«Возмездие неизбежно»

Политические последствия признания гибели А321 в Египте террористическим актом

, ,
__is_photorep_included7897883: 1
На борту А321 в Египте произошел теракт, признали российские власти. Президент Владимир Путин уже заявил, что это кровавое преступление не останется без возмездия. Россия, вероятно, усилит бомбежки в Сирии, но наземную операцию вряд ли начнет, считают эксперты. Сомнительно, что операция продолжится под единым знаменем борьбы с терроризмом, как хотелось бы России, однако действия против общего врага станут более скоординированными.

«Убийство наших людей на Синае — в числе наиболее кровавых по числу жертв преступлений. И мы не будем вытирать слез с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда. Но это не помешает нам найти и наказать преступников, — заявил президент Путин. — Наша боевая работа авиации в Сирии должна быть не просто продолжена. Она должна быть усилена таким образом, чтобы преступники поняли, что возмездие неизбежно».

Путин попросил МИД РФ «обратиться ко всем нашим партнерам». «Мы рассчитываем в ходе этой работы, в том числе и по поиску и наказанию преступников, на всех наших друзей, — сказал президент. — Мы будем действовать в соответствии со статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций, предусматривающей право государств на самооборону». За информацию о террористах Россия уже назначила награду в $50 млн.

Первой о том, что на борту А321 произошел теракт, сообщила британская разведка. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон еще 5 ноября передал президенту РФ Владимиру Путину сведения, на основании которых Лондон сделал вывод о теракте как причине катастрофы российского самолета на Синайском полуострове. С тех пор, заявляли англичане, министры и высокопоставленные чиновники британского правительства были «в постоянном контакте» с российскими коллегам. Чуть позже версию теракта подтвердили и американцы. Официальный представитель Белого дома Джош Эрнест говорил, что «США получили некоторые данные, которые, очевидно, соответствуют тому, о чем говорил премьер-министр Дэвид Кэмерон».

Большинство российских экспертов, опрошенных «Газетой.Ru», тоже с самого начала склонялись к версии теракта.

«Не знаю, специально ли наши власти выжидали с таким заявлением, но оно как нельзя лучше ложится в тенденцию последних дней.

То, что и Россия, и Франция стали мишенями одних и тех же группировок, добавляет убедительности, что борьба с ИГИЛ (запрещена в России. — «Газета.Ru») встанет в повестку дня», — говорит глава президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Высокопоставленный собеседник «Газеты.Ru» во властных структурах говорит, что наземной операции не будет, об этом же во вторник говорил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Однако в Совете Федерации царят другие настроения.

«Мир джихадистской идеологии перешел к конкретным действиям и вышел за пределы так называемого халифата.

В этой связи, особенно с учетом террористического акта по отношению к российскому лайнеру, мы должны перейти к более активным действиям на всех уровнях военно-политического планирования, — убежден член комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов.

— Необходимо сделать все возможное, чтобы активизировать главную идею, которую обозначил президент: речь идет о создании широкой коалиции против террористического интернационала под флагом ООН. Надо договориться о правилах и методах войны с исламистами, расширить список террористических организаций, в который внести все те боевые радикальные организации, которые взялись за оружие».

По словам сенатора, этот террористический акт вписывается в войну, которую объявил всему миру аль-Багдади, лидер «Исламского государства», и надо «усилить нашу группировку военно-космических сил в Сирии, активизировать бомбоштурмовые удары не только по инфраструктуре ИГ, но и по боевым подразделениям террористов, чтобы проводить против них всеобъемлющую широкомасштабную антитеррористическую операцию».

«Террорист должен понимать, что его в плен брать никто не будет, — говорит Морозов. — Необходимо посеять панику и вызвать страх у джихадистов перед неотвратимым возмездием. Летчики должны сделать все, чтобы в районах расположения террористических банд горела земля днем и ночью».

«Позиция России по сирийскому вопросу не изменится, бомбардировки продолжатся, — согласен Александр Игнатенко из Института религии и политики. — Что касается внутриполитических изменений, то они тоже уже есть: усилена безопасность в авиации и на железнодорожном транспорте, отменены полеты в Египет. Дальнейшие усиления будут зависеть от результатов расследования, когда выяснится, по чьему конкретно приказу подложили взрывное устройство. Вот тут возможны варианты: это могли быть и агенты ИГ, и кто-то из обслуживающего персонала в Египте. Кроме того, нельзя исключать, что действовали вообще третьи лица под чужим знаменем — не из ИГ, а чтобы приписать ему. В общем, тут надо еще разбираться».

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров говорит, что «надо делать то, о чем говорили давно».

