Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Чья это задница

25.04.2002, 13:04

Знаете, что я вам скажу, – совсем эти депутаты от рук отбились. Совсем они азиаты какие-то и дикий какой-то народ. Тут, когда они давеча выступали за возвращение смертной казни, я попротестовал, конечно, но в мягкой форме, потому что вопрос спорный, потому что преступность в стране и потому, наконец, что президент, разумеется, выступил неоднократно и неоднократно сказал, что никакой смертной казни в России не будет, а будет цивилизованная европейская страна.

Теперь депутаты внесли на обсуждение закон об уголовном преследовании за мужеложство. Глупо говорить, что если мы такой закон примем, то не видать нам Евросоюза как своих ушей. Однако же, чисто по-человечески, я так понимаю, что президенту неудобно выступать в телеэфире и защищать гомосексуалистов. Дескать, гомосексуализм у нас будет разрешен, дорогие сограждане. Неудобно ему. Он же президент. Несолидно как-то. И слишком уж смахивает на смешную кампанию в защиту сексуальных меньшинств, каковая кампания давно уж превратила западных политиков в благородных клоунов.

Оно, конечно, ревнители нравственности могут возразить, что в Библии мужеложство осуждается, стало быть, надо осудить его и в законе. В Библии осуждается. Но мы, кто не помнит, светское государство. И логично было бы православной церкви грозить мужеложцам анафемой. А преследовать по закону — нелогично, глупо и вообще варварское занятие.

Знаете почему? Потому что частная собственность священна.

Недоделанные наши депутаты определили мужеложство как проникновение полового члена мужчины в задний проход другого мужчины и хотят запретить его под страхом уголовной ответственности, даже если таковое проникновение осуществляется по взаимному согласию (и к взаимному удовольствию).

С ума посходили. Сразу же сообщу, что сам я свою задницу использовал только для дефекации, массажа предстательной железы или перректального приема медикаментов. Но это моя задница. Слышите, дорогие депутаты, сколько бы там народу за вас не проголосовало, на каких бы вы там «Ауди А6» не ездили, какие бы вы там не устраивали коалиции, моя задница никогда не станет вашей. Более того, моя личная задница никогда не будет принадлежать народу. Если даже всенародный референдум повелит мне абсолютным большинством голосов запихнуть что-нибудь в задницу или, наоборот, не запихивать туда чего-нибудь, я пошлю этот референдум в задницу и весь разговор. Потому что это моя задница. Я растил ее тридцать три года. Я следил за ее гигиеной. Я одевал ее в штаны. И я никогда не думал и не собираюсь думать, что какие-то там депутаты вправе указывать мне, что в мою кровную задницу пихать, а что не надо.

Эй, там, в Думе! Вы с ума сошли? Моя задница охраняется конституцией! Это моя гарантированная частная собственность.

А вы, дорогие депутаты, поскольку вы есть государственные служащие и не считаете задницу каждого человека неприкосновенной частной собственностью, то пусть же будет вам по делам вашим.

Всякий, кто выступает против интимного, глубоко частного и глубоко собственного характера задницы гражданина Российской Федерации, пусть пойдет завтра и сдаст свою задницу вышестоящему начальству. На месте вышестоящего начальства я бы депутатам Государственной думы, посягнувшим на священную частную собственность гражданина Российской Федерации, ихнюю собственную частную собственность надрал бы как следует ивовым прутом, вымоченным в насыщенном растворе поваренной соли.

Хлестал бы и приговаривал: «Это же не твое, это же народное, так что ж ты так пищишь, ежели народное секут прутом?»