Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Непередаваемое

15.09.2006, 10:04

Вся политическая система страны не просто держится на личной власти президента, она держится на личной власти именно этого президента, Владимира Владимировича Путина. Конкретного человека с конкретным рейтингом

Проблема преемственности власти как преемственности курса не имеет решения в рамках действующей политической системы России. В стране фактически сложилась неконституционная монархия в рамках конституционной республики.

Вся политическая система страны не просто держится на личной власти президента, она держится на личной власти именно этого президента, Владимира Владимировича Путина. Конкретного человека с конкретным рейтингом.

Поэтому власть в сегодняшней России — нечто непередаваемое. Любой преемник все равно окажется другим президентом, а не тем же самым. С другими личными друзьями и личными амбициями. А Конституция, запрещающая главе государства баллотироваться на третий срок подряд, препятствует тому, чтобы остался единственно возможный реальный преемник Путина — сам Путин. Тем более что детей вроде Рамзана Кадырова у него нет.

Последовательно и сознательно устранив в последние пять лет из реальной политической жизни ключевые конституционные демократические институты — парламент, партии, всенародно избранных губернаторов, свободные общенациональные СМИ, — верховная власть оказалась в закономерном тупике. Когда страна безоговорочно и буквально подчинена одному человеку, все остальные начальники тупо ждут, что им прикажут. А потом делают вид, что исполняют, в реальности заботясь только о сохранении места, но не людях и не о деле. Вся полнота власти в одних руках — это геморрой, а не стабильность. Слишком большая и неоднородная страна Россия.

При этом даже такая «неподвижная», несозидательная, неискренняя лояльность «хозяину» еще должна постоянно оплачиваться правящей верхушкой. В сегодняшней России главная функция президента — крышевать чиновничество, захватившее все командные высоты в экономике и, так или иначе, все крупнейшие российские компании. Но, во-первых, не всем чиновникам досталось. Значит, надо думать, чем поделиться с обделенными, чтобы они не стали движущей силой заговоров в теневой политической борьбе, поскольку легальную предпочли истребить ради «стабильности». Во-вторых, не все, кому досталось, довольны своим кушем. Всегда хочется побольше. Да и детей надо успеть пристроить. В-третьих, свежеиспеченные придворные обладатели собственности в особо крупных размерах понимают, как именно она им досталась, то есть готовятся к неизбежности передела этой собственности любой следующей властью. Либо просто исходя из соображений восстановления попранной законности, либо из банальной логики «грабь награбленное». Если одним можно, почему другим нельзя?

К тому же сконцентрированными в руках госчиновников активами надо управлять, ими нельзя просто владеть, поскольку это почти вся отечественная экономика. Но именно предельная, рекордная управленческая неэффективность — родовая черта нынешней власти.

Причем эта неэффективность конкретных начальников путинской эпохи умножается на системную неэффективность властной вертикали, сама конструкция которой полностью устраняет персональную ответственность любого чиновника за любое дело.

Более того, преемственности курса не получится, даже если действующего президента заставят нарушить Конституцию и личное слово, чтобы пойти на третий срок. У нескольких провластных группировок, энергично попиливших все лакомые куски экономики, этих кусков почти не остается. К солидным зарубежным активам людей с такой репутацией из страны, проводящей такую внешнюю и внутреннюю политику, никто не пустит — просто из страха. Ну можно национализировать еще две-три формально частные крупные компании — и все, передел собственности заканчивается. Надо переваривать проглоченное. И отнимать у конкурентов внутри страны — больше негде.

При этом никакой содержательной политики у России нет, ненависть к Западу таковой не является. Жизнь простых людей даже при запредельно высоких ценах на нефть, держащихся запредельно долго, к лучшему не меняется. Численность населения неуклонно уменьшается, межнациональные отношения дружбой народов даже на Первом канале не назовешь, купить нормальное жилье девять десятых людей не в состоянии. Народу, даже такому безропотному, как наш, любая власть, которая правит долго и безрезультатно, постепенно надоедает. А что бывает, когда нашему народу надоедает власть, известно.

Поэтому проблема преемственности власти как сохранения статус-кво любой ценой — это в принципе неправильно поставленная проблема.

России независимо от идеологических предпочтений людей нужна преемственность власти как возможность законной смены правителей в результате демократических выборов.

Причем жизнь людей в принципе не должна зависеть от имени и фамилии каждого последующего главы государства. Вот когда такая независимость от персон будет достигнута, тогда в России и можно будет говорить о реальной преемственности власти. Потому что только такая деперсонификация власти и означает, что у страны есть некий политический курс, который можно продолжать.