«Я извинился. Почему вы подали в уголовный суд?»

Суд допросил лидера ДДТ Юрия Шевчука по делу против Артемия Троицкого

РИА «Новости»
На суде по уголовному делу против музыкального критика Артемия Троицкого, которого экс-сотрудник ГИБДД Николай Хованский обвиняет в оскорблении вручением приза «Свинья-мент-копилка», начался допрос свидетелей. В защиту Троицкого на процессе выступил лидер ДДТ Юрий Шевчук.

В пятницу в мировом судебном участке № 349, где рассматривается уголовное дело против музыкального критика Артемия Троицкого, обвиненного бывшим сотрудником ГИБДД Николаем Хованским в оскорблении, допрашивали свидетелей.

До начала заседания музыкальный критик прогуливался по тротуарной дорожке, беседуя с лидером группы ДДТ Юрием Шевчуком. О победе Хованского в номинации «Дорогу колеснице», что тот и счел за оскорбление, Троицкий объявил 10 ноября 2010 года в клубе Arena Moscow на концерте группы ДДТ, поэтому Шевчук в числе прочих был вызван в суд в качестве свидетеля.

Наконец, секретарь суда пригласила участников в зал. Хованский пришел на заседание с двумя защитниками. После нескольких процессуальных вопросов было решено приступить к допросу свидетелей со стороны защиты.

Первым показания дал лидер московского отделения Федерации автовладельцев России (ФАР) Сергей Канаев.

Антипремию от Троицкого бывший майор получил за поведение после скандального ДТП на Ленинском проспекте, в котором участвовали Mercedes S-500 вице-президента «ЛУКойла» Анатолия Баркова и Citroen C3. Хованский на месте аварии заявил, что виновницей ДТП была погибшая водитель Citroen Ольга Александрина. Канаев рассказал суду об общественном резонансе, вызванном этой аварией. По его словам, заявление Хованского о виновности Александриной ему и его коллегам по ФАР показалось странным. Тогда организация решила провести независимое расследование. Некоторые результаты расследования, выложенные потом на сайте, вызвали большую шумиху. «Общественный резонанс был настолько силен, что 72% людей сомневались в виновности водителя Citroen, — рассказывал Канаев. — В нашей экспертизе отмечено, что действия Хованского предопределяли исход дела. Глава ГУВД по Москве Владимир Колокольцев также заявил, что действия Хованского послужили созданию общественного резонанса. Он сказал, что инспектор превысил должностные полномочия».

Защитник Хованского Андрей Синюков спросил свидетеля, на основании чего тот решил, что бывший майор превысил свои полномочия.

— Если бы Хованский был частным лицом, это было бы частное мнение, — отвечал Канаев. — Если человек в форме высказывает свое мнение, он нарушает административный регламент.

— А если бы он пришел в форме инопланетянина? – парировал адвокат.

— Вы что хотите сказать — что он не был инспектором?

— А вы знаете, что право назначать экспертизы имеют либо органы суда, либо следствия?

— А у нас есть запрет?

Адвокат еще некоторое время поспрашивал у свидетеля, как он оценивает произнесенные Троицким при вручении премии фразы «оборотни в погонах» и название приза «Свинья-мент-копилка», пока судья его не остановила, заметив, что в этом оценка Канаева роли не играет. Свидетеля отпустили.

Следующим в зал суда был приглашен Шевчук.

Лидер ДДТ пояснил, что за проведение концерта, на котором вручалась антипремия, отвечал именно он. Саму премию, по словам Шевчука, они с Троицким придумали вместе, а списки номинантов подготовили журналисты «Новой газеты».

— Троицкий прочитал то, что дали журналисты, — объяснял лидер ДДТ. – И, как художественная натура, Артемий от себя добавил несколько слов. Мата не было, лично Хованского никто не оскорблял. Выражение «оборотни в погонах» есть во всех газетах. Все слова носят общий характер, не личный.

— Юрий Юлианович, лично к вам у меня нет абсолютно никаких претензий, — с места заверил музыканта Хованский.