«В первую очередь — нанести удар по Эр-Ракке и по крупнейшему месторождению нефти в Сирии аль-Омар, — объясняет Багдасаров. —

Не надо уничтожать маршруты, по которым нефть вывозят, надо бить по месторождению. Удар должен быть нанесен сегодня.

Второе: не просто отменить авиарейсы в Египет, Тунис и Турцию, но и вообще запретить турфирмам продавать билеты в опасные с террористической точки зрения места. Третье: совместно с египетскими властями провести операцию на Синае. Там не такое большое население, и стоит арестовать всех, кого можно. И привести одного-двух пособников терроризма в Санкт-Петербург и судить. Вот что надо сделать!»

На территории Египта действует организация «Вилаят Синай», которая не так давно фактически стала филиалом ИГ. Там же действует «Ансар Байт аль-Макдас». Серьезно радикализировалась и организация «Братья-мусульмане» (организация запрещена в России), также запрещенная и признанная террористической египетскими властями в 2013 году. «Хотел бы напомнить, что лидер «Аль-Каиды» (организация запрещена в России) Айман Мухаммед Рабие аз-Завахири тоже египтянин. Вообще арабские террористические группировки — это часто египетские кадры и саудоаравийские деньги», — добавляет Багдасаров.

Владимир Фролов, эксперт по международным отношениям, уверен, что стоит ожидать интенсификации нашей операции в Сирии. В частности, возможно наращивание российского наземного присутствия. «Без ответа это точно не останется, — убежден Фролов. — К сожалению, сирийская армия оказалась мало на что способной. И вряд ли стоит ожидать повышения ее боеспособности в ближайшем будущем».

«Начало операции было продиктовано политическим решением, а не военной целесообразностью. Если говорить о достижении заявленных ранее военных целей, то очевидно, что 50 самолетов для того, чтобы поддерживать сирийскую армию с воздуха, — это крайне мало, — полагает военный эксперт Анатолий Несмиян. — Да, Минобороны нам сообщает о множестве уничтоженных объектов исламистов, однако общий ход войны для войск Асада складывается неблагоприятно: боевики-исламисты наносят контрудары, в результате чего захватывают важные населенные пункты».

По словам Несмияна, то, что с самолетом произошел теракт, крайне осложнит проведение операции в Сирии. «Объективная реальность в том, что Путин, с одной стороны, не сможет уйти из Сирии, с другой — ему будет очень трудно серьезно увеличить численность российского контингента там, поскольку для него это крайне невыгодно. Это все было известно и раньше. А теракт с А321 лишь серьезно обострил эти проблемы», — отмечает эксперт.

Россия, несмотря на разность ее целей и целей Запада, по-прежнему не теряет надежды создать коалицию в Сирии и заручиться мандатом ООН на проведение общей операции, чтобы единым фронтом ополчиться на террористов. Но пока, считают эксперты, говорить об этом рано.

«Никакой масштабной коалиции, никаких совместных боевых действий не будет. Сфера национальной безопасности довольно деликатна. В ней можно взаимодействовать с другими странами, но полагаться надо прежде всего на себя, — говорит Лукьянов. — Обстоятельства стали более благоприятными для того, чтобы не мешать друг другу. Но иллюзий питать не стоит. Поражение исламистов в Сирии становится приоритетом для многих стран. В том числе это касается и тех, кто действует при поддержке разных внешних патронов. Там есть курды, ориентированные на США, непонятно, сколь могучая »Свободная сирийская армия», мы поддерживаем армию Сирии. Эти агенты вряд ли начнут действовать вместе, но теперь по крайней мере более скоординированно, не против друг друга, а против одного врага».

Свидетельством того, что отношение к действиям России в Сирии начинает меняться, было воскресное заявление президента США Барака Обамы, который положительно выразился по поводу «военных усилий» России в Сирии. До этого США неоднократно критиковали Россию за военную операцию. Главной претензией со стороны США было то, что Россия в основном направляет свои удары по силам «умеренной оппозиции», а не по радикальным исламистам.

«Подтверждение того, что гибель российского самолета над Синаем была актом терроризма, показывает общую незащищенность перед ИГ, — говорит Йан Лессер, ведущий аналитик Фонда Джорджа Маршала в Брюсселе. — Разногласия между Москвой и Западом по Украине и другим критическим вопросам не исчезнут. Но в то же время будут идти дебаты, как отставить в сторону эти вопросы и работать с Россией в сфере совместной борьбы с терроризмом».

Примечательно, что также во вторник высокопоставленный источник в правительстве Франции подтвердил Reuters, что российская авиация бомбит в Сирии именно позиции «Исламского государства».