«Авиакомпании и аэропорты в ручном режиме работать не умеют»

Министр транспорта Игорь Левитин о массовой отмене авиарейсов

ИТАР-ТАСС
Глава Минтранса Игорь Левитин на встрече с журналистами во вторник рассказал, как власти решают проблему массовой отмены рейсов, сколько людей ожидает вылета, почему авиакомпании не кормят пассажиров и не размещают их в гостиницах и что стало причиной транспортного коллапса.

— Игорь Евгеньевич, какова сейчас ситуация в столичных аэропортах и что делается для ее разрешения?

— Авиакомпании отменяют внутренние рейсы, «Аэрофлот» отменил 32 рейса и «Сибирь» — 35, пассажирам деньги вернули. Другие авиакомпании улетают по расписанию, во Внуково тоже есть задержки, но они связаны только с погодными условиями. Попросили «ЮТэйр» с завтрашнего дня (со среды) перевести внутренние рейсы из Домодедово во Внуково. Также в аэропортах (Домодедово и Шереметьево) будут продавать железнодорожные билеты. Мы рекомендовали авиакомпаниям отменить рейсы до Санкт-Петербурга, потому что альтернативно можно увезти людей поездом. Пока Федеральная пассажирская компания нам подтверждает 2 тысячи мест, они готовы вывезти людей до Петербурга. «Аэрофлот» уже частично рейсы до Петербурга отменил.

Международные рейсы авиакомпании будут выполнять, потому что завязаны на наших туристах, которые ждут прилета в Москву.

— Что привело к массовой задержке рейсов?

— Задержки связаны только с обледенением самолетов, они требовали удвоенной или утроенной нормы использования противообледенительной жидкости. По технике безопасности нельзя было самолет не обрабатывать, а на обработку уходило в несколько раз больше жидкости по объему и времени — 30—40 минут на один самолет. Ночь с субботы на воскресенье была самой сложной из-за погодной аномалии. Температура в верхних слоях была выше, чем на земле, и так как шел дождь, то самолеты уже прилетали во льду, и надо было готовить. На это потребовалось в несколько раз больше противообледенительной жидкости. У нас ее производит только один завод, он работает в полную нагрузку. По сути, Росавиация сейчас в ежедневном режиме решает вопрос по этой жидкости — кому и сколько ее необходимо дать. Со второй половины вчерашнего дня погода позволила не терять время на облив самолетов. Поэтому у авиакомпаний появилась надежда, что в течение нескольких дней они будут работать по расписанию, если ничего больше не произойдет. При этом ни в одном из трех аэропортов не было сбоев из-за состояния взлетно-посадочных полос: реагенты есть в достаточном запасе, средства аэронавигационного оборудования тоже работают.

— Неужели, зная прогноз погоды, нельзя было подготовиться ко всему этому?

— О том, что будет ледяной дождь, знали за сутки. Но поставщик противообледенительной жидкости для «Аэрофлота» — это одна из компаний в Германии. На момент поставки, когда узнали, что здесь такой прогноз, немцы не могли уже ничего дать, потому что у них три дня была такая же ситуация и аэропорты Германии все те запасы, которые были у производителей, взяли себе.

— К каким убыткам привели массовые задержки рейсов?

— Сейчас мы думаем, как вывезти пассажиров, а убытки потом будем считать и будем искать причины, почему такой аэропорт (Домодедово) остался без электроэнергии на такой длительный период. Это большая проблема, и она заставит нас изменить нормативы на автономное питание для аэропортов.

— Сколько пассажиров не смогли вылететь вовремя из-за отмены рейсов?

В Шереметьево — около 10—12 тысяч пассажиров, у «Аэрофлота» в терминале D — от 6 до 8 тысяч человек. В Домодедово — около 12 тысяч пассажиров. Здесь также вопрос технологии работы: после того как погас свет, Домодедово надо было закрывать.

Вопрос к аэропорту — почему он принимал пассажиров. Когда закончим перевозить пассажиров, будем очень серьезно заниматься регламентом работы при нефункционирующем электроснабжении.

— А вопросы к менеджменту авиакомпаний и аэропортов у вас есть?

— Что касается «Аэрофлота», то это непредвидение ситуации с погодой. У меня есть вопросы к менеджменту Домодедово. Мы нашли акционеров, они не были в России, но этой ночью прилетели.

Проблема еще в том, что мы очень серьезно продвинулись в электронных билетах и системах взаимодействия в электронном виде. И авиакомпании, и аэропорты в ручном режиме уже работать не умеют.

— Некоторые авиакомпании, чтобы не кормить пассажиров и не размещать их в гостиницах, просто каждый час объявляют, что самолет вылетит через час, а люди ожидают по 10—12 часов. Что можно делать в такой ситуации?

— Понятно, что авиакомпания далеко пассажиров отпускать не хочет, потому что может появиться борт и рейс могут отправить, а пассажиров не будет. Мы считаем, что нужно рейс откладывать и сразу указывать время, на которое он откладывается. Потому что москвичи могут быть дома. Что касается людей, которые транзитом или не из Москвы, то с ними надо работать — или в аэропорту, или размещать в гостинице.

— Когда аэропорты и авиакомпании начнут работать в нормальном режиме?

— Мы ставим задачу максимально быстро прийти к расписанию. Сегодня первый день, когда в Домодедово нормально функционируют все системы.