— Вы меня – помните? — поставили в неловкую позицию, — ответил Шевчук. – На гражданском суде вы спросили меня, извинюсь ли я, если суд нас признает виновными. Я извинился. Вышел на другом концерте — и извинился, хотя я не согласен с выводами гражданского суда. Но я сдержал слово. Почему вы подали в уголовный суд?

Хованский сказал, что не будет отвечать при всех, но выразил готовность пояснить музыканту свою позицию «тет-а-тет». Однако от этого предложения отказался уже Шевчук.

Внезапно бывший сотрудник ГИБДД заявил, что готов снять свои претензии к Троицкому и зависит это именно от Шевчука.

Зал замер в ожидании. Но адвокат Хованского тут же перебил своего клиента, начав задавать Шевчуку дополнительные вопросы. В частности, он спрашивал, можно ли вообще давать антипремии сотрудникам милиции — такие, какие получают люди творческих профессий — режиссеры, актеры и музыканты.

— Нам позволено критиковать музыкантов, но никогда — милицию, политиков и госорганы. Ну это же неправильно. Вы же народу должны служить — не мигалкам, не «ЛУКойлу». А на самом деле политиков не трогаете — и получается, что все органы такие, блин, чистые, а мы все — быдло, — ответил Шевчук.

Тут слово вновь взял Хованский.

— Предположим, я на 23 февраля соберу народ и начну раздавать антипремии, — обратился он к лидеру ДДТ. — Она будет выдаваться мужчине, который, на мой взгляд, проявил себя самым поганым образом – торговал алкоголем, наркотиками, бил женщин и детей. И назову папу Артемия Троицкого. Будет ли это являться оскорблением?

Шевчук ответил, что если такая антипремия обоснованна, то Хованский мог бы ее дать, а пока он не имеет на это права. «У Артемия душа болит за страну. Если вы найдете в его судьбе неправильные поступки, тогда и поговорим», — добавил музыкант. Его ответ истца не удовлетворил.

Напоследок адвокат Синюков напомнил, что среди других номинантов антипремии, которую вручал на концерте Троицкий, были сотрудники милиции, признанные виновными в убийствах.

— Вы поставили Хованского в один ряд с ними? Вы его таким образом наказали?

— Наказали — копилку дали, — пошутил в ответ Шевчук.

Троицкий задал музыканту лишь один вопрос, выступив перед этим с небольшой речью.

— После того как я проиграл по гражданскому делу, эти же ребята подали на меня по уголовному. Формально законодательству это не противоречит. Но судить человека два раза за одно и то же — это по человечески? Как вы считаете, почему на меня подали в суд за один и тот же поступок?

— Я считаю, что тебя хотят вытащить из общественной жизни, затаскать по судам, — ответил ему Шевчук. На этом суд отпустил свидетеля.

Следующим показания дал отец погибшей в ДТП на Ленинском Ольги Александриной Сергей Александрин.

«Это единственный человек, который может меня судить, — отметил бывший майор. – Он может казнить, может полцарства отдать… В данном случае скорее казнить. И я взошел бы на плаху».

Хованский предложил отдать осиротевшей внучке Александрина ранее выигранные у Троицкого деньги — 130 тысяч рублей. Но Александрин отказался: «В такой форме мы помощь не примем. Создавайте счет на имя девочки, как это положено, и помогайте, если есть желание».

Последним свидетелем защиты на этом заседании стал главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, который подтвердил, что список номинантов антипремии действительно подготовили журналисты издания.

После этого суд допросил свидетеля обвинения Станислава Лагойко, следователя, который вел дело по ДТП на Ленинском и присутствовал на посвященном последнему Дню милиции концерте ДДТ.

«Когда началось оглашение номинации, я подумал, что это про меня, — заявил он.

— Зал реагировал отрицательно, просили Артемия уйти со сцены и дать выступать Шевчуку». Слова Троицкого он посчитал оскорбительными. Правда, в конце допроса следователь согласился – слова скорее звучали в адрес системы, частью которой являлся Хованский.

Следующее заседание назначено на 28 июня, на котором допросят еще двух свидетелей. Защита отметила, что планирует ходатайствовать также о вызове инспектора, первым прибывшего на место ДТП на Ленинском, и дочери Николая Хованского.