Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Даже Ньютон заимствовал у Галилея»

Репортаж о том, как «Диссернет» оказался в гостях у диссовета

Павел Котляр 22.10.2014, 20:42
Creative Commons

Корреспондент «Газеты.Ru» увидел, во что превратилось заседание диссовета МАМИ, где три года назад защищал докторскую диссертацию депутат Мосгордумы Александр Сметанов. Депутат решил в разборе своей работы не участвовать.

Сегодняшнее заседание диссовета 212.140.03 МАМИ – Московского государственного машиностроительного университета было необычным: заслуженным профессорам предстояло обсуждать достоинства и недостатки уже одобренной ими же самими докторской диссертации. Автор диссертации – недавно избранный депутат Мосгордумы единоросс Александр Сметанов. Сметанов – директор оборонного научно-производственного предприятия «Сапфир», поставляющего микрочипы для Роскосмоса и Минатома, электронные компоненты и вычислительные комплексы баллистических ракет. Поводом стало обращение Георгия Албурова из Фонда по борьбе с коррупцией по поводу массовых заимствований текста, найденных минувшим летом в работе Сметанова сообществом «Диссернет».

Свою докторскую под названием «Методологические проблемы создания инновационных инкубаторов на базе крупных предприятий ВПК» будущий депутат защитил в МАМИ еще в 2011 году. Минувшим летом эксперты «Диссернета» перечислили весь набор нарушений, найденных в диссертации (все претензии перечислены здесь): самокопирование из кандидатской работы, дословное совпадение теста с чужими, ранее защищенными диссертациями и статьями.

Помимо списывания текста с чужих работ в научном труде депутата диссернетовцы нашли и элементы прямого подлога: так, на странице 200 в тексте, слово в слово совпадающем с текстом диссертации Андрея Белицкого, 2005 год механически заменен на 2008-й, при этом данные о «доле инновационно-активных предприятий» удивительным образом остались прежними, с точностью до десятых долей процента.

Представляли заявителя на диссовете двое – активист «Диссернета» доктор биологических наук Михаил Гельфанд и кандидат философских наук Кирилл Михайлов.

Вопреки заявленной теме, разбирать на диссовете, который вел ректор МАМИ Андрей Николаенко, стали что угодно, только не суть предъявленных претензий, а именно –

ситуацию в стране, роль Сметанова в руководстве «Сапфиром», сохранение им научных кадров и создание первого в России технопарка, укрепление обороноспособности страны и наконец – некомпетентность и ангажированность самих сомневающихся.

Комиссия диссовета ранее пришла к выводу, что массовые заимствования у Белицкого исходят из некоего более раннего отчета (о нем в работе ни слова), сделанного обоими учеными. И потому докторская Сметанова не является плагиатом. Отсутствие ссылок на цитаты комиссия действительно признала нарушениями, назвав их «грубыми ошибками». А чудесные совпадения данных, относящихся к разным годам, – «опечатками».

Выступления членов диссовета были скорее пением дифирамбов и произношением панегириков в стиле басни «Кукушка и петух».

Так, доктор экономических наук Владимир Грибов напомнил, что Сметановым было «впервые рассмотрено создание инкубаторов на предприятии ВПК», он первым создал в 2007 году технопарк, ну а некорректные заимствования – да, справедливое замечание.

Тут председатель совета, ректор МАМИ Андрей Николаенко, не выдержал и попросил выступающих обсуждать работу, а не личность Сметанова.

Не помогло.

Всем была продемонстрирована книга Сметанова, которую не могли найти раньше, было заявлено о высокой публикационной активности ученого (в доказательство были продемонстрированы журналы с публикациями) и отмечено, что многие студенты МАМИ идут работать в «Сапфир». При этом внимательно слушавшие члены совета одобрительно закивали головой.

