Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Кадаши ломают понемногу

Москомнаследие под давлением общественности вновь приостановило снос Кадашевской слободы

ИТАР-ТАСС
Москомнаследие под давлением общественности вновь приостановило снос Кадашевской слободы в районе Замоскворечья в центре столицы. На этот раз до получения заключения относительно возможной угрозы храму Воскресения Христова в Кадашах (остальные исторические здания столичные власти по-прежнему называют фабричными корпусами). Эксперты опасаются, что разрушение памятника возобновится, как только поулягутся страсти.

Москомнаследие отреагировало на продолжающиеся уже две недели акции защитников Кадашевской слободы: руководитель ведомства Валерий Шевчук отдал распоряжение о приостановке всех строительных работ на территории рядом с церковью Воскресения Христова (Большая Ордынка и Кадашевский переулок). Снос приостановлен до тех пор, пока не будет получено заключение относительно возможной угрозы находящемуся рядом с местом планируемого офисно-жилого строительства объекту культурного наследия федерального значения — комплексу храма Воскресения Христова в Кадашах. Такое решение было принято во время встречи вечером в среду руководства Москомнаследия, чиновников префектуры ЦАО и ОАТИ и представителей застройщика (ООО «Торгпродуктсервис») с активистами группы по противодействию сносу исторических зданий в Кадашах.

Напомним, бессрочная акция началась 24 мая, когда строители возобновился снос исторических построек. Активисты (прихожане, члены «Московского совета», «Архнадзора», «Левого фронта» и другие) установили круглосуточное дежурство возле стройки, останавливали тяжелую технику, взявшись за руки и встав на ее пути. 27 мая около сорока человек забаррикадировались на втором этаже одного из зданий храмового комплекса, где находятся старинные мастерские, относящиеся к XIX веку, не допуская туда строителей и милицию.

На встрече в среду, как рассказал «Газете.Ru» координатор общественного движения «Моссовет» Сергей Удальцов, Шевчук заявил, что Москомнаследие будет добиваться скорейшего начала реставрации церкви Воскресения в Кадашах, так как, по заключению экспертов Москомнаследия. «здание находится в недопустимом состоянии».

Чиновник подтвердил отсутствие нового проекта застройки и невозможность каких-либо строительных работ.

Параллельно его подчиненные объясняли непонятливым горожанам, что подготовительные работы, в том числе снос «малоценных в историческом плане» строений, которые находятся на территории будущей застройки, ведутся в соответствии с законом. А по мнению представителя компании-инвестора, полуразрушенные исторические здания необходимо срочно сносить, так как они представляют «угрозу для жизни и здоровья граждан».

Доводы инвестора о том, что двухэтажные здания, оказавшиеся на огороженной и охраняемой стройплощадке, куда запрещен вход посторонним, представляют какую-либо угрозу жизни и здоровью граждан, никого не убедили. «Но зато сам снос этих зданий с использованием тяжелой техники может привести к необратимым разрушениям находящегося в непосредственной близости церковного здания», — заявил Удальцов. После того как представитель движения «Архнадзор» Наталья Самовер напомнила, что на территории Кадашей до сих пор не определены границы охранных зон, в пределах которых запрещены любые строительные работы, председатель Москомнаследия заявил, что в предложении защитников Кадашей о приостановке сноса до утверждения нового проекта застройки «есть немалая доля справедливости».

В конце встречи Шевчук порекомендовал застройщику приостановить все работы на территории Кадашей и совместно с ОАТИ провести исследование их влияния на состояние здания церкви, а также того, в какой степени сносимые здания «угрожают жизни и здоровью граждан». Однако, по словам Удальцов, активисты продолжат нести дежурство на месте сноса, пока глава Москомнаследия не оформит свои устные рекомендации документально. Тем более что на вопрос, остановят ли они работы по сносу, представители инвестора прямого ответа так и не дали.

Между тем позиция столичной мэрии, то приостанавливающей, то разрешающей работы в Кадашевской слободе, выглядят как лавирование между возмущенной общественностью и инвестором.

Так, еще в 2007 году проект офисно-жилого комплекса «Пять столиц» на территории вокруг храма Воскресения в Кадашах был остановлен Москомнаследием, как «противоречащий действующему законодательству». Однако 8 августа 2009 года инвестор получил разрешение на работы в полном объеме. В конце сентября (после того как в Общественной палате РФ обсудили судьбу церкви) главный архитектор столицы Александр Кузьмин официально сообщил журналистам, что проект застройки, против которого выступали приход и общественность, заморожен.

«По поводу любых попыток инвестора зайти на территорию памятника считайте, их уже нет», — сообщил Кузьмин. 16 октября 2009 года на официальном сайте Москомнаследия было опубликовано сообщение, что комитет направил в адрес инвестора письмо о приостановке работ по сносу строения 1 дома 3 по Кадашевскому тупику (Дома дьякона) до рассмотрения откорректированной проектной документации по проекту офисно-жилого комплекса.

Однако постановление правительства Москвы от 29.10.2002 г. № 889-ПП о строительстве офисно-жилого комплекса, как и решение о сносе более десятка старинных построек в Кадашевской слободе, никто не отменял.

