«Скорые» пересядут на частников

К чему может привести передача скорой помощи на аутсорсинг

Пилотные проекты по передаче транспортных услуг скорой помощи на аутсорсинг частным компаниям в ряде российских регионов тянутся уже пять лет. В прошлом году Минздрав заявил, что подобная схема оказания медицинских услуг вскоре может быть введена по всей стране. В руководстве регионов говорят о повышении эффективности и качества работы «скорых», однако сами сотрудники уверяют, что аутсорсинг несет одни проблемы.

Поручение проработать вопрос передачи услуг скорой медицинской помощи частным компаниям в марте прошлого года подписал президент Владимир Путин. До 10 июня 2016 года Минздрав совместно с Минэкономразвития должны были провести анализ уже существующих бизнес-моделей по передаче «скорых» на аутсорсинг, а до 20-го числа того же месяца рассмотреть вопрос о целесообразности правки законодательства.

В июне прошлого года на сайте Минздрава появилось сообщение о том, что министерство негативно оценивает идею по передаче на аутсорсинг всего спектра медицинских услуг скорой помощи, однако рассматривает вариант передачи частникам только транспортной составляющей, то есть заключения станциями скорой помощи договоров, по которым частные компании будут предоставлять медицинскому учреждению автомобили с водителями и минимальным набором оборудования.

«Такой опыт есть в целом ряде регионов. Он анализируется и обсуждается с экспертами. В случае если он будет признан эффективным, соответствующая модель может быть предложена регионам для внедрения. Однако ни о каком директивном разгосударствлении не может быть и речи», — отмечалось в сообщении ведомства.

С тех пор прошло более 10 месяцев, но никакой дополнительной информации о реализации этой инициативы или отказа от нее от Минздрава не поступало. На запрос «Газеты.Ru» ведомство прислало ответ, в который был скопирован текст из новости, размещенной на сайте ведомства 7 июня.

Пермский предприниматель Евгений Фридман, директор компании «Новоскор», которая одной из первых в России начала оказывать транспортные услуги станциям скорой помощи по схеме аутсорсинга, в беседе с «Газетой.Ru» пояснил, что переход на аутсорсинг действительно несет для регионов определенные выгоды, прежде всего в экономическом плане.

«До того как мы начали оказывать услуги в Перми, там работало муниципальное предприятие. Оно оказывало и медицинские, и транспортные услуги по тарифу 275 рублей в час. При этом, конечно, периодически нужно было закупать новые автомобили, выкладывая большую сумму денег. То есть раз в пять лет примерно необходимы были крупные выплаты из бюджета. Когда пришли мы, то за те же 275 рублей начали возить медиков на новеньких Fiat. Таким образом, тариф в 275 рублей за час остался неизменным, а вот необходимость покупки новых автомобилей отпала», — рассказал Фридман.

Однако, по его словам, речь сейчас не идет о повсеместном изменении схемы работы скорой помощи, скорее всего, модель продолжит работу в отдельных регионах.

«Те регионы, где аутсорсинг работает, проанализировали опыт и выяснили, что схема эффективна. Однако, насколько я знаю, полномочия организации скорой помощи в субъектах принадлежат руководству региона. Поэтому там, где аутсорсинг уже введен, схему, скорее всего, оставят, но принуждать кого-то переходить на работу с частниками не будут», — сказал Фридман.

По его словам, переход на аутсорсинг — лишь один из вариантов, который руководство субъекта может использовать для изменения ситуации со скорой помощью в регионе. На сегодняшний день на федеральном уровне отсутствуют какие-либо правила, которые должны предъявляться к компаниям, оказывающим транспортные услуги «скорой», поэтому говорить о повсеместном введении аутсорсинга пока рано.

«Этот рынок только зарождается, вероятно, в будущем какие-то общие требования будут введены. Возможно, это будет лицензирование. В любом случае, думаю, что аутсорсинговая модель будет расширяться, потому что это действительно выгодно», — объясняет предприниматель.

Мнение об эффективности передачи скорой помощи частным компаниям разделяют и профильные министерства на местах. Так, в минздраве Чувашии «Газете.Ru» пояснили, что аутсорсинг помог снять лишнюю нагрузку с врачей, позволив им вплотную заняться непосредственно медициной. При этом вся медицинская помощь, по словам временно исполняющего обязанности министра здравоохранения Светланы Ананьевой, оказывается, как и прежде, бесплатно, но на новых автомобилях.

«Проект доказал свою эффективность. Прежде всего жители республики получили совершенно новое качество оказания услуг. Созданы комфортные и безопасные условия для перевозки пациентов и работы врачей. Машины оснащены всем необходимым медицинским оборудованием и системой ГЛОНАСС.

Но главный показатель работы «скорой» — это оперативность: в среднем врачи стали прибывать к пациенту на 2,1 минуты быстрее, чем в 2013 году. Среднее время прибытия по вызову составляет сегодня 12 минут, а среднее время прибытия на место ДТП — около 10,1 минуты», — сообщили в ведомстве.

Также, по словам Ананьевой, количество сходов автомобилей скорой помощи с линии из-за поломок сократилось на 40%, а количество часов простоя, связанного с ремонтом машин, — на 45%. На сегодняшний день аутсорсинговая схема действует в 15 муниципалитетах республики, в частности во всех ее крупных городах.

