«Ждем сигнала Путина»

Президентский совет по правам человека ждет решения своей судьбы от Путина

Президентский совет по правам человека решил не самораспускаться до указа нового главы государства. В ближайшее время совет проведет заседание с представителями мэрии Москвы, МВД и прокуратуры, темой которого станут разгон в столице «Марша миллионов» и лагеря на Чистопрудном бульваре.

В четверг совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека собрался на итоговое заседание по результатам четырех лет работы. Его председатель Михаил Федотов объявил, что совет, основной состав которого был сформирован Медведевым в 2009 году, не прекратит свою работу, пока новый президент не подпишет соответствующий указ.

«Мы единодушны в понимании того, что совет не будет принимать заявление о самороспуске», — объявил Федотов, открывая заседание.

Позже он пояснил, что не знает, будет ли Путин собирать новый состав совета или продолжит работу прежнего. «Для нас важно как можно скорее получить сигнал от Владимира Путина о легитимности дальнейшей работы совета или о формировании нового», — сказал «Газете.Ru» Федотов. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков был недоступен для комментариев. Пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова отметила лишь, что рассуждать о будущем совета преждевременно.

Совет уже определил план работы. «В ближайшее время мы займемся акциями протеста в Москве, прошедшими 6 мая и после. Мы пригласим на специальное заседание по этому вопросу представителей московской мэрии, полиции и прокуратуры», — сообщил Федотов. Член совета, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов уточнил, что в планах его коллег провести собственное независимое расследования разгонов акций протеста.

Не все члены совета готовы продолжить работу. Многие прощались друг с другом со словами: «Ну, не знаю, когда теперь увидимся». Пятеро правозащитников вышли из состава совета, другие сомневаются.

Первой о выходе из совета объявила еще в субботу глава Transparency International Елена Панфилова. В четверг она пояснила: «Мое решение связано с тем, что в сутках 24 часа и я не успеваю заниматься реальными делами. Вчера в Transparency обратились шесть рабочих общественных групп, которые хотят заниматься мониторингом расходования средств на озеленение Москвы. Лучше я буду заниматься этими реальными делами на низовом уровне и реально помогать».

Политолог Дмитрий Орешкин объявил о своем выходе из совета, но на заседании его не было.

Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина сказала, что не войдет в новый совет, а настоящий, по ее мнению, уже не действует: «У нас удостоверения действительны до 7 мая 2012 года». Решающей для Ганнушкиной стала реакция Путина и Медведева на нарушения, допущенные во время выборов парламента и президента.

Член координационного совета «Союза комитетов солдатских матерей» Ида Куклина объявила о выходе и попрощалась с коллегами. «Я не останусь в совете. За три года работы в совете при Путине мне удалось добиться только повышения пенсий для первой группы инвалидов чеченской войны. Не хочется терять время», — сказал Куклина.

Президент «Фонда защиты гласности» Алексей Симонов также сообщил корреспонденту «Газеты.Ru», что не будет продолжать работу в совете. «У меня вышел общественный ресурс. Я могу консультировать, но не инициировать. К тому же для меня имеет значение, с кем работать. Полагаю, того бойцовского состава совета уже не будет, а значит, перестанет вестись борьба по острым темам, таким как дела ЮКОСа, Сергея Магнитского и другим», — пояснил Симонов.

Но это все обсуждалось в кулуарах, а заседание между тем продолжалось, хотя его участники по традиции довольно либерально обходились с его протокольной частью. Они бродили по залу, подсаживались друг к другу и обсуждали шепотом повседневные дела.

В конце прошлого года громко хлопнули дверью, выйдя из состава совета, журналисты Ирина Ясина и Светлана Сорокина, которые заявили, что защита прав человека «не является приоритетом в деятельности российского президента (тогда им был Дмитрий Медведев. — «Газета.Ru») и его команды». Последней каплей, переполнившей их терпение, стала «фальсификация выборов в Государственную думу».

Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, присутствовавший на заседании, выразил свое мнение об уходе из совета: «Поступают правильно те коллеги, которые собираются и дальше работать в совете, если они будут приглашены», — и предложил перейти к оценке работы.

Федотов признался, что удалось сделать меньше, чем хотели. «Но мы всегда исходили из принципа, что вода точит камень». Председатель попросил директора Института прав человека Валентина Гефтера доложить о результатах деятельности рабочей группы по развитию НКО. Гефтер не стал говорить о том, что удалось, предпочел напомнить о неудачах. «Надеюсь, удастся не допустить принятие Госдумой законодательной инициативы об особом порядке контроля над иностранным финансированием НКО», — заявил Гефтер, назвав ее правовым беспределом. За последние четыре года парламент принял серию написанных членами совета и при их содействии законов о порядке финансирования и формирования капитала НКО, поддержке социально ориентированных НКО.

