Пенсионный советник

Светопреставление и другие мелочи жизни

Выставка «Страховой случай» в галерее «Ковчег»

Велимир Мойст 18.02.2012, 12:31
Выставка «Страховой случай» в галерее «Ковчег» Галерея «Ковчег»
Выставка «Страховой случай» в галерее «Ковчег»

Выставка «Страховой случай» в галерее «Ковчег» повествует о бедах, катастрофах и мелких несчастьях языком изобразительного искусства.

Формально этот проект посвящен небезызвестному пророчеству, связанному с календарной системой племени майя. Правда, специалисты уже провели разъяснительную работу и утешили население планеты: мол, 2012 год оказался в древнеиндийском летоисчислении последним исключительно по недоразумению. Ответственным за эту работу просто надоело высекать иероглифы на неподатливом камне, и они остановились в произвольный момент, решив, что чересчур долгосрочный прогноз все равно никому не пригодится.

Так что тема неминуемой глобальной катастрофы с повестки дня временно снята, но осадок остался.

Очередной фальстарт с концом света послужил сценарной основой для сугубо художественного проекта. Необоснованный кликушеский пыл дал кураторам галереи «Ковчег» почву для иронии, так что предъявленный ими реестр несчастий едва ли стоит принимать близко к сердцу. А вот линия изобразительного качества блюлась довольно строго, и о ней можно говорить всерьез. Российское искусство ХХ века преподнесено здесь хотя и в несколько экстравагантном ракурсе, однако без скидок на тревожную занимательность сюжетов.

Будь то литография Казимира Малевича «Смерть человека одновременно на аэроплане и железной дороге», раннесоветское произведение Николая Чернышева «В голодный год» или недавнее полотно Константина Сутягина «Хороним патриарха Алексия II» – всюду на первый план выходит скорее эстетика, нежели событийность.

Правда, устроители не преминули раскинуть ворох дежурных плакатов по технике безопасности типа «Закрепи крышку люка» или «Проверяйте грузозахватные приспособления», но эта вставная новелла служит лишь напоминанием о заявленной теме. Увлекшись ею с головой, зритель рискует пропустить самое интересное – хитросплетение авторских манер и тонкие исторические аллюзии.

Иногда камертоном может служить и отсутствие звука.

В данном случае обращает на себя внимание отсутствие каких-либо сюжетов, связанных со Второй мировой войной.

Это не кураторская оплошность, а намеренная установка. Если из контекста изъяты бедствия войны, значит расчищено поле для интеллектуальной игры. По ее правилам и организовано зрелище. В холсте Олега Филиппова «Пожарные» внимательный созерцатель обнаружит отсылку к античному «Лаокоону», в работе Натты Конышевой «Год обезьяны» найдутся едва ли не босховские фантасмагории, в изобразительном сериале наивного художника Сергея Степанова «Гибель моего зятя Твердохлеба Геннадия» прочитаются концептуалистские мотивы. Очень многое в экспозиции оказывается не вполне тем, чем кажется на первый взгляд. Это ощущение визуальной зыбкости и смысловой неочевидности представляется даже более важным, чем сама по себе интрига «страховых случаев». Конец света, может, и не настанет в ближайшем будущем, но нехорошие предчувствия человечество не покинут в любом случае. Преодолеть их по методу «клин клином вышибают» непросто, но все-таки реально.