«Телесных повреждений не обнаружено»

Рабочий из Узбекистана, задержанный по подозрению в участии в экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир» , повесился в московском СИЗО после визита спецслужб с родины

Задержанный по подозрению в участии в экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир» гастарбайтер из Узбекистана повесился в московском СИЗО после визита спецслужб с родины. 19-летний Абдусамат Фазлетдинов пошел на самоубийство из-за психологического стресса, считают правозащитники. Во время незаконного допроса его якобы запугали пытками и большим сроком заключения. В УФСИН не уточняют, кто допрашивал задержанного перед смертью.

Подозреваемый в участии в экстремистской группировке »Хизб ут-Тахрир» житель Узбекистана покончил с собой в московском СИЗО, сообщили во вторник в «Газете.Ru» в правозащитном центре «Мемориал».

По словам представителя центра Светланы Ганнушкиной, 19-летний Абдусамат Фазлетдинов пошел на самоубийство из-за психологического стресса после того, как его запугали сотрудники спецслужб Узбекистана.

Фазлетдинов вместе с четырьмя соотечественниками приехал из Узбекистана на заработки в Калининград. 15 ноября 2012 года он с соотечественниками Рахматуллохом Мухаммадхужаевым, Авазбеком Низамовым, Олимом Джалалбаевым и Хакимом Джалалбаевым отправились домой, в город Наманган, проездом через Москву. Однако в московском аэропорту Внуково при прохождении паспортного контроля всех пятерых задержали. По сообщениям сотрудников полиции, гастарбайтеры были объявлены на родине в международный розыск, как участники запрещенной экстремистской организации. По данным узбекских спецслужб, задержанные являлись членами «Хизб ут-Тахрир» и вносили деньги в фонд «Байтулмол» (в переводе с узбекского — «Общак»), предназначенный для финансирования деятельности джихадистских организаций. Ранее брата Рахматуллоха Мухаммадхужаева Хайрулло и Авазбека Низамова Улугбека арестовали по аналогичному обвинению на родине.

«Мы сказали ребятам, чтобы они обратились за статусом беженца, и объяснили, почему они не могут вернуться домой. Наши ведомства, как правило, отказывают (в статусе беженца. — «Газета.Ru»), после отказа мы обращаемся в ЕСПЧ и это все идет по накатанной дорожке. У меня не было ощущения, что это форс-мажор и нужно немедленно посылать к задержанным адвоката», — сообщила правозащитница Светлана Ганнушкина.

«Почему-то совершенно незаконно в пятницу к пятерым мигрантам в СИЗО в Медведково пустили сотрудников спецслужб Узбекистана. Мальчика запугали до смерти», — рассказала Ганнушкина о причинах гибели Абдусамата Фазлетдинова.

По ее словам, представители спецслужб оказывали давление на всех пятерых заключенных. «Остальные четверо жителей Узбекистана рассказали, что всю пятницу провели со спецслужбами. Те их пугали, угрожали пытками, показывали страшные фотографии, требовали, чтобы они признались в преступлениях, которых не совершали, в частности, что они организовывали ячейки «Хизб ут-Тахрир», — пояснила Ганнушкина. Правозащитница предполагает, что Фазлетдинов поверил, что это все произойдет с ним. Не желая ждать мучительной развязки, он повесился.

Начальник пресс-службы УФСИН по Москве Сергей Цыганков не смог подтвердить «Газете.Ru», были ли в СИЗО № 4 полицейские из Узбекистана, однако рассказал о подробностях суицида. «9 декабря примерно в 14.50 во время раздачи пищи младший инспектор СИЗО № 4 в одной из камер обнаружил обвиняемого Фазлетдинова повешенным в камере на оконной решетке на самодельной веревке, изготовленной из кусков простыни», — сообщил Цыганков. Заключенный воспользовался тем, что двое из его сокамерников были на прогулке, а третий крепко спал. Обнаруживший мигранта инспектор вызвал следователей и врачей. Те попытались вернуть Фазлетдинова к жизни, но было уже поздно. «В учреждение вызвали следственную оперативную группу, «скорую». Телесных повреждений не обнаружено, предсмертной записки тоже», — рассказал пресс-секретарь ведомства.

Сергей Цыганков уточнил, что на профилактическом учете, как склонный к членовредительству, суициду или побегу, погибший не состоял.

Представитель «Мемориала» Светлана Ганнушкина расценила действия спецслужб Узбекистана и сотрудников СИЗО № 4 как незаконные. «Они не имели никакого права действовать на нашей территории. Насколько законны были действия наших сотрудников, которые пустили этих узбеков, это еще один вопрос. Непонятно, почему они в нашем изоляторе допрашивали людей, которые находятся у нас в заключении, и как можно было допустить запугивание людей», — заявила Ганнушкина.

Правозащитница добавила, что некоторые из задержанных мигрантов утверждают, что «впервые услышали словосочетание «Хизб ут-Тахрир», когда их задержали».

Организация «Хизб ут-Тахрир» удостоилась особого внимания российских силовиков во второй половине этого года, после покушения на муфтия Татарстана Ильдуса Файзова в Казани. Тогда состоялись митинги против незаконных массовых задержаний мусульман по следам убийства муфтия, на которых были замечены флаги «Хизб ут-Тахрир». В середине сентября в Башкирии были задержаны шестеро человек, которые распространяли литературу и вербовали новых членов в свою группировку. В октябре в Челябинске в офисе регионального комитета по выборам в Координационный совет оппозиции обнаружили идеологическую литературу.

Организация «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» возникла в начале 50-х годов прошлого века в Пакистане и только в середине 90-х появилась в Центральной Азии, в том числе в России, рассказала член комитета «Гражданское содействие» Елена Рябинина. В 2003 году Верховный суд признал «Хизб ут-Тахрир» террористической вместе с другими 15 организациями. Вскоре было возбуждено первое уголовное дело. «Один молодой человек, узнав о решении Верховного суда (а оно до сих пор не опубликовано), написал запрос в Генпрокуратуру с требованием опубликовать вердикт, чтобы он мог его обжаловать, так как не считал организацию террористической. При этом он разделял взгляды организации. В ответ в отношении него было возбуждено уголовное дело, он получил условный срок, — рассказывает Рябинина. — В 2004 году на восемь лет был осужден узбек, который разделял идеологию организации. Затем правоохранительные органы начали в массовом порядке задерживать людей — как членов организации, так и не причастных к ней». По мнению Рябининой, с одной стороны, подобное ужесточение придавало популярности идеям «Хизб ут-Тахрир», делая из ее адептов мучеников. А с другой стороны, сейчас деятельность «отступников» позволяет правоохранительным органам России использовать «Хизб ут-Тахрир» для «имитации борьбы с террористической деятельностью».