Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Как Америка догнала и перегнала Россию

04.06.2001, 15:11

«Внимание, опасность!» — написано на табличке, установленной на зеленой, аккуратно-идеально-подстриженной лужайке. Это, впрочем, не вся надпись. Вся выглядит примерно так: «Внимание, опасность, здесь живет сексуальный агрессор» (sex offender) . Последнее слово, впрочем, вернее было бы перевести как «домогающийся» или «пристающий», но сути это не меняет: плакат установлен у дома человека, небезупречного с точки зрения сексуального поведения. Так думает о нем окружающее его гражданское общество. Так постановил независимый, претендующий на звание самого демократичного в мире суд. Если говорить еще конкретнее, то дело происходит в чудном городке Корпус Кристи (тело Христово), что в штате Техас.

Плакат установлен по решению местного судьи близ дома некоего 43-летнего Джеймса Вильямса, осужденного условно за то, что гнусно приставал к 15-летней дочери своей подружки. Насколько именно гнусно – неизвестно, но известно, что дочь подружки кроме как морально, к счастью, не пострадала. Еще известно, что приставала приставал к девушке, находясь в нетрезвом виде. Суд признал его поведение недостойным, но в тюрьму не посадил, а постановил установить за ним наблюдение, а на период поднадзорности запретил ему еще и пить. Ну а чтобы, значит, наблюдать было легче, близ дома установлен вышеупомянутый знак.

Аналогичные знаки-таблички установлены еще у домов 13 таких же «маньяков» все того же славного штата Техас, замеченных в недостойном сексуальном поведении по первому разу и также находящихся под наблюдением по решению суда. Соответственно, мамаши настоятельно советуют детишкам обходить помеченные дома стороной, а окружающие соседи щедро удостаивают хозяев презрением. С ними никто не дружит. Гражданское общество отвернулось от него, окатив с головы до ног холодной гражданской ненавистью.

Помимо установки соответствующей таблички поднадзорные также обязываются наклеивать на бамперы своих автомобилей соответствующие стикеры: мол, осторожно, за рулем сексуально озабоченный и агрессивно настроенный водитель. Все происходит в наши дни, а вовсе не в средневековый период охоты за ведьмами. Происходит по решению суда и на основании специального, демократически изданного закона. Один техасский житель, дабы не смог избежать публичной огласки своих порочных пристрастий, был понужден судом к наклеиванию стикера даже на заднее стекло любого автомобиля, в котором он передвигался, включая случайные попутные машины или машины своих друзей. Поскольку в той стране законы и постановления суда лучше всего соблюдать, то он и соблюдает, таская за собой аккуратно изготовленную пластиковую табличку.

Еще в 90-х годах американский конгресс принял закон, согласно которому местные законодательные собрания должны были ужесточить свое местное законодательство по борьбе с сексуальными домогательствами. В 90-е годы Америка, надо признать, вообще сильно подвинулась на сексе, вернее на так называемом харассменте. Одним из проявлений этого самого подсудного харассмента стала совершеннейшая невозможность дать понять (или напомнить) женщине, что она женщина. Другим проявлением той же харассментомании и вышеупомянутого закона стала настоятельная рекомендация предавать широкой огласке имена и адреса лиц, совершивших или покусившихся на сексуальные преступления. То есть это примерно то же самое, что и в стародавние времена, до становления так называемого гражданского общества, на воротах гулящей девки вывешивали соответствующие «опознавательные знаки».

В Техасе, как и в некоторых других штатах, роль ворот выполняют независимые средства массовой информации, обладающие всей полнотой свободы слова, которая всяким там гусинским и не снилась. Так вот, местные газеты Техаса публикуют на видных местах имена, адреса, а также «криминальный послужной список» таких поднадзорных лиц, все то же самое дублируется и на местных Интернет-сайтах. Теперь вот судья постановил еще и таблички написать. Все это делается , разумеется, из самых благих побуждений, прежде всего – во имя детей. Периодически поднадзорные проходят тесты на детекторе лжи, с помощью которых определяется, изжили ли поднадзорные в себе пагубные пристрастия и перестали ли быть опасными для окружающего их гражданского демократического общества в качестве сексуально озабоченных и агрессивно настроенных граждан.

Когда узнаешь обо всех подобных порядках, посещают смешанные чувства. То есть вроде бы налицо некоторый гуманизм: впервые оступившихся не сажают тотчас в каталажку, как у нас в стране, за украденный мешок картошки (а ведь известно, что большинство осужденных в России отбывают наказания за мелкие и бытовые преступления). Им дают возможность исправиться по месту постоянного проживания и под неусыпным контролем гражданского общества, изобилующего великим множеством всяких гуманитарных организаций, в том числе помогающих заблудшим и оступившимся душам встать на путь истинный. Однако практика публичного шельмования и клеймения, даже производимая посредством замечательного независимого правосудия, наводит на грустные размышления о том, насколько все-таки незаметной бывает порой грань между внешне приличным, респектабельным, демократически развитым гражданским обществом и банальным тоталитаризмом, который с маниакальным постоянством зарождается в обывательской среде, одновременно стирая грань между демократическим и тоталитарным быдлом и подавляя отдельно стоящую (или взятую) личность, пусть даже падшую.

Собственно, для того чтобы прийти к таким же нерадостным выводам, вовсе не обязательно отправляться в далекий Корпус Кристи, довольно оглянуться вокруг. Возьмите любую нашу очередь – она глубоко тоталитарна. Тоталитарно любое стихийное обывательское собрание, легко оперирующее выводами типа «выселить к чертовой матери» (по отношению к иногородним, приезжим), «расстрелять» – к той же матери (по отношению к пугающе широким социальным и антисоциальным слоям населения). Лишить, запретить и так далее. Тоталитарна бывает любая группа людей, собравшихся с какой-либо целью или без оной числом больше трех (до трех, включая «на троих» – это демократия).

Одно радует: не все нам догонять Америку. Настал торжественный миг, когда она нас догоняла-догоняла, да вот и догнала. И даже перегнала. Ура, товарищи!