Член комиссии при правительстве России по ВПК отметил, что предложения Сметанова имеют исключительную ценность для обороноспособности страны. Он же сделал необычное для члена совета заявление: «Если человек допустил плагиат из одной работы, это одно. Но если он взял данные из шести диссертаций и совместил их, то это его заслуга».

На этот демарш выступивший в конце Гельфанд заметил, что представления члена совета по ВПК напрямую противоречат правилам ВАКа и постановлению правительства. Вот лишь несколько из ярких реплик, прозвучавших в этот день на диссовете:

— Мы все заимствуем! Даже Ньютон признался, что заимствовал у Галилея!
— Наш совет новаторский! Мы идем, как надо идти!
— Снимаю шляпу перед Сметановым за его внедрение…
— Мне оскорбительно слышать, что мы что-то пропустили...
— Произведение, достойное докторской степени!
— Сметанов защищал свою работу на экспертном совете ВАКа! У него руки тряслись, когда он выходил оттуда.
— Мы погибнем просто, если будем искать совпадения.

Тут слово взял почтенного возраста профессор, с гневом вопросив: «А кто такой вообще этот Албуров, в какой области он специалист и какие у него публикации?» Он рассказал, что сам являлся членом экспертного совета ВАКа по региональной экономике, а это многого значит. На это Гельфанд напомнил, что в отношении этого совета сейчас идет проверка комиссии при Минобрнауки – слишком многие его члены причастны к защитам сомнительных работ.

К моменту выступления представителя Албурова Кирилла Михайлова члены совета уже подустали. «Если в первоисточнике говорится, что «нами предложено и создано», и то же говорится у Сметанова, то кем на самом деле предложено и создано?» — вопрошал собравшихся неуемный философ, добавивший примеров удивительного совпадения данных за разные годы в работе Сметанова и его источниках. Пример огромного куска списанного текста, в котором лишь слово «разработано» было заменено на «синтезировано», не вдохновил засевших на противоположной стороне зала специалистов.

Однако окончательным предвестником победы диссовета над смутьянами стало выступление Романа Игудина, который был официальным оппонентом депутата Сметанова три года назад.

«Мотивация тех, кто сомневается, — преследование по политическим мотивам!» — сказал ученый. Он отметил, что Сметанову удалось сохранить предприятие, выпускающее оружие, а именно баллистические ракеты морского базирования!

На словах «баллистические ракеты» члены совета приободрились, стали гневно цыкать, неодобрительно качать головой и бросать испепеляющие взгляды на сидевших напротив Гельфанда и Михайлова. Больше всего презрения и гнева выражало лицо почтенного возраста профессора.

В конце дискуссии, когда совет единогласно решил не лишать Сметанова степени, этот профессор попросил взять последнее слово, чтобы задать вопрос гостям из «Диссернета». Но ректор решил сворачивать дискуссию.

Уже в кулуарах корреспондент «Газеты.Ru» спросил у профессора, которому не дали высказаться, что он думает о заседании.

— Не буду я с вами ни о чем говорить.
— Почему на совете обсуждали не претензии к работе, а ее автора?
— Его научные достижения неразрывно связаны с его личностью. У вас есть научная степень?

— Нет.
— Все, спасибо.

— А как вас зовут?
— Зачем вам? — ответил ученый и поспешил скрыться в профессорской столовой.

Профессор Борис Дякин Павел Котляр
Профессор Борис Дякин

Отказавшимся представиться в стенах родного института оказался зампредседателя диссовета доктор экономических наук Борис Дякин.

«Члены диссовета подменили тему, вместо обсуждения конкретных нарушений говорили о том, какой замечательный директор завода — что никто не оспаривал. Они сказали, что те, у кого он списал, сами плохи, потому что тоже списывали. Выяснять — а ты кто такой, заказ это или не заказ — не дело диссовета. Это детский сад. Радует, что приказом Минобрнауки этот диссовет с января прекращает свое существование», — подвел итог заседанию Гельфанд.