«Болотный» генерал всея Руси

Начальник столичного ОМОНа теперь будет руководить российским спецподразделением

Вячеслав Хаустов, долгое время руководивший столичным ОМОНом, теперь будет курировать работу спецподразделения по всей России. Владимир Путин подписал указ о назначении 57-летнего генерал-майора начальником центра специального назначения и авиации МВД. На назначение Хаустова не повлияли многочисленные скандалы, связанные с поведением ОМОНа на акциях протеста.

Экс-начальник центра специального назначения (ЦСН) Москвы генерал-майор Вячеслав Хаустов пошел на повышение. В субботу стало известно, что Владимир Путин подписал указ о назначении Хаустова на должность начальника ЦСН и авиации МВД. Соответствующий документ опубликован на сайте Кремля. Одновременно Путин закрыл ненадолго освободившееся место руководителя столичного ЦСН, в структуру которого входит ОМОН: тем же указом он назначил на эту должность полковника полиции Дмитрия Дейниченко.

Назначение 57-летнего Хаустова руководителем всероссийского центра специального назначения не стало большой неожиданностью.

Хаустов занимал руководящие посты в структуре войск специального назначения столичной милиции, а впоследствии и полиции больше двадцати лет.

Как отмечается в биографической справке на сайте столичного ЦСН, Хаустов поступил на службу в органы внутренних дел в 1976 году. Его выбор сразу пал на специальные подразделения, аналог нынешнего ЦСН, оперативный полк милиции ГУВД Мосгорисполкома. Поначалу он служил рядовым, но быстро пошел на повышение.

Спустя три года после поступления на службу он стал командиром отделения, а затем командиром взвода 2-го полка ППСМ ГУВД Мосгорисполкома. С 1984 года по 1987-й Хаустов работал заместителем командира 2-й роты 2-го полка ППСМ ГУВД. На два года он уходил из спецполка, чтобы послужить инспектором управления охраны общественного порядка Мосгорисполкома. Параллельно со службой Хаустов учился в академии МВД СССР – будущий руководитель ЦСН России закончил ее в 1989 году. Тогда же он вернулся в отряд специального назначения, а в 1991 году стал командиром 1-го оперативного батальона столичного ОМОНа.

Руководить ОМОНом Хаустов начал в 1995 году – сразу после возвращения из командировки в Чечню. На этой должности Хаустов прослужил четыре года, чтобы снова уйти и вернуться уже только в 2006 году на должность командира отряда ОМОНа. Вместе с руководящей должностью в столичном ОМОНе Хаустов работал заместителем начальника милиции общественной безопасности ГУВД по Москве. Когда столичные власти объявили о создании центра специального назначения Москвы (в июне 2011 года), альтернативы Хаустову в качестве руководителя спеццентра не нашли.

За то время, пока Хаустов руководил столичным ОМОНом, бойцы подразделения не раз провоцировали скандалы. Один из самых громких случился в феврале 2010 года, когда журнал The New Times опубликовал интервью с несколькими сотрудниками ОМОНа, которые пожаловались на условия работы и коррупцию.

Бойцы, как отмечало издание, даже написали коллективное письмо тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву с просьбой провести проверку и отреагировать на внештатную ситуацию.

«Мы можем работать по 10–15 дней подряд, по 17–20 часов в день без обеда. Командир батальона полковник милиции Евтиков С. А. с одного сотрудника требует в конце смены трех задержанных, если их нет, то сотрудник лишается премии или мэровской надбавки к зарплате. Полковник Евтиков создал в батальоне свою незаконную подработку. Как часто выражается полковник Евтиков, «вы рабы и должны делать то, что я хочу», — писали омоновцы.

Письмо подписали Алексей Волнушкин, Андрей Стручков, Алексей Попов, Сергей Таран, Михаил Потехин. Копии письма были направлены в департамент собственной безопасности МВД, Генпрокуратуру, администрацию президента, начальнику ГУВД Москвы Владимиру Колокольцеву, командиру отряда генерал-майору Вячеславу Хаустову, а также начальнику МОБ ГУВД генералу Вячеславу Козлову. Хаустов отреагировал на скандал в своем подразделении предельно жестко. Он созвал специальную пресс-конференцию, на которой назвал изложенную в статье журнала информацию клеветой. Вскоре и главные герои материала публично отказались от своих слов.

С постоянной критикой в адрес руководства ОМОНа выступали представители оппозиции и правозащитники, которые сталкивались с работой подразделения на акциях протеста.

Многотысячный митинг на Болотной площади 6 мая 2012 года перерос в столкновения с ОМОНом. От действий сотрудников пострадали десятки человек. В столичной полиции заявили, что травмы получили и омоновцы. На основании показаний последних Следственный комитет возбудил дело по ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Адвокаты обвиняемых по «болотному делу» не раз заявляли о противоречиях в показания бойцов ОМОНа. Защитник одного из фигурантов, Дениса Луцкевича, Дмитрий Динзе вместе с подзащитным направил в Следственный комитет заявление с требованием возбудить уголовное дело по факту ложных показаний. Поводом для заявления стал материал ноябрьского номера журнала Esquire «Каска со счастливым концом», в которой боец Алексей Троерин рассказал о событиях на Болотной площади.

В интервью специальному корреспонденту издания Светлане Рейтер Троерин заявил, что не помнит нападавших. «И здесь — резко, неожиданно — меня затаскивают в толпу, снимают «джетту» (защитная каска. — «Газета.Ru»). Кто снимал — не помню: толпа... Я так сейчас вспоминаю, что вроде один человек с меня шлем сорвал — кажется, выше меня ростом», — заявил Троерин.

На допросе 22 мая Троерин, напротив, досконально описал внешность Луцкевича. «Данный человек выглядел следующим образом: на вид примерно 23—25 лет, спортивного телосложения, рост я его не помню. Каких-либо особых примет в виде татуировок, шрамов я на нем не заметил. Лицо овальное, волосы темные, короткие, растительности на его лице не было. Нос прямой, основание приподнятое; глаза карие, брови густые, сросшиеся. Уши слегка оттопыренные», — подчеркнул боец ОМОНа, вокруг показаний которого, по сути, выстраивается все обвинение по делу Луцкевича.

Луцкевич направил заявление с требованием возбудить дело по ст. 306 (заведомо ложный донос) и ст. 307 (заведомо ложные показания) УК РФ.