Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

За нами Путин и Сталинград

18.09.2008, 18:35

Грузинский президент нарушил авторские права «Белого орла». Он беззастенчиво использовал чужой сценарий! Вся страна знает, откуда взяты эти слова:

«А в чистом поле система «Град».
За нами Путин и Сталинград».

Это пел Вова Жечков, великий певец второй половины ХХ века. «Как упоительны в России вечера», «Потому что нельзя быть на свете красивой такой», а теперь еще и название грузинской операции «Чистое поле» — это все он. А про «Град» как придумано?

Все украли, никакого уважения к интеллектуальной собственности.

Да, впрочем, плевать на это. Главное другое: боюсь, Жечков в своем творчестве провидчески поднял не только упомянутые темы, но и другие: третий срок Путина, который никуда не делся, и Сталинград, в который, полагаю, обратно будет скоро переименован Волгоград, это неприятно, но справедливо, раз уж русский народ так уважает дядю Джо.

Поднял он, боюсь, и главную тему XXI века, которая нам еще надоест: конец политкорректности.

Мощная, великая, страшная тема, которая то ли погубит человечество, то ли его спасет. Она так занимает умы, так затмевает мозги, так отвлекает от мыслей о главном, что против нее наше ТВ – это просто игрушка для идиотов (хотя, впрочем, пусть себе играются, чем бы ни тешились).

Вот пример. Сколько я получил уже кислых звонков на тему обвала рынка! (Я про это так спокойно пишу, наверное, потому, что самому на нем играть не приходилось; спекуляции на тему «Мирный атом и Великую депрессию – в каждый дом» меня так и не увлекли). Опять разговоры о том, что кто ж знал, почему не предупредили и т. д. Но о том, что всех предупреждали, причем заранее, сильно заранее, за 2000 лет, я в последний раз писал, кажется, в дефолт. Предупреждение было приблизительно так сформулировано: не копите себе сокровищ так, чтоб их украли воры и погрызли крысы, но собирайте их так, чтоб они никуда не делись и только знай себе копились, то есть не дензнаками и сухарями на земле, но добрыми делами, которые вам будут записаны в актив на небе. Вот только не говорите, что вас не предупреждали! Если только вы не читали Книгу, но тогда уж точно сами виноваты. Все вам объяснили, а вы включаете дурака и ноете, как дитя, вам страшно от поворота рыночной конъюнктуры, так дитя боится серого волка.

А ведь на самом деле обрушение политкорректности – это благо, пусть не для всех. Для одноногих, негритянок, лесбиянок, больных СПИДом это, конечно, зло, но прямо скажу – туда им и дорога, я вам тут не мать Тереза, слава Богу. Но, например, в целом для Америки политкорректность во благо точно — иначе б она такую шутку не изобрела и не выкинула на рынок. Да что нам Америка! Мы смотрим на нее всего лишь с любопытством, даже западники, пусть она сама выбирается из вавилонской башни, которую сама себе построила и сама направила в нее наполненные керосином самолеты, заправив их еще по старой цене, когда баррель был раза в два ниже, какая экономия.

Но России без политикорректности тоже лучше. Вот обрушится рынок, ценные бумаги, вообще экономика – ну и славно. Настанет момент истины. Россия ведь христианская страна, православная? Значит, надо не из пустого в порожнего пересчитывать и не Доу Джонса с Насдаком цитировать, а вкалывать в поте лица. И не о курсе доллара размышлять, а о том, чтоб получить хлеб наш насущный днесь. И кто пожалеет о том, что армия офисных убогих клерков, которые насасываются, как комары, на биржевых торгах для того лишь, чтоб обозначить свою значительность, – переквалифицируются в свободные хлебопашцы? В самом деле, кто сказал, что с пользой трудиться на свежем воздухе могут только китайцы, арабы и прочие гастарбайтеры? А белые люди должны гнить в конторах и после догоняться коксом? Даже Собчак, и та такого не пишет.

Но это все, конечно, при условии, что Россия — страна православная. А вдруг нет? Тогда все увидится под новым углом, и надо будет заново разбираться, что это у нас за страна такая и для чего она. Глупо бежать и работать, и копить бабки, когда смысл жизни не понятен, так ведь? (Если вы согласились с этим, значит, вы русский, это я вас походя и незаметно протестировал; бесплатно совершенно и не спрашивая документов, я вам не мент какой-нибудь).

Да, не новость это для нас, что предвидения больших художников часто сбываются.

И вот я официально обращаюсь к Жечкову с просьбой:

— Володя! Напиши, пожалуйста, добрую хорошую песню типа «Инфляция 3%». Или «Кривая русского маркета ласкает душу». Или «Бабки есть, всем отдыхать». А то ты все про «Град» да про несчастную любовь, будь они неладны.

И чтоб это сбылось.

Тут историки музыкальной и поэтической культуры меня поправят. А Витя Пеленягрэ, который написал Жечкову тексты для его лучших песен, в том числе и выше цитированные, вовсе обидится. Типа, что вы мои заслуги приписываете другим людям!

Отвечу. Понятно, что ни Путин, ни Жечков не пишут стихов. Но оба они талантливо используют то, что им досталось, у меня для них ни другого народа, ни других стихов у них нету. Вот Жечков выбрал из кучи разного те строки, которые легли ему на измученную нарзаном душу. Путин тоже имел богатый выбор между тайными желаниями русского народа, с которыми трудно совладать. Диапазон был, как вы сами понимаете, от «а давайте кинем на Америку атомную бомбу» до «с утра выпил – день свободный», а где-то в промежутке «бей жидов, спасай Россию». А «приструним кавказцев и слегка, не полностью, придушим еврейских олигархов» и «встанем с колен» — это все довольно невинно. Неполиткорректно ужасно, а могло же быть и хуже. Вот как встанет страна с колен, чертовски неудобная поза, если кто стоял, и вперед, углублять неполиткорректность. Там, впереди, еще много всего интересного. Soldaten Feuer spazieren «Grad» Wir lieben Putin und Stalingrad.

Вот зачем это на немецком, причем на ломаном, видно, Пеленягрэ в нем не очень силен? Я лично спрашивал про это поэта, он отвечал уклончиво: так ему музыка навеяла. Но теперь-то мы понимаем, что это было еще одно гениальное предвидение – насчет мюнхенской речи Путина, в которой он деликатно спросил Запад, а знает ли тот, что его место у параши.

Я пишу вам эти строки как раз в том самом Мюнхене, который готовится к открытию грандиозного Oktoberfest, пивного праздника. И в котором не только Путин зажигал, но и такие парни, как Ленин и Гитлер, не говоря уж про Кандинского. В городе еще тихо и спокойно, еще не наблевано и можно спокойно ходить по улицам, не опасаясь споткнуться об оркестр. Но вокруг полно уже разной наглядной агитации, некая партия, забыл какая, они мне тут все на одно лицо (в этом смысле чувствую себя, как дома), пугает, что если ее не выберут, то бензин будет стоить, как пиво на Oktoberfest, 15 евро вместо обычных 6.80 за Maß, то бишь за литровую кружку.

Вот как ударит такая цена по бензину, тогда не надо будет и мюнхенскую речь говорить. Все будет и молча понятно. Западу все припомнят. Он обо многом пожалеет. Кто-то будет жалеть поверженного, но это, разумеется, не поможет.

Наши внуки и знать не будут, что такое было — политкорректность. Хороша она или плоха, этот вопрос никого не волнует. Мы просто живем в эпоху перемен.