Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Юбилеи, которых не было

27.09.2011, 20:51

Слава Тарощина о том, что любой публичный человек, включая политиков самого высокого ранга, исчезая с экрана телевизора, тотчас публично умирает

В последнее время произошло столько событий, сколько не происходило за целый президентский срок. Самые крупные ньюсмейкеры вмиг превратились в героев вчерашнего дня. Еще неделю назад эфир сотрясали звонкие имена Прохорова, Ройзмана, Рогозина, Охлобыстина, а где они все сегодня? Еще недавно казалось, что единственный в нашем отечестве чиновник высокого ранга, который не зависит от предвыборной чехарды, это Алексей Кудрин, друг Путина, блестящий профессионал. Но вот случился громкий скандал с Медведевым, и Кудрина нет на политическом небосклоне, будто никогда и не было.

Публичный человек, исчезая с экрана телевизора, тотчас публично умирает. Эту грустную аксиому подтверждают два забытых юбилея. На днях почти одновременно исполнилось 75 лет Юрию Лужкову и Эдварду Радзинскому. Один исчез с экрана год назад (по высочайшей монаршей воле), второй – совсем недавно (по прихоти судьбы – задавил насмерть в ДТП молодую женщину). Оба лукавых господина – не герои моего романа. Но ведь они были народными кумирами, им внимали толпы людей. Можно только вообразить, какой всенародный праздник в стилистике «Кобзон, звонят колокола!» был бы устроен, если бы Лужков оставался в силе. Не то теперь. Вату молчания прорвали лишь некоторые смельчаки компроматом третьей свежести. Канал НТВ рассказал о том, как экс-мэр отмечает юбилей на вилле Елены Батуриной в Альпах, не забыв украсить торжество нарезкой из прошлогоднего шедевра «Дело в кепке». О Радзинском и вовсе никто (кроме канала «Культура») не вспомнил.

Ну, Бог с ним, с Лужковым. К государственным деятелям у нас счет особый, хотя зачем так долго плевать вслед ушедшему – непонятно. Разве что гонорар еще не весь отработан. Но Радзинский не политик, отчего же его вмиг выдуло из кадра, где он царственно восседал не одно десятилетие? Виноват – судите, непременно судите, несмотря на возраст и болезни, но зачем отрекаться от всего им сделанного? Кто теперь будет исполнять роль главного историографа великой державы? Знаменитый отгадчик загадок истории всегда поражал меня безбрежностью интересов. В поле его зрения попадали все и всё – от Сенеки до Дегаева, от княжны Таракановой до Цветаевой, от Нерона до Сталина, от Моцарта до Николая II. Весь этот бурный поток искрился ошибками, недостоверностью, заимствованиями, уездной театральщиной. Тем не менее пипл, взращенный на скудном пайке «Краткого курса», хавал непривычно пряную пищу с восторгом.

Радзинский – не просто писатель, но единица измерения стремительно деградирующего культурного контекста. Еще лет десять назад его невозможно было слушать без смеха, а сегодня он смотрится Сократом. В стране всеобщей исторической безграмотности, где важным воспитательным актом становится шоу «Имя Россия», каждое слово Радзинского теперь на вес золота. А какова смелость! Пойти против самого Никиты Михалкова (или, бери выше, самого Путина), то есть развенчать всемирно-историческую роль Александра III и Столыпина, на это не каждый отважится. Эдуард Станиславович любит цитировать Чернышевского: «Рабы, сверху донизу – все рабы». Цитата, увы, и сегодня не утратила актуальности в наших широтах.

История (и подобные истории) учат тому, что они ничему не учат. Сегодня два человека, формирующие любой контекст, включая культурный, Путин и Медведев, обмениваются важнейшими государственными постами, как люди обмениваются книгами. Но ведь когда-нибудь их время (вместе с челядью, обслугой, коллегами) тоже закончится. И все те, кто в едином порыве «Единой России» рукоплещут им в «Лужниках», в тот же миг от них отвернутся. Такова национальная традиция. Любой человек, даже самый известный, не стоит и копейки в базарный день, если он нарушает, вольно или невольно, правила игры. Можно, конечно, попытаться обойти традицию, долго-долго чередуя президентское и премьерское кресло, но все проходит, пройдет и это. Просто за длительный срок увеличивается количество компромата, которым на Руси издавна запасаются в промышленных масштабах – как гречкой при советской власти. Тогда в один прекрасный день у венценосных тоже случатся юбилеи, которых не было. Неужели не страшно?