Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Страна, рожденная телевизором

26.07.2011, 20:29

Слава Тарощина о наивности идеи общественного ТВ в России

Нет более смешного бродячего сюжета в наших палестинах, чем общественное телевидение. И тем не менее как только наступают очередные критические дни российской истории (предвыборная кампания — это всегда критические дни), сюжет вновь взбухает. Вот уже и сам президент как бы не против, но так, чтобы всё устроилось неким волшебным образом – без власти, без бизнеса, но при «консолидированном мнении гражданского общества».

Одной фразой Дмитрий Медведев продемонстрировал, мягко говоря, не самое четкое понимание ситуации. Особенно ласкает слух «консолидированное мнение», которого у нас нет даже относительно погоды. Но если президенту великой державы простительны некоторые заблуждения по поводу телевидения вверенной ему державы, то Владимиру Познеру такие заблуждения непростительны. Тем не менее он уже не первый год продвигает идею общественного ТВ, а на днях даже предложил свои услуги по материализации идеи: «Я был бы счастлив, если бы мне предложили этим заняться».

Владимир Владимирович – господин лукавый. Он лучше других знает, что в тандемной реальности данная идея не может быть осуществлена по определению. Не для того власть так долго зачищала поляну, чтобы с легкостью отдать её для блага демократии. Впрочем, не удивлюсь, если общественное ТВ все-таки появится на какой-нибудь крошечной дециметровой кнопке. Опыт телеканала «Дождь», существующего в основном в прямом эфире, показывает, что эксперименты возможны. Власть интересуют только большие числа, на малые она готова закрыть глаза. Но общественное ТВ на то и общественное, что охват аудитории (имею в виду только Россию) должен быть сопоставим с федеральными гигантами, а это уже крамола. Стальная вертикаль власти не допустит конфликт интересов и борьбу мотивов. Ведь федеральные каналы, при всех стилистических отличиях, работают в формате единого Гостелерадио советских времен.

С тех пор как Россия с легкой руки Ельцина ввела институт преемничества, лидеры нации рождаются не в предвыборных дискуссиях, а непосредственно в телевизоре. За истекшие десять лет самые большие успехи власти достигнуты именно на этом плацдарме. Здесь президентов избирают, переизбирают, назначают, сливают в тандемы. Только здесь их рейтинги не зависят от реальной страны, ими управляемой. Наш конвейер по штамповке политических звезд – самый инновационный в мире. Если Путина продвигали год, Медведева – примерно полгода, то на Собянина ушло не больше недели. Когда запас информационных поводов в условиях экстрима быстро исчерпался, растерянный Собянин при свете юпитеров погашал почтовые марки, выпущенные по случаю переписи населения…

Сегодняшняя модель ТВ поистине универсальна. В кадре рождаются одни лидеры нации и уходят в небытие другие. ТВ – лучшая и плодотворнейшая часть вертикали власти, которую затем и строили, чтобы целое могло легко освободиться от неугодных частностей. Примеры Шаймиева, Рахимова, Илюмжинова, Лужкова убедительно показывают: науку расставанья со вчерашними единомышленниками власть усвоила отменно. Послушных награждают, непослушных вроде Лужкова и Лукашенко подвергают «искусственной руинизации» (термин заимствован из градостроительной практики — нет дома, нет проблемы).

Телевертикаль (контролируется государством) и общественное ТВ (контролируется обществом) – антонимы. Телевертикаль — чисто отечественное изобретение: лояльность власти в политическом вещании обменивается на вседозволенность во всех остальных сегментах ТВ. Именно поэтому сегодняшнее российское телевидение – один из самых доходных (после нефти и газа) бизнесов. Кто же все это счастье добровольно отдаст? Одно дело властный тандем, другое – телевизионный. И как благие идеи станут осуществляться на практике?

Возьмем, скажем, один их эффективнейших инструментов создания телеобраза Путина – с его именем связан исключительно победный контекст, будь то строительство новой ГЭС, стремительный рост озимых или триумф «Народного фронта». Значит, на всех каналах существует такая данность, а на общественном ТВ (с его, напоминаю, непременно солидной аудиторией), где с нацией принято разговаривать, а не вещать, вдруг речь зайдет о «Народном афронте»?

А теперь – снова о погоде. Пока ньюсмейкеры рассуждают о высоком, дремлющее гражданское общество получило наконец-то официально разрешенную зону критики. В нынешнем июле, как и в прошлом, погоду критикуют много, дружно, смело. Оформилось и главное течение мысли: неустанно следить за направлением ветра, который решительно никуда не направляется.