«Министерством здравоохранения Чувашской Республики планируется дальнейшая централизация службы скорой медицинской помощи с обеспечением санитарным автотранспортом на условиях аутсорсинга. При продолжении реализации проекта считаем целесообразным заключение долгосрочных контрактов сроком не менее пяти лет, что соответствует нормативному сроку эксплуатации автомобиля скорой медицинской помощи, где будет предусмотрена возможность перехода автомобилей в государственную собственность по остаточной стоимости по истечении срока контракта», — поясняет врио министра.

Об эффективности проекта «Газете.Ru» рассказал и источник в минздраве Пермского края. По его словам, сегодня в Перми все станции скорой помощи работают с частниками. Остальные же муниципалитеты договоры с транспортными компаниями не заключали и обслуживаются по старинке.

«Изначально эта система была очень эффективна. По крайней мере, у главврачей исчезла головная боль, связанная с обеспечением «скорых» транспортом. Потом, правда, разговоры об этом почему-то сошли на нет», — сказал источник, отметив, однако, что теперь региону будет очень сложно перейти на стандартную схему оказания скорой медицинской помощи, поскольку будут необходимы колоссальные затраты на покупку новых автомобилей.

«В регионе работает несколько операторов, но ситуация непростая, в прошлом году, например, был серьезный конфликт между московским и нашим местным оператором за право оказывать услуги в Перми», — пояснил источник в региональном ведомстве.

На сегодняшний день единственным регионом, руководство которого отказалось от перевода скорой помощи на аутсорсинг, стала Кировская область. В минздраве этого субъекта «Газете.Ru» не смогли оперативно ответить на запрос.

В то же время Тамара Богданова, председатель отделения профсоюза медицинских работников «Действие» в Уфе, где аутсорсинг скорой помощи работает уже несколько лет, в беседе с «Газетой.Ru» отметила, что передача транспортных услуг частникам принесла в город множество проблем.

«Изначально при заключении договора все выглядит очень даже выгодно, перевозчик преподносит хорошие условия. Но через некоторое время начинаются проблемы.

В фирме «Новоскор», директором которой является Евгений Фридман, например, водители в течение нескольких месяцев не получают зарплату. Их заставляют оформлять на себя индивидуальное предпринимательство. Дело в том, что в случае аварии ИП полностью самостоятельно оплачивает ремонт автомобиля. Плюс ко всему ИП компания не выплачивает никакие премии и больничные — человек же, получается, работает сам на себя», — пояснила Богданова.

По ее словам, работники частных компаний, в отличие от муниципальных водителей «скорой», имеют право на забастовку, что может привести к серьезным нарушениям в работе скорой помощи.

«Представляете, что будет, если водители уйдут на забастовку? На чем будут ездить врачи? Можно, конечно, на автобусе, но такая помощь будет уже совсем не скорой», — говорит Богданова.

Кроме того, она рассказала, что в Уфе есть всего две подстанции скорой помощи, которые не работают по схеме аутсорсинга. Примечательно, что одна из них обслуживает район, где проживает большинство городских и региональных чиновников.

К тому же, по ее словам, водители частных компаний не всегда соблюдают ПДД, а также перерабатывают в нарушение всех трудовых нормативов.

«Все муниципальные водители проходят медосмотр. Как устраиваются у Фридмана, я не знаю. Но был случай, когда была необходимость, и нашей подстанции выделили одну аутсорсинговую машину.

В итоге ее водитель оказался наркоманом, ночью он в состоянии наркотического опьянения угнал автомобиль», — рассказывает Богданова.

Однако сам Евгений Фридман утверждает, что все водители «Новоскора» проходят отбор и специальное обучение.

«Мы предъявляем строгие требования к водителям: берем работников только с определенным стажем вождения, проводим обучение, в том числе и навыкам оказания первой помощи, потом устраиваем экзамены и только после этого выпускаем их на линию», — рассказал он «Газете.Ru».

Недавно Счетная палата выяснила, что более пяти миллиардов рублей, которые были выделены государством в 2016 году на обновление катастрофически устаревшего парка скорой помощи, были израсходованы с серьезными нарушениями. В частности, ведомство не учло рейтинг регионов, которые в первую очередь нуждаются в замене автомобилей, и распределило их самостоятельно.

В результате этого наибольшее количество автомобилей получили не самые бедные регионы: Московская и Саратовская области, Краснодарский край, Санкт-Петербург и Республика Башкортостан. В то же время в небогатых субъектах Федерации — Калмыкии, Забайкальском крае, Курганской области, Республике Северная Осетия – Алания, Удмуртии, а также в Амурской и Брянской областях — новых «скорых» почти не увидели.

При этом, к примеру, в Брянской области степень износа автомобилей скорой помощи составляет 82,9%. В то же время Приморский край, Тульская область, Республики Крым и Марий-Эл, а также Севастополь получили новых «скорых» даже больше, чем просили.

По мнению Богдановой, проблема с поставкой новых машин связана с попыткой на федеральном уровне протолкнуть идею с аутсорсингом транспортных услуг для «скорых».