«Сонные артерии пережимали, глаза давили, руки пытались вывернуть»

Пострадавшие от действий полиции во время акции в поддержку Навального готовят жалобы в СК

Член «Солидарности» Дмитрий Монахов, госпитализированный с сотрясением мозга после задержания у Госдумы во время «народного схода» в поддержку Навального, подаст в среду жалобу в Следственный комитет (СК). Он и еще несколько пострадавших, готовящих заявления в СК, опасаются, что в ответ против них будут заведены уголовные дела, как это случилось с антифашистом Алексеем Гаскаровым, который после подачи жалобы стал обвиняемым по «болотному делу».

Активист «Солидарности» Дмитрий Монахов готовится подать заявление с жалобой в Следственный комитет на действия четырех сотрудников полиции, которые избили его в автозаке в прошлый четверг во время «народного схода» в поддержку Алексея Навального.

В тот день, 18 июля, между 19 и 20 часами Монахов находился в начале Тверской улицы, у здания Госдумы на Охотном Ряду, в окружении тысяч людей, так же как и он, скандировавших «Свободу Навальному и Офицерову!».

«Я кричал громче других, у меня очень громкий голос», — рассказывает Монахов.

В толпу врезалась группа полицейских, выхватила Монахова из толпы и понесла в автозак. «Они ничего не объяснили. Почему? За что? Не представились». Поэтому Монахов в знак протеста лег на пол в полицейском автобусе у входной двери, не давая себя затолкать в клетку. Двое сотрудников Центра специального назначения сил оперативного реагирования ГУ МВД России по Москве (ЦСН ГУ МВД по Москве) и двое омоновцев применили силу.

Несмотря на то что в целом во время акции сторонников Алексея Навального около Манежной площади правоохранительные органы действовали сдержанно, несколько гражданских активистов все же были избиты.

«Сначала молодой омоновец ударил палкой по ногам. Затем, как обычно, сонные артерии пережимали, глаза давили, руки пытались вывернуть», — вспоминает активист «Солидарности».

Избиение на полу автозака продолжалось несколько минут, и фотокорреспондент Reuters снял происходящее через окно спецтранспорта. На одном из снимков видно, как сотрудник полиции заносит кулак над лежащим Монаховым, на другом он снова заносит кулак правой руки, а левой рукой держит активиста за горло. По фотографиям блогеры определили номера жетонов троих полицейских (008424, 008310 и 008187). Монахов же запомнил только лица людей, избивших и поместивших его в клетку.

Там Монахов провел около получаса, после чего вместе с остальными задержанными его перевели в другой автозак, из которого, продержав еще 20 минут, выпустили около Манежной площади, так и не составив протокол задержания.

«Вернувшись к Госдуме, долго сидел, соображал, что же мне делать», — рассказал активист. Во время задержания Монахов потерял рюкзак, в котором были ключи от квартиры и документы. Он обратился за помощью к полицейским, которые к тому моменту оцепили с обеих сторон улицы Тверская и Охотный Ряд. На просьбу полицейские отреагировали очередной попыткой задержания. Во второй раз Монахов не оказался в клетке только потому, что его узнал сотрудник оперативного полка, видевший первое задержание. «Такого вести в ОВД нельзя», — сказал полиционер и советовал мне искать рюкзак в Тверском ОВД», — говорит Монахов.

В отделении активист написал жалобу на действия полицейских и заявление о пропаже рюкзака.

В понедельник в пресс-службе столичной полиции «Газете.Ru» дежурно сообщили: «Заявление, поступившее в отдел полиции от Дмитрия Монахова, будет рассмотрено в установленном законом порядке». Редакция обратилась в ЦСН ГУ МВД по Москве с просьбой уточнить, есть ли их сотрудники на фотографиях, запечатлевших избиение активиста «Солидарности». Пресс-служба ведомства, согласовав заявление с руководством, сообщила, что комментариев не дает, а также рекомендует обратиться в ГУ МВД Москвы.

Монахов же с четверга находится в больнице. Выйдя из ОВД «Тверское», он вернулся к протестующим, которые и помогли ему обратиться за медицинской помощью. Врачи зафиксировали у Монахова сотрясение мозга и множественные гематомы.

Юрист ассоциации «Агора» Ильнур Шарапов, представляющий интересы Монахова, считает сомнительными перспективы обращения в СК. «За последние годы было около 10 дел в отношении сотрудников полиции, которые применяли насилие к протестующим. Ни одно дело не дошло до суда. Следственный комитет не просто не проводит проверки, он отвечает, что в действиях полиции нет никакого состава преступления. Не исключено, что повторится история с Алексеем Гаскаровым», — говорит Шарапов.

Антифашист Гаскаров после «Марша миллионов» 6 мая 2012 года подал в СК заявление о том, что он был избит сотрудниками ОМОНа. В ГУСБ МВД ему пообещали провести проверку и в течение месяца определиться с возбуждением уголовного дела; в итоге ход заявлению так и не был дан. А в апреле 2013 года Гаскарова задержали и арестовали по обвинению по ч. 2 ст. 212 УК (участие в массовых беспорядках) и ч. 1 ст. 318 (применение насилия, неопасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей). В том же обвиняют и подавляющее большинство прочих фигурантов «болотного дела». Статьи предусматривают в качестве наказания до восьми и пяти лет лишения свободы соответственно.

