х годов, да и позже напоминал о себе болезненными рецидивами. Оживление началось только несколько лет назад, но оказалось неравномерным и было порождено различными причинами. Лишь три страны — Россия, Казахстан и Туркмения — сегодня обладают предпосылками для стабильного развития, да и то при ближайшем рассмотрении эти предпосылки оказываются обусловленными богатствами их недр, а не эффективностью политики их лидеров. Все остальные постсоветские государства прочно закрепились в нижней части рейтинга, составляемого на основе сравнения показателей «человеческого развития». Однако и в этом ряду Украина стоит на особом месте. Несмотря на относительно низкий пока еще уровень жизни ее граждан, она уже третий год опережает Россию по темпам прироста валового внутреннего продукта и промышленного производства, а государственная машина пусть и не идеально, но работает без постоянной подпитки из нефтяной трубы.

Спустя 13 лет после распада СССР попытки построения демократического общества и рыночной экономики не могут быть признаны удавшимися ни в одном постсоветском государстве, за исключением тех, что сменили власть Москвы на директивы Брюсселя. Поэтому судьба Украины, где не произошло той монополизации власти, которая завершается ныне во всех частях бывшего Советского Союза, где развитие экономики обусловлено сегодня усилиями ее граждан и эффективностью ее лидеров, а не волей горстки олигархов и мировыми ценами на энергоресурсы, должна волновать всех бывших советских граждан, которые еще не разочаровались в целях и принципах преобразований, начатых почти двадцать лет тому назад. От того, куда склонится Украина — к свободно интегрирующейся Европе или же к управляемым твердой рукой постсоветским государствам, — будут во многом зависеть и итоги столь же критических для России выборов 2007–2008 годов.

Публикуя интервью ведущего оппозиционного кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко, мы не заявляем о своих политических пристрастиях. Мы лишь стремимся по мере сил исправить дисбаланс в освещении президентской кампании российскими СМИ. Мы хотим сказать нашим бывшим соотечественникам: защищая принципы демократии, отстаивая право народа на выбор, вы защищаете вашу и нашу свободу.

Владислав Иноземцев

— Уважаемый Виктор Андреевич, подготовка выборов президента Украины проходила в весьма напряженной обстановке. Эта обстановка порождалась желанием нынешних властей внедрить в общественно-политическую жизнь Украины элементы «управляемой» демократии и таким образом сохранить нынешний политический курс. Не считаете ли вы, что модель управляемой демократии становится чем-то общим для всех постсоветских государств?

— Демократия должна быть не управляемой, а гарантируемой. Термин «управляемая демократия» звучит настолько же нелепо, как, например, «мягкий тоталитаризм». На самом деле проблема Украины в том, что она не смогла построить такую систему власти, которая гарантировала бы демократические свободы. У нас нет главных составляющих демократии — свободы слова, независимого суда, верховенства права, да и, по сути, самого гражданского общества. И, напротив, налицо все составляющие авторитарного государства — цензура в средствах массовой информации, гонения на оппозицию, давление на инакомыслящих депутатов, политиков и предпринимателей.

На Украине создан кланово-олигархический режим, украинская власть вполне привыкла к непубличной политике, половина экономики работает в тени. И выбор сегодня стоит предельно жестко: либо Украина останется клановой, либо здесь утвердится демократия. Ставки на предстоящих выборах действительно очень высоки. Именно поэтому избирательная кампания превратилась в бои без правил. Уже никого не удивляет информация о тотальной слежке за оппозицией, никого не смущает информация ЦИКа, что кандидат от власти присутствует в эфире всех общенациональных каналов в десять раз чаще, чем все остальные кандидаты вместе взятые.

Но общество пройдет через все эти испытания. И на выборах победит демократический кандидат, а не наследник режима.

— Российские СМИ часто представляют президентскую гонку на Украине как противостояние между пророссийски настроенным Виктором Януковичем и вами, прозападно ориентированным политиком. Доходит до курьезов; недавно российский политтехнолог Глеб Павловский договорился до того, что назвал г-на Януковича «новым Путиным», а вас — «новым Саакашвили».

— За представлениями избирательной кампании на Украине как соревнования «двух Викторов» скрывается слишком примитивный подход и слишком поверхностный взгляд на ситуацию.

У нас действительно разная школа, разные жизненные пути, разные мировоззрение и мораль. Но речь идет о другом — о двух позициях относительно будущего Украины. Меня не надо ни с кем сравнивать, я Ющенко Виктор Андреевич. Я не грузинский, не российский, не европейский, я украинский политик.

