Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Не мог не уволить»

Политологи о перестановках в правительстве

Алия Самигуллина, Фируза Мурясова 25.09.2007, 15:03

Увольнение трех самых непопулярных министров — Михаила Зурабова, Владимира Яковлева и Германа Грефа — заслуга исключительно Владимира Путина, который не захотел оставлять своим сменщикам такой шанс заработать популярность. Так считают политологи, с которыми «Газета.Ru» поговорила о связи перестановок в правительстве с избирательными кампаниями.

Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации:
— Отставки министров-аллергенов носили технический характер. В итоге верховная власть отказала обеим партиям власти — «Единой России» и «Справедливой России» — в удовольствии уволить непопулярных членов кабинета. Таким образом, отставки были выключены из политического контекста избирательной кампании-2007, правда, они теперь включены в контекст кампании-2008.

Не зря Путин, начав рассказывать то, чего все ждали, прервался и сказал об указе о кратном повышении пенсий. Таким образом, он снял сливки и получил политические дивиденды с этой отставки, перенаправив их лично на себя.

«Единая Россия» делала все, чтобы в этом смысле забежать вперед президента. Ее лидер Борис Грызлов, как известно, озвучил имена министров-отставников и прибавил к ним еще бедного Соколова (министра культуры Александра Соколова — «Газета.Ru»). Но все равно весь положительный эмоциональный заряд от этих отставок получил президент. Соколова, кстати, не отставили, и это тоже знак «Единой России», поскольку известно, что Соколов вошел в список «Справедливой России».

Что касается вернувшегося Дмитрия Козака, то он хотел сделать это давно. Мои источники в его окружении говорили, когда генпрокурора Владимира Устинова отправили в отставку, Козак даже ездил в Кремль для обсуждения этой темы. Когда создали Следственный комитет, тоже кандидатура Козака по его инициативе рассматривалась очень внимательно. Но генпрокурором стал Юрий Чайка, а комитет возглавил Александр Бастрыкин — личный назначенец Путина.

Попытки Козака увенчались успехом, но возвращается он в Москву, можно сказать, с невеселой улыбкой. Его кинули на хозяйство, которое является квазипроблемным, особенно на данном этапе имеет устойчивый социальный привкус. И, судя по всему, ему досталось нехорошее наследство.

Фактически Путин формировал не правительство для Зубкова, а с помощью Зубкова ввел в политический оборот максимальное число своих соратников, которых хотел бы видеть во власти после того, как он уйдет.

В планы Путина входит работать с ними, уже не являясь президентом. А вот насколько это совпадет с планами будущего президента, большой вопрос.

Ольга Крыштановская, директор Института прикладной политики:
— Увольнение непопулярных министров связано вовсе не с Зубковым, а с предстоящими выборами, как думскими, так и президентскими. Сейчас повышают пенсии, снимают непопулярных министров, чтобы задобрить электорат. Они и должны были уйти. Изменения в составе правительства еще будут. Пока названа только третья часть министров, Путин ничего не сказал о силовиках, непонятно, какой будет структура правительства. Ведь появилось два государственных комитета: это что ж, значит, что мы возвращаемся к старой системе деления на министерства и госкомитеты?

Булат Столяров, директор Института региональной политики:
— Непопулярных министров уволил бы всякий, кто стал бы главой правительства в этот день и час. То есть это не персональный вопрос, который решил Зубков. Фрадков ведь, увольняясь, сказал выдающуюся фразу, что он делает это, чтобы обеспечить президенту максимальный маневр, — это часть этого маневра. Надеюсь, что назначение Козака — серьезное усиление Минрегиона, как очень важного по смыслу, но не сильного по функционалу ведомства в последнее время.

Алексей Макаркин, замдиректора Центра политических технологий:

— Зубков, как любой другой премьер, не мог не уволить министра здравоохранения Зурабова.

Что касается Яковлева, то к нему были претензии со стороны региональных элит. Несмотря на то что их всех уволили одновременно, мотивы отставки разные. А Козак — это пожарная команда в одном лице, его бросают на те сферы, которые считаются проблемными, неудачными. Сразу после Беслана его бросили на северокавказскую проблематику, теперь на ЖКХ, что, безусловно, является одним из главных и сложных направлений в правительстве.

Дмитрий Бадовский, замдиректора Института социальных систем:
— Увольнения Зурабова и Яковлева были достаточно очевидны. Увольнение этих министров является политическим, и на такие действия был карт-бланш у нового премьер-министра. В своем выступлении в Госдуме он фактически анонсировал эти отставки. Речь шла именно о Минздравсоцразвития, а также была критика Яковлева и Грефа, которые не обеспечивали эффективность региональной политики.

Кроме того, конечно, были учтены интересы предвыборной кампании плюс важность определенных реверансов в сторону региональных элит, которые тоже в большей степени были недовольны работой этих министров.

Возвращение Козака в Москву в преддверии выборов и ухода Путина — это то, что достаточно давно прогнозировалось и ожидалось.

В самом факте возращения неожиданности нет, но она есть в том, как он вернулся и на какую должность. Достаточно много было версий, что его возвращение может быть более политически громким. В итоге он вернулся всего лишь на министерский пост, в другом случае тот же премьер-министр заявлял, что значимость региональной политики в работе кабинета в ближайшее время существенно возрастет. Другое дело, что функции и полномочия Минрегиона сейчас будут несколько расширены, в том числе в сфере экономики, сфере ЖКХ, но дальше нужно будет посмотреть, как будет строиться работа министерства, насколько возрастет его аппаратный и политический статус. Одним из таких условно аппаратных вопросов — как будут взаимодействовать Козак и Медведев, как они будут выстраивать между собой работу, в том числе в рамках реализации нацпроектов, программы «Доступное жилье» и планов реформы ЖКХ. Это важный аппаратный вопрос.