Военных поощрили откатами

Система поощрения военнослужащих превратилась в систему вымогательств

ИТАР-ТАСС
Руководство Приволжско-Уральского военного округа отреагировало на массовые жалобы военнослужащих 23-й мотострелковой бригады, расквартированной под Самарой. Офицеры писали президенту Медведеву и даже распространяли листовки, где говорилось о поборах со стороны командования части. В поисках источника информации армейское начальство организовало анонимное анкетирование.

В Приволжско-Уральском военном округе (ПУрВО) продолжается коррупционный скандал в войсковой части, поводом для которого стали средства федерального бюджета, выделяемые военнослужащим российской армии для повышения уровня их жизни. Способствовать этому должен был приказ министра обороны № 115, определяющий порядок начисления единовременных стимулирующих выплат военным за добросовестную службу и повышенные показатели боевой подготовки.

Однако местами возникали злоупотребления. О них, как уже писала «Газета.Ru», заявили военнослужащие 23-й отдельной мотострелковой бригады (в/ч 65349) из поселка Кряж Самарской области.

Они жаловались на то, что вынуждены давать откаты командованию части, которое собственноручно распределяло деньги. При возможности получить суммы от 40 тысяч до 140 тысяч рублей наличными, офицеры бригады были вынуждены отдавать командиру 20–50%, чтобы получить хоть что-то.

Об этом, не желая раскрывать имен, они весь 2010 год писали жалобы в прокуратуру, президенту Дмитрию Медведеву и даже распространяли по Самаре листовки. Поскольку скрывать происходящее стало невозможно, в ПУрВО решили принять меры.

Однако руководство расквартированной в Самаре 2-й армии, получив эту информацию, отреагировало специфическим образом. «В октябре было проведено анкетирование личного состава, которое организовал заместитель командующего 2-й армии по воспитательной работе полковник Спартак Шахназарян. В клубе бригады собрали около 300 офицеров — от командира взводов и старше — тех, кто мог участвовать в сборе денег. Им предложили заполнить анкету, в одном из пунктов которой нужно было указать того, кто именно собирал деньги. При выходе из зала эти анкеты следовало сдать офицеру из штаба армии. Но перед этим анкету следовало показать офицеру из командования бригады, который фотографировал результаты опроса», — рассказал «Газете.Ru» один из офицеров. По его словам, снимки анкет были переданы командиру бригады.

В результате «анонимного опроса» был найден и подозреваемый в поборах. Им оказался один из заместителей командира части, находившийся в отпуске перед переводом на вышестоящую должность замкомандира 201-й военной базы в Таджикистане.

Анкеты ушли в Екатеринбург, в штаб оперативно-стратегического командования «Центр». Дошли ли результаты опроса до правоохранительных органов — неизвестно.

В военной прокуратуре говорят, что знают об анонимном анкетировании личного состава. «Эту процедуру проводило командование округа. Но это их дело — нам материалов не поступало. Мне известно, что по поборам два-три дня назад было возбуждено уголовное дело в одной из частей Самарского гарнизона. А проверки мы проводим постоянно», — заявил официальный представитель прокуратуры ПУрВО Сергей Богомолов.

Масштаб бюджетных вливаний в одну лишь 23-ю мотострелковую бригаду впечатлял.

Как уже писала «Газета.Ru», в эту войсковую часть в конце 2009 года из бюджета поступило более 59 млн рублей.

Из этой суммы от 40 тысяч до 140 тысяч рублей наличными имели право получить около 500 офицеров бригады общей численностью более 5 тысяч человек. Но военнослужащие заявили, что их ждут поборы. По данным источника «Газеты.Ru» в следственных органах, размер сборов с мотострелкового батальона, по словам самих военных, превышал 250 тысяч рублей. В августе 2010 года на счет той же войсковой части поступило еще несколько десятков миллионов рублей, заявляют следователи.

«Как утверждают военнослужащие, к каждому офицеру был применен индивидуальный подход: с кого-то командование части брало 10–15 тысяч, с кого-то до 70 тысяч рублей. Командир батальона, майор, по приказу должен получить порядка 140 тысяч рублей, начальник штаба батальона, капитан, чуть больше 100 тысяч. Командир взвода собирал и передавал деньги командиру роты, а тот – заместителю командира батальона, и через командира батальона все собранные деньги попадают командиру бригады», – рассказал собеседник.