Именно в период моего премьерства были решены наиболее проблемные вопросы двусторонних российско-украинских отношений, в том числе и проблема так называемого несанкционированного отбора газа, а попросту — его банального воровства. Тогда же удалось впервые сломать тенденцию сокращения объемов двусторонней торговли между Россией и Украиной. Именно тогда в украинскую экономику был привлечен рекордный годовой объем российских инвестиций.

Что касается пророссийскости нынешнего премьера, то, думаю, об этом лучше спросить у российских бизнесменов, которые знают, что в бытность г-на Януковича губернатором Донецкой области туда не было впущено ни рубля российских инвестиций. А если под пророссийскостью понимать электоральное заигрывание с российской стороной, то оно оставляет, скорее всего, чувство неловкости. Приехал в Крым Владимир Путин — украинская власть заявляет о пересмотре своей военной доктрины; посетил Киев Дональд Рамсфельд — и мы уже снова интегрируемся в НАТО. Так действуют политики, не уверенные в своих силах.

— В своих публичных выступлениях вы неоднократно называли Украину европейской страной. Какое содержание вы вкладываете в это понятие?

— Два года назад Хавьер Солана абсолютно четко сформулировал свое видение европейских перспектив Украины, сказав: «Нужно жить по европейским правилам, а не играть с ними». У меня никогда не появлялось и тени сомнения в том, что Украина — это европейская страна; я принадлежу к числу еврооптимистов. Однако ответ на вопрос о том, когда Украина станет частью объединенной Европы, следует искать в Киеве. Это произойдет только тогда, когда здесь будет построено демократическое государство с высокими жизненными стандартами, достойными зарплатами и пенсиями, с независимыми медиа и неподкупной судебной системой.

Поэтому сегодня, сравнивая Украину и Россию по степени развитости отношений с Европейским союзом, я прихожу к выводу, что за последние годы Россия прошла гораздо дальше на пути активизации отношений с ЕС, чем Украина.

— Сегодня много говорят о том, что Россия стремительно теряет свое влияние на постсоветском пространстве. Некоторые аналитики видят одну из причин этого в том, что Кремль предпочитает иметь дело только с официальной властью той или иной страны, не обращая внимания ни на имеющуюся оппозицию, ни на настроения в обществе. Свежие примеры тому — бесконечные официальные встречи Владимира Путина с Леонидом Кучмой и Виктором Януковичем.

— Действительно, по сложившейся за постсоветский период традиции официальная власть общается только с официальной властью. Что касается российско-украинских отношений, то здесь есть и своя особенность. Право вести диалог с Россией приватизировала группка людей из администрации президента Украины, которая не представляет себе международные отношения иначе как межклановые. Эти люди исповедуют принципы кулуарной, непубличной политики, а результатом становится то, что двусторонние отношения развиваются далеко не так динамично. Я уверен в огромном потенциале российско-украинских отношений. Но при одном условии: при условии, что формировать такую политику будет ответственная власть. Сегодня же Украиной разочарованы и в Москве, и в Брюсселе. Что же касается количества и регулярности встреч, то должен сказать, что это, к сожалению, далеко не всегда является показателем их содержательности.

Мне не хотелось бы, чтобы мои слова воспринимались как голословная критика. Мы поддерживаем все те начинания нынешней власти, которые направлены на активизацию отношений с Российской Федерацией. Здесь происходит немало позитивного, что и дает мне основания прогнозировать преемственность в наших отношениях по большинству вопросов.

Так, например, я приветствую договоренности президентов России и Украины об упрощении системы таможенного и пограничного контроля — мы давно требовали этого от власти. Углубление сотрудничества в области высоких технологий. Я намерен поддержать и идею авиационного консорциума, и совместной космической корпорации. И, конечно же, приоритетом было и остается создание зоны свободной торговли.

— Украина — самое крупное государство, отколовшееся от советской империи, — стала домом для многих русских, как и Россия — новой родиной для многих украинцев. На каких основах строится сегодня политика украинского правительства в отношении русскоязычного населения Украины и будет ли она пересмотрена в случае вашей победы на выборах? Каково влияние украинской диаспоры за рубежом на политические процессы на Украине?

— Мне часто задают вопрос об отношении к языковой политике. К сожалению, нынешняя власть не сумела сформулировать внятного курса ни в отношении украинского языка, ни в отношении русского, ни в отношении других языков. Наш нынешний премьер-министр пишет с ошибками и на русском, и на украинском. Другой вопрос — что в канун каждых выборов проблема языка становится разменной картой для украинских политиканов. Леонид Кучма в 1994 году шел на выборы под лозунгом «Я сделаю русский язык вторым государственным». Ну и что? Кто сегодня вспоминает эти обещания? И если официальный преемник нынешней власти будет демонстрировать «преемственность» в выполнении таких вот предвыборных обещаний, то грош им цена.

