Меценат и растратчик: что погубило Савву Мамонтова

100 лет со дня смерти Саввы Мамонтова

Меценат, покровитель искусств и крупный промышленник Савва Мамонтов открыл миру Врубеля, Коровина, Серова и Шаляпина, оставаясь при этом успешным предпринимателем. Всю жизнь купец разрывался между желанием заниматься искусством и необходимостью контролировать растущие обороты своих компаний. Это и сыграло злую шутку с самым известным миллионером того времени. К столетию со дня смерти Саввы Мамонтова о его жизненном пути рассказывает «Газета.Ru»

Тяга к искусству обнаружилась у Саввы в раннем детстве. Он любил рассматривать альбомы с работами известных мастеров живописи и скульптуры, зарисовки Италии и древних Афин. Мальчик мечтал прикоснуться к этой красоте, однако у его отца, богатого потомственного купца Ивана Мамонтова, были совсем другие планы на будущее сына. Мамонтов-старший собирался прокладывать дороги по всей России и выбрал Савву — третьего и самого младшего — наследником семейного дела. По решению отца ему дали блестящее образование, однако с ранней юности Савву занимало совсем другое.

В своем дневнике школьных времен Савва писал: «В гимназии тоска нестерпимая. Она мне так надоела, что не говорил бы о ней». Отец был в ярости от того, что мальчик постоянно витает в облаках, рисует, поет. Отец нередко наказывал сына за плохие оценки и неоднократные жалобы учителей. Мария Тихоновна, мать Саввы, старалась уберечь сына от побоев, однако отец будущего мецената был убежден: «Чтобы ум в голову перешел, без воза лозы не обойтись».

В 1860 году 19-летний Савва Мамонов поступает на юридический факультет Московского университета. Но все его внимание захватывают не скучные конспекты и законы, а московские театры. Он хочет испытать себя на сцене, проходит прослушивание в драматический кружок. Савву принимают, он репетирует запоем, общается с отцом только в письмах, почти не видится с семьей. Однако молодой Савва понимал, что так не может продолжаться долго, и он не в силах перечить воле отца. В одном из писем Иван Мамонтов так обращается к своему сыну:

«Мне нужен не актеришка, а юрист, которому можно доверить дело. Ты обленился, перестал учиться и предался столичным пустым удовольствиям».

Несмотря на бесконечные конфликты с родными, в 1862 года Савва дебютирует на сцене в пьесе «Гроза» в роли Кудряша. На премьере в первом ряду сидит его отец. Успех постановки был очевиден, отец сдержанно хвалит сына, однако разрешения на актерскую карьеру не дает. Волею судьбы все разрешается само собой: после спектакля отцу пришла анонимная записка с просьбой забрать сына из университета. И дело было не только в его плохой успеваемости.

Крымская война, великие реформы, отмена крепостного права – обстановка в стране была неспокойная. Тайных кружков становилось все больше, а Савва в каждом из них был «своим». Одного появления на подобном собрании уже достаточно, чтобы угодить в полицию. Такой судьбы Мамонтов-отец сыну не хотел. Поэтому он забирает его из университета и отправляет учиться в Баку. Савва со слезами простился с Москвой и мечтой о театре.

В 1864 году Савва посещает Милан и там увлекается пением. Миланский театр даже предлагает ему пару басовых партий, однако романтическое увлечение юноши меняет все творческие планы. Мамонтов встречает Елизавету Сапожникову — свою будущую жену и мать пятерых его детей. В качестве подарка на свадьбу семья Мамонтова дарит молодым особняк на Садовой улице напротив Спасских казарм. Тогда еще никто не знал, что этот дом станет одним из художественных центров Москвы: именно здесь Врубель напишет «Демона», а Шаляпин исполнит свои лучшие партии.

После посещения Италии возвращаться к семейным делам было нелегко. Однако позднее в своих воспоминаниях Савва Мамонтов пишет, что начал уважать семейное дело и постепенно втянулся. Тем более что доход помогал ему поддерживать своих друзей-художников и не расставаться с искусством. Мамонтов-старший скончался в 1869-м, успев передать сыну все дела: Савва Мамонтов становится директором общества Московско-Ярославской железной дороги. Несмотря на обилие дел и повышение статуса в обществе, его снова волнует искусство. Семья только что купила дом в Абрамцеве, и Мамонтов мечтает собрать в нем всех мастеров русского искусства.