И в мае 2010 года ведомство, несмотря на то что откорректированной документации так и не появилось (21 апреля на общественном градостроительном совете при мэре Москвы было представлено лишь эскизное «предпроектное предложение по регенерации части квартала № 401 района Якиманка с размещением жилого комплекса»), Москомнаследие уже не препятствовало сносу ни остатков Дома дьякона, ни старинных производственных корпусов.

27 мая ведомство опубликовало на своем сайте сообщение, подтвердившее, по утверждению активистов общественного движения «Архнадзор», тот факт, что ни снос исторических построек в охранной зоне, ни изразцы XVII—XVIII веков, валяющиеся в кучах строительного мусора, не вызвали у охранного ведомства ни малейшего беспокойства. «Старый проект реализован не будет. Границы и территории объекта культурного наследия установлены, и любое новое строительство в этих границах исключено.

Здания, которые в настоящее время разбираются, не представляют никакой историко-культурной ценности в соответствии с выводами экспертов», — говорится в сообщении Москомнаследия.

Одновременно столичные власти стараются представить защитников Кадашей маргиналами, которые сами не знают, за что они борются, и даже не догадываются, что причины их протестов давно уже устранены. «Мне кажется, главный вопрос в том, что люди немножко перепутали стадийности, — заявил в эфире «ТВ-Центра» главный архитектор Москвы. — Сейчас происходит освобождение площадки и сносится то, что разрешено. Не трогается ни один памятник, ни настоящий, который уже имеет номер, ни тот, который выявлен, ни даже заявленный». При этом, подчеркнул Кузьмин, власти города готовы к конструктивному диалогу, «несмотря на подчас абсолютную неадекватность тех граждан, которые сутками сидят в Кадашах».

«Сама церковь вместе с прилегающей территорией — это памятник федерального значения. Его неприкосновенность гарантирована. Помимо этого восемь строений в Кадашах признаны ценными и взяты под охрану. С какой же целью люди, не отличающие памятники от аварийных домов, митингуют перед камерами?» — удивляется в той же телепередаче председатель комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству Михаил Москвин-Тарханов. И делает предположение: «Это политики, которые ползут со всех сторон к этому делу, это как мухи на определенные вещества, они слетаются всегда туда, где скандал».

Его коллега, депутат Мосгордумы от КПРФ Андрей Клычков, обратившийся в прокуратуру по вопросу о правомерности происходящего в Кадашах, думает иначе. «Остатки строений вокруг храма хотя и не относятся к памятнику архитектуры, однако они находятся на территории объединенной охранной зоны, где строительство запрещено, — считает Клычков. — Здесь допускается лишь «регенерация историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия» — восстановление утраченных элементов архитектурных или градостроительных ансамблей. Снос подлинных исторических построек ХIХ века приведёт к уничтожению этой среды, а храм попадет в кольцо новостроек».

«Уничтожаемые строения упорно называют фабричными зданиями, — рассказала «Газете.Ru» сотрудник музея «Кадашевская слобода» Лидия Шестакова. — Но фабрика располагалась в исторических стенах».

Кроме того, при обследовании специалистами выяснилось, что фундамент XVII века находится в аварийном состоянии. «Храм был построен на деревянных сваях, сейчас выяснилось, что эти сваи сгнили, образовав пустоты», — рассказала Шестакова. Эксперты, отслеживающие деформации фундаментов, говорят: здание дышит, кренится в разные стороны. Своды храма в трещинах, гибнет с величайшим трудом восстановленная роспись, и, если рядом начнётся масштабное строительство, всё может окончиться печально.

С какой целью люди «сутками сидят в Кадашах» и «митингуют перед камерами», столичным чиновникам ответили и активисты «Архнадзора». Как говорится в заявлении движения, общественные организации москвичей борются в Кадашах за то, чтобы «провести полноценное историко-культурное и археологическое обследование территории, чтобы на этой территории работали археологи и реставраторы, а не экскаваторы и отбойные молотки».

В руинах одного из уже снесенных в Кадашах зданий 27 мая активистами «Архнадзора» обнаружены кладка XVIII столетия, остатки сводов, изразцы XVIII века и обломки изразца XVII века. Утром 28 мая в руинах Дома дьякона найдены старинные белокаменные субструкции.

Все это свидетельствует о том, что территория будущей «регенерации» не изучена и не обследована надлежащим образом, что вместе с поздними «неценными» сооружениями уничтожается подлинное наследие московской старины. Факс об обнаружении археологических находок был незамедлительно отправлен в Москомнаследие, но никакой реакции не последовало.

Что до фабричного корпуса конца XIX — начала ХХ века, снос которого был остановлен в эти дни, утром 27 мая активистами «Архнадзора» подано в Москомнаследие письменное заявление о постановке на государственную охрану. Заявление принято, на нем поставлен штамп комитета, следовательно, до принятия решения этот корпус становится «заявленным объектом», который по закону сносить нельзя. Если городские власти намерены соблюдать закон об охране памятников, то они должны «отказаться от проекта нового жилого строительства в охранной зоне памятников архитектуры в Кадашах, как бы он ни назывался», считают в «Архнадзоре».