Что касается моего отношения к этому вопросу, то я всегда подчеркиваю, что в демократическом государстве должны быть созданы все условия для развития различных культурных традиций и, соответственно, использования разных языков. В любой европейской стране граждане свободно владеют тремя-четырьмя языками, а мы до сих пор рубашки на себе рвем: на каком же языке будем общаться — на русском или украинском? В результате и на русском говорим с ошибками, и украинским владеем со словарем. Да это вообще не тот вопрос, который должен разъединять нацию! Посмотрите, в моем рабочем кабинете стоят два бюста — Тараса Шевченко и Николая Гоголя. Я не хочу сейчас вдаваться в философствования о том, насколько сильно переплетена наша история, сколько непростых, а порой и драматичных страниц можно найти в летописи украинско-российских отношений, как связаны наша литература и наша культура. Россия — наш вечный сосед, наш стратегический партнер. На Украине живут миллионы людей, для которых русский — привычный язык общения. И нет никакого сомнения в том, что они должны иметь возможность смотреть русские пьесы, читать русские газеты, слушать русскую музыку и общаться на русском языке.

Что же касается отношений с диаспорой, то я знаю, что украинская диаспора — и в России, и в европейских странах — хотела бы более активно участвовать в общественно-политических процессах в Украине и не удовлетворена нынешним состоянием дел. Еще больше меня тревожит то, что сегодня более 7 миллионов украинцев выехали в поисках работы, в том числе и в Россию. Современная, четвертая волна трудовой эмиграции стала самой массовой за всю историю Украины. И я хочу, чтобы новая власть создала такие условия жизни в стране, чтобы все, кто покинул ее в поисках лучшей жизни, вернулись на родину. И чтобы все россияне, венгры, евреи, татары, для которых Украина стала родиной, были здесь счастливы и гордились тем, что они украинцы.

— В отличие от многих бывших и нынешних украинских лидеров, вы не партийный работник и не «крепкий хозяйственник», а экономист, предприниматель, банкир. Повлияет ли это на акценты в стратегии экономического развития Украины в случае вашей победы?

— Современный мир жёсток, и он требует профессионалов. Если вы прочитаете мою программу «Десять шагов навстречу людям», то увидите, что главным приоритетом в ней выступает решение социально-экономических проблем. Украина имеет огромные, но не вполне пока еще реализованные возможности. Посмотрите, правительство декларирует 13-процентный рост ВВП, но при этом наши пенсионеры получают самые низкие в СНГ пенсии. И все потому, что экономика работает в тени. Я выведу экономику из тени, я уверенно говорю об этом, потому что мне многого удалось добиться в период моего премьерства.

— Еще один вопрос, связанный с экономической проблематикой. В последнее время в России активно обсуждается соглашение между «Газпромом» и АО «Нефтегаз Украины» по обмену долгов за поставки газа на будущие платежи за его транзит, а также решения, связанные с отменой НДС на поставляемые на Украину энергоресурсы. Насколько эти соглашения выгодны Украине? Закономерно ли, что их подписание выпало на период предвыборной гонки?

— Я последовательно выступаю за конструктивные решения в украинско-российских отношениях, в том числе и энергетическом секторе. На сегодняшний день я не имею исчерпывающей информации по всем нюансам и тонкостям соглашения между «Газпромом» и «Нефтегазом Украины». Не исключаю, что оно не лишено предвыборной конъюнктуры. В любом случае, это далеко не первый пример того, как в поисках поддержки со стороны России украинское правительство принимает поспешные и непродуманные решения.

Что касается отмены налога на добавленную стоимость, мы приветствуем это решение российских властей, поскольку оно является важным шагом на пути к созданию зоны свободной торговли в рамках единого экономического пространства и СНГ в целом.

— Согласно данным опросов, сегодня вы самый популярный на Украине публичный политик. Однако политические процессы в стране очень активны. Удается ли вам находить взаимопонимание с лидерами других партий и блоков? Как вы оцениваете позиции левых сил в украинской политике?

— Что касается популярности украинских политиков, то давайте будем судить о ней не по данным опросов, а по результатам общенародного голосования, тем более что ждать осталось не так уж и долго.

Обращаясь к политическому пейзажу Украины, хотел бы заметить, что избиратель сегодня ждет политики консолидации, а не расколов. Ведь наше общество сегодня уже не делится по идеологическому принципу — на «красных» и «белых». Оно, скорее, состоит из бандитов при власти и из честных простых людей. Поэтому мне и удалось еще в 2001 году создать блок «Наша Украина», который объединил десять политических партий. Затем сформировалась еще более широкая коалиция — «Сила народа», куда вошли блок «Наша Украина» и движение «Батькiвщина» Юлии Тимошенко. Сегодня эта коалиция объединяет уже 15 партий.





