Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Потепления не ожидается

17.02.2014, 08:17

Ирина Ясина о том, связан ли спорт с политикой

По случаю визита господина министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера немецкое посольство в Москве собрало на встречу с ним правозащитников. Это обычная практика, когда высокий гость хочет получить информацию о происходящем в стране не только из заявлений МИДа и рассказов официальных лиц.

После встречи с правозащитниками г-н Штайнмайер должен был ехать в Ново-Огарево. Мы все собрались вовремя, но извиняющиеся сотрудники посольства сообщили нам, что Путин поменял время встречи и министр иностранных дел укатил к нему, а с нами встретится после. Людмила Михайловна Алексеева расстроилась: ей казалось важным рассказать заморскому министру про то, что здесь происходит, до встречи с Путиным. Но не удалось.

Не знаю, опоздал Путин на сей раз или нет, но прождали мы министра Штайнмайера больше двух часов. А когда он приехал, разговор получился довольно интересным. Отвечая на вопросы высокого гостя, ты сам порой формулируешь вещи, которые до сих пор в линеечку не выстраивались.

Я поблагодарила немецкого дипломата за ту роль, которую Германия сыграла в освобождении моего друга и бывшего начальника Михаила Ходорковского.

Министру это было приятно, но он в ответ задал мне вопрос, означает ли освобождение Ходорковского «потепление» политического климата в России?

Я ответила: не означает. После освобождения Толоконниковой и Алехиной, Ходорковского и небольшого количества других оппозиционеров, попавших под амнистию, надежды на либерализацию появились сами собой. Но, как заявил президент, отвечая на схожий вопрос в Сочи, не надо связывать спорт с политикой. Во всяком случае, я так поняла его ответ на вопрос журналиста о «потеплении» перед Олимпиадой. Что, собственно, означает то, что президент наш по-прежнему выбирает ту линию, которая исключительно ему представляется верной. Невзирая ни на кого.

О какой либерализации может идти речь, если мы ждем приговора для ребят, сидящих по «болотному делу». Собственно, 21 февраля мы и узнаем, есть либерализация в нашей стране или нет.

В последних словах, прозвучавших из уст этих замечательных, с моей точки зрения, людей, никто из них не признал себя виновным. Тем не менее никто из тех, кто следит за процессом, ничего особо утешительного не ждет. Особенно вспоминая жесткий приговор Максиму Лузянину, который признал себя виновным за скол зубной эмали у представителя правопорядка.

Мы видим, как на наших глазах происходит удушение чуть ли не единственного независимого информационного телеканала «Дождь». За короткое время количество домохозяйств, подключенных к «Дождю», сократилось с почти двадцати миллионов до двух. Может быть, кто-то и верит в то, что все эти отключения произошли потому, что кабельные операторы единодушно и одномоментно вдруг оскорбились, но лично я в это не верю.

К своему счастью, я обнаружила, что мой телевизор Samsung умеет подключаться к «Дождю» по интернету самостоятельно, но это мое личное счастье тоже вполне скоро может закончиться. Просто потому, что количество рекламного времени, которое покупают рекламодатели, может очень быстро сократиться из-за того, что сократилось количество абонентов.

Плохая новость выходных тоже никак не вписывается в желаемую либерализацию. В Воронеже арестован гражданский активист, в прошлом сотрудник милиции Роман Хабаров.

Я знаю Рому лично. Голубоглазый милиционер слушал наши семинары, когда еще существовала «Открытая Россия» Ходорковского. Я еще удивлялась, каким ветром занесло к нам человека в погонах. Он, конечно, на семинары ходил в гражданке, но его место работы было всем известно, он его и не скрывал. Не помню, по какому вопросу мы с ним сцепились и стали жарко спорить, наверное, это касалось чего-то, что в его тогдашнем мировоззрении вдруг стало колебаться.

А потом Рома Хабаров стал гражданским активистом. Ездил в Москву на все митинги зимы 2011–2012 годов. Работал с воронежским Домом прав человека, оказывал его обитателям бесплатную юридическую помощь. Сейчас Роме шьют очень плохую статью. По ней он может загреметь на десять лет.

Никак не похоже это все на либерализацию. И я глубоко уверена, что освобождение Ходорковского было выгодно Путину лично. Третье дело не клеилось, а по второму срок освобождения был близок. И если бы Ходорковский вышел, просто отсидев свое, Путин уже не был бы благодетелем с безграничной властью.