Троллейбус Ельцина

Троллейбус Ельцина давно отправлен на металлолом

Артем Карлов
Россияне смирились с социальным неравенством и перестали считать деньги в карманах власти.

Двадцать лет назад граждан Страны Советов до революционного зуда раздражали номенклатурные «Волги» и закрытые спецраспределители. Десять лет назад поборовшего советские привилегии Ельцина кляли за то, что рыночными реформами он породил кучку олигархов и довел остальной российский народ до нищеты. 67% россиян в 1999 году считали справедливым выдвинутое думской комиссией по импичменту обвинение Ельцина в геноциде против собственного народа. Четыре года назад любимой предвыборной темой политиков было перераспределение национальных богатств между всеми россиянами через так называемую природную ренту и восстановление социальной справедливости. Показательный процесс над ЮКОСом был воспринят многими гражданами с энтузиазмом социального возмездия.

И оно свершилось. После выборного цикла 2003-2004 годов неправедно приватизированные национальные богатства по-честному были распределены между госкомпаниями, возглавляемыми особами, приближенными к вновь переизбранному главе государства. Попранная в 90-е справедливость восстановлена путем монетизации льгот, принятия Жилищного кодекса, по которому и богатые в рублевских дворцах, и бедные в хрущевских хижинах должны сполна платить за свое жилье и нести расходы по его содержанию и ремонту. Залакирована реформа образования, в результате которой с 2004 по 2007 годы количество бюджетных мест в вузах уменьшилось на четверть. Усилена экспериментами сфера здравоохранения, после чего количество бесплатных медицинских услуг еще сократилось.

Да зачем дармовые услуги стремительно богатеющему российскому населению? Еще в прошлом году количество миллионеров превысило стотысячный рубеж. И сегодня чуть ли не на каждую тысячу жителей приходится по персональному толстосуму. А ниже официальной черты бедности (4400 рублей) теперь живет всего-то 14% населения (в 2000-м — 40%). Да и они, по мнению чиновников, бедняки весьма условные. И трехтысячная пенсия для российской провинции не бедность, а богатство. На днях глава Пенсионного фонда Геннадий Батанов заявил: «В отдаленных уголках как говорят: если в семье два пенсионера, то это уже семья олигархов».

Но дело не в батановой арифметике. Есть и иные, не столь благостные, экономические расчеты. Согласно им, зависящие от казенной щедрости граждане в эпоху 70-долларовой нефти и третьих в мире золотовалютных резервов могут позволить себе не больше, чем когда за «черное золото» давали червонец, а на бюджете висел внешний долг в $150 млрд. Важно не то, сколько в стране сирых и убогих. А то, как они относятся к сытым и благоденствующим.

За минувшее четырехлетие свершилось главное: умопомрачительное богатство одних и беспросветная бедность других конституированы. Социальное неравенство узаконено и стало нормой жизни.

Въехавший в другую политику и историю на троллейбусе Ельцин проторил дорогу тем, кто «Волгам» и «Чайкам» предпочитает самые шикарные иномарки, а партийным спецателье — наряды от лучших мировых кутюрье. Кому даже и не надо прикидываться бескорыстными и аскетичными «слугами народа».

Два года назад активисты партии «Родина» устроили пикет в поддержку налога на предметы роскоши у автосалона Bentley в Третьяковском проезде. «Богатые люди, которым действительно дорога Россия, должны делиться своим богатством и платить налоги», — взывали родинцы к имущим на фоне сверкающих бамперов.

Bentley блистают по-прежнему, лозунги устарели безнадежно.

И теперь возле тех же витрин митингуют кремлевские «Наши», этот молодежный отряд единороссов, с обращенным уже к недостаточно имущим согражданам библейским призывом «Не завидуй!»

Замена запущенного еще в 90-е, в эпоху первоначального накопления и расслоения, слогана «делиться надо» на другой — «завидовать не надо» — есть отражение новой морали. «Мир — дворцам, смирение — хижинам». Не смог добыть денег на крутую тачку или дачку — пеняй на самого себя, а не на несовершенство общественных отношений, политического режима или неправедную деятельность чиновников и политиков.

Граждане, похоже, смирились. И недоступные своими заоблачными ценами бутики не раздражают так, как некогда колбаса в «магазине, для чужих закрытом». Потому ли, что без Bentley и Tiffany, в отличие от сосисок, можно и обойтись? По непритязательности и терпимости, в которые после всякого бунтарского всплеска надолго впадает загадочная русская душа?

Но ни от Владимира Путина, ни от его чиновников, ни от возглавленных им единороссов имеющий «простой продукт» народ вовсе не требует отказа от пышных кортежей, элитных вилл и костюмов Brioni.

В отличие от порождавших завистливые пересуды совгражданок одеяний Раисы Горбачевой и недовольства россиян чрезмерными тратами на ельцинскую реставрацию Кремля, ни доходы, ни расходы Владимира Путина никто не считает. Квартира в Израиле, купленная им, очевидно, на сэкономленную за несколько лет президентскую зарплату в подарок бывшей учительнице, как и прочие царские дары и жесты Путина, вызывают у обывателей лишь восторг и умиление. Троллейбус Ельцина давно отправлен на металлолом.