Гефтер говорил бы еще долго, но в зал впервые после своего громкого ухода с поста председателя совета вошла Элла Памфилова. Она возглавляла совет еще с путинских времен, с 2004 года, и со скандалом вышла из него летом 2010 года на фоне жесткого конфликта с прокремлевскими молодежными движениями и курировавшим их тогдашним первым замглавы администрации президента Владиславом Сурковым. Все взгляды сосредоточились на ней. Памфилова тихонько села рядом с Лукиным и Федотовым, кивком поприветствовав присутствующих. Федотов по такому случаю предложил вернуться к формату открытия заседания. «Элла Александровна, позвольте вручить маленький букет», — спросил Федотов, забирая из рук помощника огромный букет красных роз. «Кажется, нас обманули», — прокомментировал Лукин размеры сюрприза.

Памфилова волновалась, а потому речь ее была довольно обрывистой. «Ни разу не пожалела, что ушла. И, может, мой уход привлек внимание власти к совету. Вы много сделали за это время. Не ваша вина, что не все, что делал совет, было востребовано властью. Это уже проблема ее восприимчивости», — сказала экс-председатель.

Она подчеркнула необходимость продолжения защиты бывшего майора Игоря Матвеева, который сообщил о злоупотреблениях в его части. «Вы все бойцы. Уверена, нынешний президент не будет игнорировать формы взаимодействия с обществом», — объявила Памфилова, пояснив, что взаимодействие через «Общероссийский народный фронт» не может быть эффективным, поскольку общественности в нем мало. Она также призналась, что «мучительно ищет свое место», а пока занимается внучкой и преподает во ВШЭ. Лукин и Федотов не смогли проигнорировать замечание о внучке и рассыпались в комплиментах. Памфилова засмущалась. Голос из зала попросил Федотова все же продолжить заседание.

К микрофону вышла судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова, ее рабочая группа занималась развитием судебной системы: «Несмотря на судебную реформу, здесь гораздо больше не удалось сделать». Она напомнила, что группа помогала в экспертизах дел ЮКОСа и Сергея Магнитского, но власть не обратила достаточного внимания на мнение совета. Никто из участников заседания не вспомнил, но совет передавал список политзаключенных Медведеву с просьбой их освободить, одного из них, задержанного на одной из акций «Стратегии-31» Сергея Мохнаткина, выпустили из тюрьмы.

По словам главы рабочей группы по экологическим правам Сергея Цыпленкова, главным провалом для него стал Химкинский лес.

«Химкинских лесов в нашей стране сотни и тысячи, иногда они называются Цаговский или Одинцовский лес, — заявил Цыпленков и предупредил о грядущих неприятностях. — В Госдуме лежат поправки в Гражданский кодекс, которые легализуют постройки на земле, в том числе на природоохранной территории». Он отметил, что над поправками бьется «серьезная группа лоббистов».

Елена Панфилова говорила от лица наблюдателей совета, присутствовавших на всех массовых акциях в Москве после 10 декабря. Она предложила набрать команду наблюдателей и уточнить их права и статус в полиции. «Мы с Марой Поляковой и Светланой Ганнушкиной бились, метались около «Ударника» 6 мая, но не могли даже вызвать «скорую помощь», — напомнила Панфилова, говоря о разгоне митингующих на Болотной площади. Полякова подтвердила ее слова из зала.

Кирилл Кабанов (помимо прочего он занимался экспертизой дела Магнитского) отметил, что достигли немногого, но результат был. «Мы смогли сдвинуть камень. После экспертизы Следственный комитет стал приглашать правозащитников на следственные мероприятия, теперь мы проводим экспертизы и по другим делам», — заявил Кабанов и признался, что пока не намерен уходить из совета. «Мы взяли на себя обязательства и должны продолжить работу. Если будет новый состав и мне предложат в него войти, многое будет зависеть от того, кто будет председателем», — заявил Кабанов. Его кандидатура обсуждалась в СМИ в качестве нового главы совета. «Я не могу тягаться с такими авторитетами, как Федотов и Памфилова. Они были министрами, каждый в свое время, и имеют авторитет у общества. У меня нет таких амбиций, и я еще не заслужил такой авторитет», — признался Кабанов.

Председатель Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс также сомневается, оставаться ли в новом совете, если предложат: «Я тогда принимал решение после личных переговоров с Эллой Памфиловой. В этот раз многое будет зависеть от того, кто будет председателем и какая доля независимости останется у меня».

Заседание еще продолжалось, когда правозащитники стали потихоньку покидать зал. Последним взял слово не член совета, а его подзащитный — краснодарский эколог Сурен Газарян. Он уехал с процесса, на котором его и его коллегу Евгения Витишко судят за «ущерб» забору дачи, принадлежащей губернатору региона Александру Ткачеву. Выступая, он припомнил анекдот: «Когда нас задержали, вы (обратился он к Федотову) позвонили участковому и долго объясняли ему, что он нарушает закон. Участковый слушал, и вдруг спросил у меня: «А он кто?» Я ответил: «Глава президентского совета по правам человека». Участковый на это отреагировал: «Ну слава богу, а то я думал, из прокуратуры звонят». На этом заседание закончилось. На прощание правозащитникам раздали общую фотографию всех членов совета.