Порезы демонстративно-шантажного характера

В иркутской колонии для бывших силовиков заключенные порезали себе руки, требуя послабления режима



В иркутской колонии для бывших силовиков заключенные порезали себе руки

В иркутской колонии для бывших силовиков заключенные порезали себе руки

iStockPhoto
В иркутской колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов № 3 заключенные демонстративно порезали себе руки, требуя ослабления режима. Избит экс-мэр Томска, осужденный за взятку. Волнения в колонии идут несколько дней: осужденные жалуются на низкую зарплату, завышенные цены в магазине и некачественную медпомощь. На место приехал местный уполномоченный по правам человека.

В среду утром одновременно порезали себе руки заключенные колонии № 3 Иркутска, в которой содержатся бывшие сотрудники МВД, ФСБ, ФСИН, прокуратуры и судов. Четыре сотни человек выстроились на плацу для утренней поверки, после этого они внезапно закатали рукава и начали резать себе руки заостренными предметами. По данным «Интерфакса», себя травмировали 350 человек. Однако в Управлении ФСИН по Иркутской области утверждают, что по-настоящему кожу порезали меньше трех десятков человек. «29 осужденных нанесли себе поверхностные порезы предплечий демонстративно-шантажного характера. Всем им была оказана медицинская помощь, наложены повязки. Угрозы здоровью осужденных нет», — говорится в официальном сообщении областного управления ФСИН. Заключенные требовали приезда журналистов. «Руководство колонии смогло пригласить только региональные телекомпании, журналисты приехали, сделали сюжет, после чего волнения улеглись», — пояснил «Газете.Ru» правозащитник и создатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин.

Во время утренних волнений в колонии был побит экс-мэр Томска Александр Макаров, осужденный на 12 лет за взятку и превышение должных полномочий.

«Сегодня после инцидента в колонии, когда уехали все журналисты, к мужу подошли четверо осужденных и напали на него, пытались избить, он уворачивался, но получил удар по лицу — у него синяк под глазом», — цитирует «Интерфакс» его жену Елену Макарову. Она добавила, что руководство колонии не смогло внятно объяснить, почему на экс-мэра напади другие осужденные.

В службе пояснили, что осужденные требовали общего ослабления режима. После полудня, когда наступило обеденное время, ситуация нормализовалась, заключенные отправились питаться. Судя по всему, акция прошла перед уполномоченным по правам человека в Иркутской области Валерием Лукиным, областным прокурором Игорем Мельниковым и начальником областного управления ФСИН Павлом Радченко. Они находились в это время в колонии.

В аппарате уполномоченного «Газете.Ru» сообщили, что омбудсмен поехал в колонию после сообщений о волнениях.

«Вчера мы тоже там побывали по приглашению ФСИН, все осмотрели», — пояснила представитель аппарата, отказавшись сообщать, что именно выявили правозащитники.

Информация о волнениях в колонии для бывших силовиков появилась в понедельник, когда в интернете была размещена видеозапись с переговорами между зэками и сотрудниками ИК-3. В ролике видно, как около двухсот осужденных в робах столпились на плацу и общаются с руководством колонии. В областном управлении ФСИН подтвердили, что заключенные выдвинули ряд претензий в адрес администрации исправительной колонии. «Жалобы касались качества приготовляемой пищи, медицинского обслуживания и механизма условно-досрочного освобождения», — говорилось в сообщении регионального управления ФСИН.

На видеозаписи слышно, как осужденные жалуются, что в магазине колонии тушенка стоит 300 рублей и ровно столько же составляет их месячная зарплата.

«Сейчас люди требуют хлеба нормального, — говорит заключенный, снимающий видео. — Потому что хлеб нам дают с песком». «Медикаментов нет. Вичевых (осужденных, инфицированных ВИЧ. — «Газета.Ru») не лечат у нас тут. На больничку не вывозят отсюда. Баланда никакая», — слышен голос за кадром.

«Несколько дней назад начали поступать звонки к нам на «горячую линию» от родственников заключенных ИК-3, которые рассказали о ряде проблем. Основными стали жалобы на отсутствие качественной медпомощи, плохом питании и о скудном наполнении магазина при колонии, — рассказал «Газете.Ru» правозащитник и создатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин. — Магазин там формальный, продуктов практически нет. А те, что есть, продаются по завышенным ценам: тушенка по 300 рублей, курица-гриль по 500 рублей.

Получается, что заключенные — здоровые мужики, а поесть нормально не могут.

На территории колонии есть швейная мастерская, но на руки осужденные получают по 200–300 рублей».

Правозащитник отмечает, что ИК-3 всегда подавалась как образцово-показательная колония. «Я уже обращал внимание руководства ФСИН на то, что к колониям для силовиков надо относится более внимательно. Там же содержатся бывшие оперативники, другие экс-сотрудники органов, которые прошли боевую подготовку. Если их подвергать унижениям, оскорблениям, пыткам, то они выйдут озлобленными. А зачем нам второй Евсюков?» — говорит Осечкин.

Он подтвердил, что в колонии активно идет работа по записыванию жалоб заключенных. На их рассмотрение может уйти много времени. Но, видимо, осужденные надеялись, что перемены наступят гораздо быстрее. «Плюс у нас есть подозрения, что несколько человек из тех, что написали жалобы, были закрыты в штрафной изолятор, а кое-кого вывезли из колонии, был такой звонок. Но это еще не проверенная информация. Вероятно, в колонии началось ухудшение ситуации. И ее результатом стали массовые порезы рук в среду», — сказал Осечкин. Он раскритиковал работу местной общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав осужденных. «Они должны были приехать в ИК-3 сразу после появления сообщений о волнениях, но в понедельник они не доехали до колонии», — говорит Осечкин.

Только во вторник прибыл председатель ОНК Иркутской области по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Олег Сафронов. «Я провел в учреждении четыре часа. Ходил по отрядам, посетил столовую, беседовал с осужденными вместе с начальником ГУ ФСИН Павлом Васильевичем Радченко. Осужденные жалуются на низкие зарплаты, завышенные цены в магазине. Проблемы обсуждались достаточно спокойно, силу к осужденным не применяли, — приводятся его слова на сайте областного управления ФСИН. — Начальник ГУ ФСИН пообещал провести проверку по каждой жалобе, я, со своей стороны, проконтролирую, чтобы все проблемы были решены». В этот же день в ИК-3 приехал прокурор Иркутской прокуратуры по надзору за исправительными учреждениями Борис Крис.

ГУ ФСИН по Иркутской области буквально через несколько часов после первых сообщений о волнениях в ИК-3 опровергло информацию о бунте заключенных, но подтвердило наличие у заключенных ряда требований к администрации. Тем не менее за двое суток напряжение среди заключенных не удалось снять.