По словам Шарапова, у него есть показания свидетелей, которые видели, как Монахова избивали в автозаке. Но у Гаскарова тоже были свидетели и видеозапись противоправных действий полицейских.

«Я опасаюсь. Но что мне теперь — сказать, что ничего не было? Я никого за погоны не хватал, если придумают, за что сажать, пусть сажают. Но я знаю, что даже попытка отмахнуться от полицейского — это 318-я (статья УК «Применение насилия в отношении представителя власти», предполагает наказание до 10 лет лишения свободы. — «Газета.Ru»). Поэтому я был осторожен, и на меня ничего нет», — говорит Монахов.

После не согласованного с московской мэрией «народного схода» 18 июля на действия полицейских собираются пожаловаться еще несколько человек.

Гражданский активист и студент юридического факультета Артем Айвазов зафиксировал в травмпункте побои и рассматривает возможность подачи жалобы на действия избивших его полицейских. «Для заявления о причинении вреда со стороны полицейских должны быть повреждения, которые временно нарушили трудоспособность, то есть сотрясение мозга или перелом. У меня множественные гематомы. Можно попробовать заявить о превышении служебных полномочий, но, как показывает судебная практика, добиться этого по таким делам почти невозможно», — говорит Айвазов. Его 18 июля, как и Монахова, выдернули из толпы митингующих возле Госдумы.

«Меня сотрудники 2-го оперативного полка сначала схватили за лямки рюкзака и майку, майку порвали, но вытянуть не смогли. Я им кричал: представьтесь! Затем они присели и резко выдернули меня за ноги.

Четыре или пять полицейских схватили меня за ноги, за ремень, за шею и за бороду и понесли в автозак. По дороге несколько раз меня ударили в живот и под ребра», — рассказывает Айвазов.

В ОВД «Арбат» на активиста оформили протокол по ст. 20.2.2 КоАП (организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекшие нарушение общественного порядка), предполагающей штраф от 10 тысяч до 20 тысяч рублей или обязательные работы. Из ОВД Айвазов отправился в травмпункт, врачи зафиксировали у него «ушибы мягких тканей левой щечной области, ссадины правого плечевого сустава и шеи, ушибы мягких тканей обоих плеч, ссадины правого тазобедренного сустава, обоих суставов коленей, мягких тканей левой голени, ссадины спины».

Координатор проекта «Росузник» Сергей Власов говорит, что к ним за помощью обратились еще несколько человек, пострадавших от действий полицейских во время акции около Манежной площади.

«Но они еще не определились, подавать ли жалобы. Надо понимать — это не совсем безопасно. Я всех, кто к нам обращается, предупреждаю, что мы готовы всем предоставить юридическую поддержку, но есть риск. Это распространенная практика, когда полиция, чтобы защитить своих сотрудников, подает встречное заявление о том, что избитые люди сами применяли насилие в отношении полицейского», — говорит Власов. Он напоминает случай с активистом «Солидарности» Станиславом Поздняковым, который был задержан на Манежной площади в апреле 2012 года после протестных «народных гуляний». Трое свидетелей видели, как полицейские его избивали.

Однако после того, как он заявил, что стал жертвой насилия со стороны полицейских, на Позднякова завели уголовное дело по ст. 318 УК. Тверской районный суд 14 марта приговорил Позднякова к двум годам условного срока с тремя годами испытательного срока по обвинению в избиении сотрудника полиции.

Практика ответных обвинений со стороны полиции работает не только в отношении гражданских и политических активистов. В понедельник автомобилист из Татарстана Геннадий Коновалов обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). По словам мужчины, он стал жертвой избиения со стороны полицейских, что подтверждается медицинскими документами, однако в итоге заявитель сам был осужден за применение насилия, хотя у стражей порядка были зафиксированы лишь царапины.

Вместе с тем СК в субботу завел два уголовных дела в связи с событиями 18 июля около Манежной площади.

Поводом для возбуждения одного из дел, в котором пока нет подозреваемых, стало свидетельство не установленного следствием человека, который видел, как задержанный полицейским человек «высказал сотруднику правоохранительных органов угрозы применения насилия, при этом насильно удерживая полицейского за плечи, сорвал с его форменной рубашки один из погон, после чего скрылся». Пострадавший полицейский — командир отдельного батальона ППС УВД по ЦАО ГУ МВД по городу Москве. СК разыскивает как подозреваемого, так и очевидцев произошедшего. Дело заведено по факту применения насилия в отношении представителя власти во время акции (ст. 318 УК).

Другое уголовное дело возбуждено по статье «Вандализм» (214 УК). В его основу легли листовки и стикеры в поддержку Алексея Навального, которыми митингующие обклеили стены здания Госдумы.