Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тупик имени Буржуазной Революции

16.12.2003, 13:07
Андрей Колесников

Что-то я не вижу желающих стать реальной правой оппозицией курсу Кремля — все готовы переуступить эту роль кому-нибудь другому.

Однажды Сергей Кириенко, рассуждая о своих политических взглядах, сказал, что правее его «только стенка». Теперь правые уперлись в «стенку» — зашли в тупик. Долгое мучительное объединение все больше напоминает затянувшийся развод. Единого кандидата, обладающего харизмой и при этом не испытывающего парализующего страха перед действующим президентом, нет. Есть люди, у которых есть или то, или другое, а этого недостаточно, чтобы под имя было собрано 2 миллиона подписей и результат на выборах оказался достойным.

Новых «говорящих голов», на которых бы всерьез обратила внимание публика, тоже нет. Можно проводить «ребрэндинг» и «репозиционирование» демдвижения, но решительно не ясно, как и с кем это делать, каким образом отмобилизовывать коммерческую и правозащитную интеллигенцию, беспечную молодежь и идейных стариков.

У правых нет даже демшизы.

Остались только старые лидеры (других нет) и желание, правда, немного вялое, показать себя через четыре года в рамках программы «Семь плюс семь» (выборы 2007-го и преодоление семипроцентного барьера). Название красивое. Но пока за ним ничего не стоит — даже фантастическая правая Утопия.

Предложения баллотироваться в качестве единого демократического кандидата получили Николай Федоров и Владимир Рыжков. Эти фигуры нельзя назвать свежими, но они в последнем политическом цикле не были сильно засвечены в публичной правой политике. Однако ни тот ни другой, вероятно, не хотят ссориться с президентом, а Рыжков, испугавшись фальстарта, еще и надеется на работу в парламенте в как бы правой депутатской группе.

Все боятся Владимира Путина, и в результате на выборах он может остаться наедине с самим собой и бороться за достижение только одной цели — явки избирателей.

Григорий Явлинский пока выжидает, наблюдая за маневрами СПС и своих соратников по «Яблоку». «Союз правых сил» не желает поддерживать кандидата, который не захотел объединяться перед парламентскими выборами и тоже проиграл. Однако вполне прогнозируемой может оказаться ситуация, когда Явлинский окажется единственным возможным демократическим претендентом — не на президентских пост, а хотя бы на сколько-нибудь осмысленное участие в президентских выборах.

У либералов остается еще несколько вариантов. Например, поддержать на выборах Путина — и аннигилировать. Или выступить за кандидата «против всех». Призвать народ не ходить на выборы. И получить настоящего врага в лице президента.

Замкнутый порочный круг. Тупик имени Буржуазной Революции (поворот направо с улицы Ленина, переименованной в проспект Свободы).

::: Еще один сценарий — Чубайс. Никто пока не доказал, что именно он виноват в поражении СПС. Не исключено, что без этого брэнда поддержка была бы еще менее значимой и позорно низкой. Но и просчитать электоральные последствия его выдвижения тоже невозможно. Успех, мягко говоря, неочевиден. Не говоря уже о том, что этого шага Чубайсу не простит наш одинокий безальтернативный президент («С кем протекли его боренья? С самим собой, с самим собой…»).

Вариант, который, кажется, никто не рассматривал всерьез, — Хакамада. Однако если она не решилась идти даже на выборы мэра Москвы, что было колоссальной ошибкой, то баллотироваться в президенты хотя бы ради того, чтобы партия не стала маргинальной и всеми забытой, и подавно не станет.

Очевидно одно: если правых не будет на президентских выборах, программа «Семь плюс семь» останется красивой метафорой. Либералы останутся в правительстве, в финансово-экономических ведомствах.

Но они будут отсутствовать в политике, и тогда даже их участие в исполнительной власти постепенно сойдет на нет - оставшиеся в силу своего конформизма перестанут быть либералами, превратившись в безликих царедворцев.

Россия без правых либералов к 2007 году — это уже совсем серьезно. Это дилемма между третьим сроком Путина и отвязанным ультранационалистическим лидером. И тот и другой путь означает историческое поражение России, ответственность за которое разделят все лидеры уходящего и надвигающегося политических циклов. Мы слышали очень много разговоров по поводу того, что президенту нужна правая оппозиция. Но что-то я не вижу желающих стать реальной правой оппозицией курсу Кремля — все готовы переуступить эту роль кому-нибудь другому. В этом драма правого движения. И драма президента, превращающегося в невероятно одинокого политика, не способного сформулировать политический курс и политическую философию, заложника собственной «вертикали власти», человека, «равноудаленного» ото всех.

Российская Федерация могла бы стать правой страной, если бы реформы были завершены в срок, если бы «закончившуюся» Византию в одночасье не сменила «бархатная» разновидность инквизиции, если бы правому истеблишменту хватило сил стать ответственной и смелой оппозицией. Последним оправданием компромиссов станет так называемое окно возможностей, которое на короткое время якобы откроется после марта 2004 года. Весной 2000-го оно уже широко открывалось, но его накрепко закрыли, не поменяв даже старые рамы на стеклопакет. За это несут ответственность в том числе и правые политики. Политики с недовыполненной, но исполнимой исторической миссией.