Народ ощущает неискренность власти, устает от ее обещаний, видит, насколько расходятся слова и дела нынешней верхушки. Именно поэтому провластные блоки и их кандидаты имеют очень низкий рейтинг доверия. Что же касается левых, то одним из факторов снижения их популярности стала именно соглашательская политика по отношению к власти. Сегодня рядовым коммунистам и социалистам очень сложно понять, почему их лидеры поддерживают конституционную «реформу» Кучмы — Медведчука — Януковича, направленную на самосохранение нынешнего режима. Ведь левые так долго кричали об «антинародном режиме», а когда до падения антинародного режима остались считаные дни, они начали помогать этому режиму самосохраниться.

На нынешних выборах идеологический фактор играет далеко не первую роль. Народ будет голосовать за будущее Украины. А затем, безусловно, обществу предстоит пройти путь идеологической, политической, да и партийной структуризации. Ведь, согласитесь, 96 партий, впрочем, как и 26 кандидатов на выборах, — это слишком много.

А что до попыток представить меня западноукраинским политиком, то это миф, навязываемый моими оппонентами. В Украине нет политика более «восточного», чем я: мое родное село Хоруживка находится на Сумщине, всего в 40 километрах от российской границы. Летом, объезжая с агитационным туром южные области Украины, я побывал в Донбассе, где в шахтерском городе Стаханове на мой митинг пришло около 20 тысяч человек. Украина — единая страна; украинцы — единый народ. Делить нас на политический «восток» и «запад» могут только политиканы.

— Как бы вы оценили украинскую внешнюю политику последних лет? Насколько оправданным было решение украинского правительства направить своих военных в Ирак? Собираетесь ли вы изменить внешнеполитический курс страны в случае своего успеха и если да, то каким образом?

— Украинская внешняя политика хаотична. В метаниях власти между Востоком и Западом запутались уже сами украинские дипломаты, которые, как правило, узнают о последних инициативах своего президента из выпусков новостей. Это несерьезная политика. Внешнеполитический курс должен строиться на одном принципе — принципе защиты национальных интересов Украины.

Что касается иракского вопроса, то в нашей фракции проводились серьезные дискуссии вокруг голосования об отправке миротворческого контингента в Ирак. С одной стороны, речь идет о стратегически важном регионе, на котором завязаны серьезные экономические перспективы. Да и в вопросах коллективной международной безопасности (как и в вопросах международной борьбы с терроризмом) Украина должна занимать активную и деятельную позицию. С другой стороны, мы понимали, что украинский миротворческий контингент в Ираке — это своего рода индульгенция режиму Кучмы в глазах Запада. И мы не хотели, чтобы украинские миротворцы дали шанс Западу закрывать глаза на удушение демократии на Украине. К сожалению, эти прогнозы были небеспочвенны…

Украинская же власть предпочла не обсуждать публично свою политику в отношении Ирака. Ни разу ни президент, ни премьер не объяснили народу, каковы украинские интересы в этом регионе, насколько необходимо присутствие там украинских миротворцев. Поэтому моя фракция, учитывая изменение ситуации в Ираке за последние месяцы, сегодня требует публичного рассмотрения вопроса присутствия миротворцев в этой стране. Я считаю, что наш контингент нужно выводить оттуда — не в спешке, но выводить. И я сделаю это после победы на президентских выборах.

— Огромное спасибо вам, Виктор Андреевич. Желаю вам успеха.

Виктор Ющенко

Один из лидеров разворачивающейся ныне на Украине президентской гонки, Виктор Ющенко родился 23 февраля 1954 г. в семье учителей в Сумской области. После окончания Тернопольского финансовоэкономического института и службы в рядах Советской армии, он начал карьеру банковского служащего, в тридцать с небольшим став начальником управления Украинской республиканской конторы Госбанка СССР. После непродолжительной работы в коммерческой сфере, в январе 1993го он был назначен председателем правления Национального банка Украины - нового независимого государства, стоявшего на грани финансового коллапса.

Виктор Ющенко осуществил денежную реформу, при нем была обуздана инфляция; в 1997 г. он был назван одним из десяти лучших банкиров мира по версии журнала Global Finance, и во многом подтвердил эту оценку, обеспечив более плавное, чем в России, преодоление кризиса 1998 г. Период пребывания В.Ющенко на посту премьерминистра (с декабря 1999го по апрель 2001 г.) стал самым успешным в истории украинской экономики. Будучи отправлен в отставку весной 2001 г., В.Ющенко перешел в оппозицию президенту Л.Кучме. Сегодня он - лидер блока «Наша Украина», поддержанного на парламентских выборах 2002 г. почти 25% избирателей, руководитель крупнейшей фракции Верховной Рады Украины, состоящей из 99 народных депутатов.