В конце 1870-х все именно так и происходит. Сам Мамонтов и его семья учатся у великих мастеров, они ставят спектакли, для которых Савва Иванович пишет пьесы.

Здесь гостили и работали друзья семьи: Репин, Врубель, Антокольский, Поленов. Потом их назовут Абрамцевским братством.

Здесь Серов написал свою самую известную картину — «Девочку с персиками». Ему позировала старшая дочь Саввы Ивановича Веруша. Потом Серов подарил это полотно жене Мамонтова Елизавете Григорьевне, которую называл своей второй мамой. С сына Мамонтова — Андрея — Васнецов писал Алешу Поповича для своих богатырей.

Росписи стен, украшение дома, текстиль — все делалось руками обитателей усадьбы.

«Дом наш принял совсем божественный вид. На всех столах лежат чертежи, рисунки, эскизы… Васнецову церковь не дает даже ночи спать, все рисует разные детали», — вспоминает Елизавета Григорьевна в 1881 году.

После успеха Абрамцева Мамонтов становится одержим новой мечтой — первой частной русской оперой, и успешно воплощает ее, открыв собственный театр. 9 января 1885 года сезон нового театра открывает опера «Русалка» Александра Даргомыжского. Публика в зале была настроена скептически: все только и ждали, что это станет забавным чудачеством миллионера, одержимого славянофильством. Ждали провала, однако премьера прошла блестяще. Первые аплодисменты начались, как только из-за занавеса показались невероятные для того времени декорации Васецова.

Однако новый театр прибыльным не был. Несмотря на это, Мамонтов постоянно вкладывался в новые постановки. Денег на все это не хватало, и Мамонтов занимал их сам у себя: то в железнодорожной кассе, то в заводском. Ничего предосудительного в этом он не видел, ведь был хозяином всех этих дел.

Однако именно это сыграет злую шутку с меценатом. В надежде провести выгодную сделку в 1898 Мамонтов продает 1650 акций Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги Международному банку и получает ссуду под залог акций и векселей. Это был огромный риск, дело закончилось полным крахом Саввы Мамонтова. Сделка не удалась, в июне следующего года Мамонтов не смог расплатиться с кредиторами. Министерство финансов назначило ревизию, в результате которой Мамонтова арестовали. Основное обвинение следствия заключалось в том, что он переводил деньги для объединения и реконструкции заводов со счетов других предприятий, что было нарушением закона. Миллионера обвинили в растратах и многочисленных злоупотреблениях своим положением.

Мамонтов с сожалением вспоминал об этих событиях и утверждал, что в его действиях не было злого умысла.

«Мог ли я знать, что это предприятие обернется таким крахом? Тогда в 1890-м я был владельцем Ярославской железной дороги. Министр финансов Витте навязал мне в аренду Невский механический завод, совершенно разоренный, а взамен обещал строительство новых железных дорог. И зачем я пошел на эту сделку? Но думал-то все сделать по уму, все в одних руках: и дороги, и поезда для них. И деньги появились бы для самого главного – меценатства».

Имущество Мамонтова было арестовано, долги оказались огромными. В результате его отправили в Таганскую тюрьму на три месяца. Кстати, даже там он проявлял себя в творчестве — лепил фигурки охранников по памяти. По окончании следствия было установлено, что Мамонтов денег не присваивал, и его оправдали под дружные аплодисменты находящихся в зале суда.

Однако железная дорога была передана государству, часть акций досталась другим предпринимателям. Все долги были погашены, однако Мамонтов был раздавлен. Он потерял деньги и положение в обществе. С предпринимательской деятельностью было покончено навсегда. Однако до самой смерти Савву Мамонтова окружали талантливые и благодарные друзья. С искусством известному меценату расставаться не пришлось. Скончался Савва Мамонтов в 1918 году.