Эх раз, еще раз...

Путин объявил новый конкурс на строительство Мариинки

ИТАР-ТАСС
Премьер-министр РФ Владимир Путин поручил подготовить и провести новый конкурс по выбору облика нового здания Мариинского театра в Санкт-Петербурге.

Сегодня Владимир Путин разрубил наконец гордиев узел, завязавшийся вокруг строительства нового здания Мариинского театра. Точнее сказать, отрезал торчащие концы и приказал вязать все заново. Потому как решение премьера РФ гласит: «Считаю необходимым провести в самые короткие сроки конкурс на выбор архитектурного решения и последующую разработку проектно-сметной документации». Именно такими словами сегодня подвел черту Путин на совещании по вопросу строительства Мариинского театра.

Похоже, строительство второй сцены главного питерского театра переходит из разряда долгостроя в разряд анекдотов.

Вся эта история, напомним, началась шесть лет назад, в 2003 году. Вернее, началась она еще раньше, с подзабытых уже «мусорных мешков» Мосса, но самое громкое событие случилось именно тогда. СМИ в тот год захлебывались от восторга: первый крупный международный архитектурный конкурс с именитыми участниками, победа архитектора с мировым именем — француза Доминика Перро, одобренный президентом государственный заказ на $100 млн.

Потом, как положено, начались проблемы. Проект Перро оказался вовсе не так хорош, питерцы, как это у них принято, начали дружно протестовать, у архитектора начались проблемы с российскими властями, проблемы становились чем дальше, тем больше, пока наконец в 2006 году Главгосэкспертиза не приняла предоставленный Перро проект рабочей документации.

Француз с мировым именем, три года убивший на этот проект, окончательно получил отставку и, думается, проклял нас самыми страшными словами.

Властями же был объявлен конкурс на доработку предоставленной документации.

В 2007 году конкурс выиграло ЗАО НПО «Геореконструкция-фундаментпроект». При этом заявлялось, что архитектурная часть проекта Доминика Перро будет сохранена. Но и эту компанию в мае 2008 года отставили в сторону, поскольку Северо-Западная дирекция по строительству, которая является заказчиком работ, сочла, что генпроектировщик не способен обеспечить весь процесс проектирования на должном уровне, не справляется с объемом поставленных задач, что приводит к задержке выдачи необходимой документации и срывам сроков строительства. Летом был выбран новый генпроектировщик — им стало КБ высотных и подземных сооружений.

В ноябре прошлого года министр культуры Александр Авдеев и худрук-директор театра Валерий Гергиев официально заявили: «золотого купола» Перро, бывшего основой этого проекта, над новой Маринкой не будет.

Но, что будет, не сказали.

Начались пляски вокруг нового проекта. Господин Гергиев всячески лоббировал упрощенный вариант, сделанный канадским бюро Diamond & Schmitt Architects. Но питерские власти и Северо-Западная дирекция по строительству категорически против. Министр культуры Авдеев заявил, что хотел бы видеть еще один «императорский театр», и тут же, как по волшебству, появился очень традиционный проект московского отделения ВООПИиК. Его автор Алексей Денисов известен в основном тем, что возглавлял проектирование храма Христа Спасителя в Москве. Тут вмешались СЗД и Смольный, огорошив всех заявлением, что в их портфеле собрано более десяти предложений российских и западных архитектурных бюро.

Прекратить все эти дрязги и, как в детской считалке, ткнуть пальцем «это будешь, верно, ты!», согласно федеральному закону о госзакупках, мог только один человек — президент РФ.

Но и здесь комедия продолжилась. Дмитрий Медведев брать на себя ответственность не стал. Зато 24 марта Госдума в пожарном порядке внесла поправку в закон, и определять «единственного поставщика для государственных нужд» получил право не только президент, но и правительство РФ. 4 марта поправка вступила в силу, и вот уже объявлено, что сегодня премьер-министр Владимир Путин лично решит вопрос.

Решил. Объявил новый конкурс, основное условие которого — соблюдение сроков строительства театра (окончание — в 2011 году) и сохранение первоначальной сметы расходов, при этом архитектурное решение должно быть реализовано на базе проведенных строительно-монтажных работ. Кроме того, чтобы хотя бы ограничить денежный поток, утекающий в эту «мариинскую впадину», премьер посчитал «целесообразным по предложению финансовых учреждений открыть специальные счета, чтобы финансовая сторона (строительства) находилась под нашим постоянным контролем».

Похоже, от считалок уже перешли к потешкам: жил-был царь, у царя был двор, на дворе был кол, на колу мочало – эта песня хороша, начинай сначала.