«Все вопросы создания Единого экономического пространства расшиты»

Карим Масимов, премьер-министр Казахстана, для «Газеты.Ru»

Петр Канаев 22.11.2010, 10:51
ИТАР-ТАСС

Премьер-министр Казахстана Карим Масимов рассказал «Газете.Ru», что государства Таможенного союза договорились по всем вопросам формирования Единого экономического пространства и альянс может начать работу в декабре. А также об общем рынке, вступлении в ВТО, изменении таможенных правил и новых этапах интеграции.

— Добрый день, Карим Кажимканович! «Газета.Ru» поздравляет вас с завершением важного раунда переговоров по Единому экономическому пространству. О чем договорились и о чем не договорились?

— По вопросам Таможенного союза мы окончательно договорились только 6 июля 2010 года. Относительно недавно. И уже 19 ноября принципиально все вопросы по всем соглашениям о создании Единого экономического пространства были расшиты. Ни одного нерешенного вопроса не осталось.

— К подписанию планируется подготовить 20 соглашений?

— Структура пакета немного переформирована. Теперь в ней 17 соглашений. По всем вопросам мы договорились. Некоторые соглашения полностью готовы. По остальным нужно отшлифовать юридическую технику. Я абсолютно уверен, что 9–10 декабря в ходе встречи глав государств все соглашения будут подписаны. Единое экономическое пространство начнет существовать.

— Как решен вопрос с пошлинами на импорт чувствительных для национальных экономик товаров — нефти и нефтепродуктов по линии Россия — Белоруссия, иномарок для Казахстана?

— По автомобилям вопросы уже решены — пошлины унифицированы. По вопросам поставок нефти и нефтепродуктов, газа, электроэнергии, а также по вопросу железнодорожных тарифов мы сегодня (19 ноября – «Газета.Ru») нашли решение.

— Как конкретно решены эти вопросы?

— Проработан каждый вопрос. Конкретно по железнодорожным тарифам мы подготовили соглашение, которое унифицирует вопросы формирования тарифов на железнодорожные перевозки. Электроэнергетическое соглашение эффективно решает вопросы транспортировки электроэнергии. По нефти и нефтепродуктам мы создаем единый рынок, с унифицированными ценами.

— Открывается ли взаимный доступ к национальным трубопроводным системам?

— Мы договорились о равном доступе. Но по каждому соглашению оговорен определенный срок переходного периода.

— Насколько длительный?

— Самый длительный – это 2015 год. Ни одно из соглашений в рамках Единого экономического пространства не уходит дальше 2015 года. Соглашения вступают в силу в разные годы, но в итоге мы получаем равный доступ ко всем видам естественных монополий.

— Казахстан планирует экспортировать нефть в Европу по трубам «Транснефти»?

— Россия – наш первый выбор. Будем экспортировать столько нефти, сколько российская трубопроводная система сможет переварить. Европа – серьезный рынок для Казахстана. Мы будем использовать все возможности для экспорта: трубы «Транснефти», КТК, Баку—Тбилиси--Джейхан. Будут продолжаться поставки в Китай. С учетом планов развития нефтяной отрасли, даже всего этого нам не будет хватать. Мы будем приветствовать любое расширение экспортных возможностей.

— Одним из самых противоречивых пунктов повестки дня был вопрос валютного регулирования. О чем вы договорились с коллегами из России и Белоруссии?

— На уровне правительств вопросы валютного регулирования досогласованы. Устно мы уже нашли взаимоприемлемую формулу. Остаются вопросы на уровне национальных банков, и переговоры между ними продолжатся. Но к 9 декабря этот вопрос решится окончательно.

— Взаимоприемлемая формула предполагает глубокую интеграцию систем валютного регулирования?

— Валютной интеграции не будет, мы не поднимаем этот вопрос.

— Тогда что будет прописано в валютном соглашении?

— Общие принципы регулирования и согласованные позиции по валютным курсам. Вопрос о единой валюте Казахстан, по крайней мере, никогда не ставил. Мы принципиально против обсуждения вопроса о единой валюте в обозримом будущем.

— Как центробанки будут согласовывать позиции по валютным курсам?

— Мы будем информировать другу друга о решении вопросов курсовой политики. Но сама курсовая политика останется прерогативой центральных банков каждой из стран. Это суверенное право страны.

