Пенсионный советник

Бекмамбетов ценой в 30 «Дозоров»

В прокат выходит «Особо опасен»

Сергей Синяков 23.06.2008, 11:36
outnow.ch

В прокат выходит «Особо опасен» — эффектный голливудский дебют автора «Ночного дозора», доносящий до зрителя грустную мысль, что хорошей работы не бывает в принципе.

Жизнь рядового офисного клерка Уэсли (Джеймс Макэвой), довольно юного, но уже имеющего специфический житейский опыт, благодаря которому любое новое унижение не кажется вам чем-то из ряда вон выходящим, драматична и в то же время однообразна. В конторе его изводит, клацая степлером над ухом и попрекая недостаточным рабочим энтузиазмом, жирдяйка-начальница. Дома ждет мебель IKEA и неопрятная блондинка, которая в строгом соответствии с кодексом подружек всех аутсайдеров мирового кино спит с его единственным приятелем. Об очередной измене Уэсли узнает, нащупав у кровати смятую банку из-под любимого товарищем энергетического пойла или когда тот стреляет у него мелочь на презервативы.

Худо-бедно, но все ж таки налаженный быт героя летит в тартарары, когда, явившись в супермаркет пополнить запасы таблеток от нервов, он натыкается на обильно татуированную красавицу Фокс (Анжелина Джоли).

Улыбнувшись для порядка, девушка хватает менеджера, как солдат ребенка, засовывает его чуть ли не подмышку, извлекает откуда-то автомат и принимается крошить пулями полки с продуктами, норовя достать так же не по-будничному вооруженного незнакомца. После десятиминутной автомобильной погони (пролетая над баррикадой из полицейских машин, патологически вежливый, что с неудачниками случается, Уэсли крикнет: «Простите!») герои оказываются в удивительном месте, в равной степени напоминающем гараж Сыроежкина, замок Хогвартс и швейную фабрику «Большевичка». Аналогии с последней не случайны.

Здание оказывается тайной штаб-квартирой древнего Ордена ткачей, которые последние полторы тысячи лет ничего уж не шьют, а убивают незнакомых людей, имена которых узнают, хорошенько вглядевшись в неустанно производимую старомодным станком Ткань Судьбы, контролирующую равновесие добра и зла в нашем мире.

Несколько леденяще благожелательный, как оно обычно бывает с героями Моргана Фримена, пожилой негр Слоан объясняет Уэсли, что его недавно погибший отец был членом братства, а поскольку необходимые киллерские качества передаются генным путем, молодому человеку неплохо бы занять вакансию и отомстить Кроссу (Томас Кречманн), собственно, и убившему родителя. Предложение подкрепляется доставшимся по наследству семизначным пополнением на банковской карточке, и герой, исполнив в конторе тот прощальный бенефис с клавиатурой по чужим зубам, который рисует себе в уме всякий младший клерк, подписывается на ускоренный курс обучения папиным навыкам. Придется нелегко. Папа, даже будучи в возрасте, бегал по коридорам так быстро, что из дверей всех окрестных кабинетов натурально выдувало бумаги.

Основанный на серии комиксов Марка Миллара и Дж. Г. Джонса голливудский дебют Тимура Бекмамбетова являет собой ровно то, чего и следовало ожидать при раскладе, когда неизбалованному талантливому человеку выделяют под проект сумму, за которую он мог бы снять под тридцать «Ночных дозоров» (150 миллионов на «Особо опасного» против 4,2, в которые обошлись съемки первого «Дозора»).

Итак, это развеселый парк аттракционов, не прослоенный спонсорскими пельменями (узнаваемый энергетик в «Особо опасном» хлещет только подоночный дружок Уэсли, и такой продакт-плейсмент представляется даже в чем-то трогательным), где главный автомобильный кунштюк выполняет не Жанна Фриске в «Мазде» на фасаде «Космоса», а Джоли, вкатывающая на «копейке» в вагон румынской электрички.

Помимо фетиша советского автопрома за русский дух в фильме отвечает молчаливый и немножко сумасшедший герой Константина Хабенского (он отмачивает израненных бойцов в ваннах с парафином, тонизирует их водкой и умирает не самой худшей смертью при неэффективных, зато энергичных попытках героини Джоли сделать ему искусственное дыхание). Плюс изготовленные специально для русской версии мелкие цифровые нюансы вроде таблички «Спасибо за покупку», банкоматов, на запрос о двадцатке сигнализирующих «Ты последнее чмо», и выбитых зубов, которые рапидно складываются не в общечеловеческое «Fuck You», а в «Пошел на х..».

Наряду с такими фирменными фишками, как резиновые игрушки на приборной панели, Бекмамбетов сохраняет в «Особо опасном» и свое отработанное на «Дозорах» понятие хэппи-энда, где счастье довольно призрачно и совсем не очевидно.

Убивать людей — занятие, нет слов, более развлекательное, чем тупить у монитора в фанерной клетушке.

Однако постепенно выясняется, что душишь их, душишь, но глянешь вокруг себя, и становится понятно, что в жизни-то ничего особо не изменилось, а новая увлекательная работа есть, в общем, те же зайцы, только в профиль. И у коллег вокруг, будь они хоть ткачи, хоть каменщики, хоть еще какие инспекторы ГИБДД, все как у людей. Сплошная бюрократия, подковерная возня да коррупция с особым цинизмом. А потому не удивительно, что, уволившись из братства довольно радикальным, но единственным возможным для таких организаций способом, Уэсли подается в кустари-надомники.