Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ни войны, ни перезагрузки

Вражды между Россией и США не предвидится

«Газета.Ru» 15.04.2013, 19:00
Визит помощника Обамы не омрачился «битвой списков» Jewel Samad/AFP/Getty Images
Визит помощника Обамы не омрачился «битвой списков»

Обмен России и США «черными списками» невъездных граждан в рамках «акта Магнитского» не вызовет принципиального ухудшения двусторонних отношений. Оставаясь очевидными антагонистами на уровне риторики, имея давно известные точки непримиримых разногласий, наши страны тем не менее не откажутся от дипломатических контактов и экономических проектов.

Советник президента по национальной безопасности Томас Донилон доставил в Москву послание Барака Обамы Владимиру Путину. Этот визит был запланированным, но из-за произошедшей в выходные публикации «списка Магнитского» и ответного перечня России появились опасения, что встреча окажется напряженной, а темой станет «война списков» и ее влияние на дальнейшие перспективы «перезагрузки». Однако к переговорам Донилона с российскими коллегами даже ненадолго присоединился сам Путин, хотя по рангу формально не должен был встречаться с советником президента США.

По итогам переговоров помощник президента России Юрий Ушаков заявил, что, несмотря на обмен «черными списками», разговор президента с Донилоном носил положительный характер, «как и характер тех сигналов, которые нам посылает сейчас администрация Обамы». «Что касается нашей стороны, то, как было подчеркнуто президентом, мы, конечно, эти позитивные сигналы подхватим», — сказал Ушаков.

В данном случае это не просто обычная дипломатическая корректность. В послании президента США Барака Обамы Владимиру Путину речь идет о военно-техническом сотрудничестве, среди прочего затронуты вопросы ПРО и ядерных арсеналов, сообщил Юрий Ушаков. А далее произнес ключевые слова, показывающие, что США и Россия объективно не воспринимают друг друга в качестве реальных противников: «Также есть соображения в торгово-экономической сфере… Они идут в развитие той идеи, которую высказал Путин на встрече с Обамой в Лос-Кабосе, когда подчеркнул, что прежде всего нам нужно создавать страховочную сетку, которая будет нам помогать в трудные моменты, когда политическая конъюнктура создает какие-то сложности».

Фактически в этом контексте «акт Магнитского» и является той самой политической конъюнктурой, создающей «какие-то сложности».

Что касается практических отношений, то стороны подтвердили главные дипломатические договоренности — о встрече Обамы и Путина на полях июньского саммита G8 в Северной Ирландии и о полномасштабных переговорах двух президентов на сентябрьском саммите G20 в Петербурге. Две встречи за год между президентами России и США сами по себе, независимо от их результатов показывают, что наши страны не собираются вступать в новую «холодную войну». А реакция на «акт Магнитского» в России, как и кампания с запретом усыновления российских детей американцами, рассчитаны скорее на внутреннее употребление. Российские обыватели привыкли к тому, что власть представляют Америку «врагом номер один».

В качестве того, что Ушаков вслед за Путиным назвал «страховочной сеткой» в торгово-экономической сфере, достаточно привести только один пример — сотрудничество крупнейшей отечественной государственной нефтяной компании «Роснефть» с крупнейшей нефтяной компанией мира, американской ExxonMobil.

В январе 2011 года ExxonMobil подписала с «Роснефтью» соглашение о совместном освоении углеводородных запасов на шельфе Черного моря. А уже в конце августа того же года «Роснефть» заключила с ExxonMobil соглашение о стратегическом партнерстве, допускавшем американцев к освоению арктического шельфа. В феврале 2013 года Exxon получила от «Роснефти» лицензии еще на 7 месторождений. Допуск американской компании к освоению запасов нефти в России — вернейший признак того, что нынешняя российская политическая верхушка не считает США реальным политическим противником. Врагов к разработке стратегических ресурсов обычно привлекать как-то не принято.

Понятно, что в российско-американских отношениях трудно ожидать новой «перезагрузки» или «оттепели». Разногласия двух стран по некоторым проблемам — финансированию некоммерческих организаций, размещению объектов системы американской противоракетной обороны в Европе, отношению к правам человека — выглядят практически непреодолимыми.

Но при этом очевидно, что между Россией и США в силу несопоставимого экономического веса не может быть и глобальной конкуренции за мировое первенство или тотальное влияние на международную политику. Более того, даже Штаты не в состоянии влиять на современную политику в одиночку.

Так что нас по-прежнему ждет антиамериканизм заявлений и локальных действий российских политиков в качестве популистского прикрытия внутренних проблем страны. Едва ли и американские политики воздержатся от публичной критики России, явно все сильнее отдаляющейся от стандартов западной демократии. Но при этом наши нефтяные компании будут вкладывать в совместные проекты миллиарды долларов, а президенты встречаться по заранее согласованным графикам.

В общем, отношения России с Америкой будут развиваться по формуле Владимира Высоцкого: «И не друг, и не враг, а так…»