— Переход к согласованным макроэкономическим ориентирам в рамках ЕЭП намечен на лето 2011 года (дефицит бюджета в рамках 3% ВВП, госдолг не более 50% ВВП, инфляция не больше 5% от темпов роста цен в стране ЕЭП с наименьшей инфляцией – «Газета.Ru»). Готова ли экономика Казахстана к новым стандартам?

— Все страны достаточно хорошо подготовились, в том числе и Казахстан.

— Исключено ли сокращение социальных расходов бюджета, в том числе на программу повышения качества жизни?

— В Казахстане не будет сокращения социальных программ. У нас достаточно ресурсов, чтобы решать поставленные задачи.

— Как решен вопрос промышленных субсидий?

— Мы договорились о единых принципах субсидирования отраслей на принципах Всемирной торговой организации. Решенный вопрос.

— Жанар Айтжанова (министр экономического развития и торговли Казахстана – «Газета.Ru») вылетает в Женеву на очередной раунд переговоров по вступлению Казахстана в ВТО. О чем будете договариваться?

— Она едет вместе с министром экономического развития России Эльвирой Набиуллиной для того, чтобы проводить согласованные переговоры по нашим позициям в вопросах вступления во Всемирную торговую организацию.

— Какова повестка дня этих переговоров?

— Обсуждаются вопросы вступления в ВТО, с учетом согласованных позиций Казахстана и России. Основная задача – уравновесить наши заявки. Поскольку до определенного периода страны вели параллельные переговоры, не согласовывая свои позиции. Такая ситуация сохранялась до 2009 года. Сейчас идет очередной раунд переговоров – более продвинутый, поскольку мы находимся на финальной стадии процесса вступления в ВТО.

— Какова структура управления ЕЭП? Насколько велики полномочия секретариата комиссии Таможенного союза?

— У нас есть комиссия, в которую входят 3 вице-премьера. По большому счету это орган, который решает все вопросы. Задача секретариата заключается в подготовке документов. В процессе формирования Единого экономического пространства возможности комиссии будут расти.

Почему в качестве примера для Единого экономического пространства выбран Евросоюз, который сейчас испытывает большие трудности?

— Другого примера — более удачного — не было!

— Чиновники Таможенного союза освобождены от досмотра на границах. Будут ли освобождены от досмотра обычные люди – граждане союзных государств?

— Да. Мы договорились, что с 1 июля 2011 года в рамках Таможенного союза таможенного досмотра не будет ни для кого.

— Формирование Единого экономического пространства повлияет на темпы и масштабы программы ПФИИР (план индустриализации Казахстана – «Газета.Ru»)?

— ПФИИР рассчитан на 5 лет, до 2014 года. На этот срок выпал переходный период в процессе формирования Единого экономического пространства. Негативного влияния не будет, наоборот, появляется больше возможностей. Для казахстанских предприятий открываются рынки России и Белоруссии. Компании получают возможность сбывать свою продукцию на равных конкурентных условиях на всей территории ЕЭП.

— Российский капитал интересуется инвестиционными проектами в Казахстане?

— Российские инвесторы принимают участие в программе. Это «ИнтерРАО» и «Трансмашхолдинг». Сейчас мы ведем переговоры с корпорацией «Еврохим»: она будет работать в Казахстане. Идут переговоры с рядом других российских предприятий.

— Решен ли вопрос о продаже БТА-банка российскому Сбербанку?

— Окончательно не решен. Мы находимся в процессе переговоров. Пока вопросов больше, чем ответов.

— Какова схема раздела активов между акционерами «Полюс золота» и KazakhGold? Поддерживает ли правительство Казахстана план урегулирования данного конфликта?

— Это внутреннее дело акционеров. Но если будет найдено взаимоприемлемое решение, мы его поддержим. Обсуждать схему я сейчас не готов, так как документы в правительство представлены не были. Были только разговоры. Но если это взаимная договоренность, мы ее поддержим.

— Как в правительстве Казахстана оценивают эффективность работы Каспийского трубопроводного консорциума? Стабилен ли состав акционеров КТК?

— Я думаю, что в последний год в этом направлении было достаточно много подвижек. Я считаю, что это стабильно работающий, хороший проект. Он будет развиваться, в том числе расширять мощности.

— Почему не состоялась продажа Павлодарского НПЗ российско-британскому концерну ТНК-ВР? Интересуется ли этим активом «Газпромнефть»?

— Ни ТНК-ВР, ни «Газпромнефть» не проинформировали меня о том, что они заинтересованы в покупке или, напротив, в отказе от покупки Павлодарского НПЗ. Если это и происходило, то только на уровне коммерческих компаний. До серьезного уровня – до правительства – дело не доходило.

