Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Конец тандема

Медведеву уготована чисто техническая роль

«Газета.Ru» 26.09.2011, 16:42
Оловянные миниатюры Владимира Путина и Дмитрия Медведева ИТАР-ТАСС
Оловянные миниатюры Владимира Путина и Дмитрия Медведева

Рокировка Медведев — Путин не означает простой смены позиций — это окончание тандема как способа правления страной.

Теперь уже никто даже не будет делать вид, что есть два центра принятия решений. В условиях неизбежных экономических вызовов, которые ждут Россию, и неспособности Владимира Путина проводить реформы страну могут ждать системные проблемы, несопоставимые по масштабам с теми, что мы имели в конце 2008 — начале 2009 годов.

Дмитрий Медведев на посту премьера не будет иметь ни малейшего шанса на равноправное политическое партнерство с президентом Путиным. Видимость такого партнерства создавалась именно благодаря широким конституционным полномочиям президента в тот период, когда Медведев «согревал» кремлевское кресло для своего предшественника и преемника.

Теперь Кремль единолично будет принимать ключевые экономические (как, впрочем, и все другие) решения, там и только там будет определяться судьба и формат так называемой модернизации. Медведеву в этой конструкции уготована роль технического премьера, исполнителя воли кремлевской администрации.

Его позиция в политическом раскладе будет идентична той, что занимали другие чисто технические премьеры во время путинского президентства — Михаил Фрадков и Виктор Зубков (роль Михаила Касьянова на этом посту была иной, поскольку он работал премьером в ту пору, когда вертикаль власти еще не выстроилась).

Одним из фундаментальных свойств тандема Медведев – Путин была неприкасаемость кабинета министров Путина со стороны президента Медведева. Он, формально имея на то все конституционные полномочия, не мог уволить не только самого Путина, но даже его министров: самый показательный пример — судьба главы Минспорттуризма Виталия Мутко после провальной для страны зимней Олимпиады-2010 в Ванкувере. Причем дело было даже не в боязни Медведева уволить Путина или в их закулисных договоренностях накануне президентских выборов 2008 года, а в том, что Путин оставался ключевой фигурой всей конструкции тандема. Судьба Медведева-премьера будет всецело зависеть от намерений Путина: никакой критической нужды в своем младшем политическом партнере новый старый президент не испытывает. В техническом правительстве, которое является проводником воли кремлевской администрации, личность премьера не играет сколько-нибудь значимой роли. В этом смысле отсутствие у Медведева понимания макроэкономических проблем не является проблемой — решения принимать все равно не ему и не его кабинету. К тому же полноценной собственной команды на посту президента Медведев так и не создал.

Настоящей проблемой рискует стать патологическая неспособность Владимира Путина принимать какие-либо решения, кроме реактивных.

12 лет правления — достаточный срок, чтобы оценить стиль руководителя. Стиль Путина — это более или менее адекватные реактивные решения, то есть реагирование на уже случившиеся потрясения. При этом прогнозы развития мировой экономики, от состояния которой (прежде всего от цен на энергоносители, поскольку никакой иной национальной экономики, кроме сырьевой, в России попросту не существует) всецело зависит наша жизнь, неутешительны. Теперь уже никого не убедят слова о России как об островке стабильности, а первое же серьезное снижение мировых цен на нефть может привести страну к экономическому коллапсу. Таким образом,

возникает конфликт между необходимостью глубоких структурных реформ российской экономики и отсутствием способности власти их проводить.

Уже в первой половине нового срока потребуется что-то решать с Пенсионным фондом — повышать либо налоги, либо пенсионный возраст, поскольку дефицит фонда будет критически нарастать. Малейшие потрясения мировой экономики ударят по населению, поскольку приведут к неизбежному сворачиванию социальных обязательств государства. На них просто не будет денег, поскольку власть, как и в разгар кризиса 2008–2009 годов, начнет спасать крупнейшие сырьевые компании. Не только потому, что ими владеют бенефициары путинского режима, но и потому, что это главная часть национальной экономики и основные работодатели.

Это противоречие между неизбежностью реформ и фундаментальными проблемами при их проведении осознают и внутри самой власти. «Мне кажется, что реформы будут, потому что сегодня ситуация в стране такова, экономическая в первую очередь, что без реформ невозможно. И это ощущение уже есть у всех. На эту тему есть консенсус. Очевидно, что нужно динамичное продолжение реформ... Сейчас я бы не предрекал застой», – заявил глава Сбербанка, экс-министр экономического развития Герман Греф. По его словам, главная проблема нового правительства заключается в том, что реформы не могут быть популярными: «Все хотят, чтобы были реформы, но бенефициаров у каждой конкретной реформы найдется немного. В этом главное противоречие, с которым придется столкнуться будущему правительству, будущему президенту, потому что плоды этих реформ находятся в средне- и долгосрочной перспективе, а действия надо совершать быстро». Сомнений нет лишь в том, что за любые реформы при любом способе их проведения заплатит население. Иначе в России не бывает.

Так что, голосуя в декабре 2011-го и марте 2012-го, граждане должны осознавать, что отныне за все происходящее в стране отвечает лично Владимир Путин и нанятые им чиновники. Никакого тандема и коллективной ответственности, как и двух центров власти, даже в качестве декорации более не существует.