— Видите ли вы потенциал в Прикаспийском трубопроводном проекте?

— У этого проекта есть большой потенциал, но, к сожалению, он не реализован.

— Может быть реализован?

— Прикаспийский проект начался раньше, чем проект строительства газопровода из Туркменистана в Китай. Но по последней трубе газ уже идет в Китай, а Прикаспийский пока только в планах. Я думаю, что в целом это связано с уровнем потребления газа в Европе. Он существенно снизился. Возможности экспорта газа со стороны газодобывающих стран, соответственно, тоже снизились. Жесткая потребность в этом проекте сократилась. Хотя в перспективе это многообещающий проект.

— Аналитики International Energy Agency говорят об утрате интереса к поставкам газа на Оренбургский завод со стороны Казахстана. Причина – подключение к трубопроводу Туркмения — Китай. Это действительно так?

— Оренбургский проект тесно связан с Карачаганакским месторождением. Поставки в Оренбург и трубопровод в Китай – это разные вещи. Сотрудничество с оренбургским заводом будет развиваться, но для этого потребуется решение ряда внутренних вопросов в Казахстане.

— Каким будет результат председательства Казахстана в ОБСЕ? Чего вы ожидаете от декабрьского саммита?

— Я думаю, что сам факт председательства Казахстана в ОБСЕ, как страны бывшего Советского союза, страны транзитного периода, — это большой успех. А признание бывшего советского государства в качестве лидера – это уже результат.

Второй момент – впервые за последние 11 лет после стамбульского саммита 1999 года проводится саммит глав государств, и он проходит в Астане. И третье – те вопросы, которые предлагаются к обсуждению на саммите, касаются не только традиционных и, несомненно, очень важных тем демократизации и прав человека, но и стабильности в самом широком смысле. В том числе стабильности в Центральной Азии, включая ситуацию в Афганистане. Это очень важно.

— Коснетесь борьбы с наркотрафиком?

Будут обсуждаться и проблемы наркотрафика. Также в повестке дня так называемые «замороженные конфликты». В том числе будет обсуждаться участие президента России Дмитрия Медведева в урегулировании конфликтов между Азербайджаном и Арменией, а также Молдавией и Приднестровьем. Сегодня я провел беседы с руководителями правительств этих республик. И могу сказать: у всех есть ожидания, что по результатам саммита будут определенные подвижки в процессе решения проблемы «замороженных конфликтов». Если так произойдет, это станет еще одним большим успехом председательства Казахстана в ОБСЕ.

Сегодня я Владимиру Владимировичу (Путину – «Газета.Ru») напомнил, что в 2004 году Содружество Независимых Государств проголосовало за Казахстан как коллективного председателя ОБСЕ. Поэтому проведение саммита в Астане – это успех всего СНГ.

— Вы откроете доступ к сервису LiveJournal?

— Казахстан уже открыл доступ к «Живому журналу». Давно, около 5 дней назад.

— Казахстан действительно переходит на латиницу?

— Вопрос трансформации казахского языка на какой-либо другой шрифт обсуждается, наверное, последние 20 лет. Хотел бы напомнить, что казахский язык и на сегодняшний день имеет 3 шрифта. Казахи, которые живут в Казахстане, пишут кириллицей. Казахи, живущие в Европе, используют латиницу. Потому что латиница уже была нормой казахского языка в 1930–1940-х. Казахи, которые живут в Китае, пишут арабским шрифтом. Потому что арабский шрифт был казахским до 1928 года. У одного языка уже есть 3 шрифта. Я думаю, что вопросы языка очень чувствительны. К ним надо подходить очень аккуратно и очень взвешено.

— Стоит ли подходить вообще?

— Я думаю, что сейчас у нас много других, более важных задач, чем разговоры о переводе казахского языка на латиницу.

— В Казахстане параллельно с Россией идет реформа МВД. У вас есть результаты?

— В Казахстане идет реформа всей правоохранительной системы. Есть некоторые результаты административного порядка и набор поправок по либерализации и гуманизации уголовного законодательства. Говорить о конкретных результатах пока рано.

— Возможно ли распространение интеграционных процессов в рамках ЕЭП на правовые системы, например унификация уголовного законодательства?

— Такова цель.

— Уголовные кодексы будут сближаться?

— Мы пока об этом не говорили. Но моя позиция – это было бы правильно. Чтобы на следующем этапе произошла гармонизация уголовного законодательства.