Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Торговля на «Болоте»

Телеканал «Россия-1» представил свою версию финсирования беспорядков на Болотной площади

Кадр из анонса телеканала Россия на фильм «Болото» Александра Бузаладзе
«Россия-1» показал фильм-расследование «Болото» в рамках передачи Аркадия Мамонтова «Специальный корреспондент». Журналисты госканала рассказали россиянам о столкновениях 6 мая 2012 года на Болотной площади и источниках финансирования протеста, озвучив версию Следственного комитета о причастности к событиям Гиви Таргамдзе и намекнув на американский след в этой истории. Автор фильма Александр Бузаладзе также поведал, как был побит лидером партии «Демократический выбор» Владимиром Миловым. А эксперты телеканала сошлись во мнении: единственное, что умеет оппозиция, – это «торговать родиной».

Передача «Специальный корреспондент» Аркадия Мамонтова, ранее снявшая триптих о «кощунницах» Pussy Riot, впервые вышла в эфир телеканала «Россия-1» с сюжетом о «болотном деле». В анонсе передачи аудитории телеканала обещали «новые подробности организации беспорядков» на Болотной площади 6 мая 2012 года и эксклюзивное интервью обвиняемого в приготовлении к организации массовых беспорядков Гиви Таргамадзе. Однако ни грузинский политик, ни эксперты в студии, среди которых был Андрей Караулов (представленный Мамонтовым как один из самых информированных журналистов), ни представитель движения «Наши» Константин Голоскоков и депутаты-единороссы Сергей Железняк и Александр Сидякин не сказали ничего нового.

Перед просмотром фильма состоялось обсуждение проблемы.

Уже на второй минуте эфира зрителям сообщили, что российскую оппозицию народ не финансирует, а следовательно, не поддерживает.

На вопрос Мамонтова «почему подоплека финансирования несистемной оппозиции вызывает бешенный лай», политолог Виталий Третьяков, ведущий собственную аналитическую передачу на телеканале «Культура», сообщил: «Часть источников непристойные, часть источников смахивают на какие-то коррупционные схемы, но ясно: это не деньги народа».

Журналист Александр Бузаладзе, автор фильма «Болото», рассказал, что сюжет снимался в Вильнюсе, где в последние месяцы арендовал дом Гиви Таргамадзе, и «в самом логове, в том числе в Грузии». По его словам, «эта была очень экстремальная, очень жесткая работа».

Фильм начался с рассказа Бузаладзе о том, как Таргамадзе в съемном жилье в Литве «смотрит футбол, ест бананы и пьет «Боржоми». Вопросы журналиста и ответы грузинского политика были смонтированы. Так, Бузаладзе закадровым текстом задает вопрос с подтекстом «не сожалеете ли вы, что не совсем верным путем пошли, замахнулись палкой на медведя». Тем временем в кадре Таргамадзе, поджав губы, кивает головой.

«Это видео — вообще фабрикация», — говорит Таргамадзе о скрытой съемке в Минске, которая впервые была показана в фильме телеканала НТВ «Анатомия протеста-2», а впоследствии послужила основанием для возбуждения дела против Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева и Константина Лебедева; последний приговорен к 2,5 годам колонии общего режима по обвинению в организации беспорядков на Болотной площади 6 мая прошлого года и приготовлении к другим беспорядкам (ч. 1 ст. 212; ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 212 УК).

Тем временем Бузаладезе продолжал комментировать интервью за кадром, отмечая, что грузинский политик встречается с журналистами 3 мая «словно ничего и не произошло, а ведь через два дня в России готовят новую Болотную; как организовывали старую, мы все уже знаем». На экране появляются кадры столкновений с полицией во время митинга на Болотной 6 мая 2012 года: сотрудник ОМОНа, которого человек в маске хватает за шею, кричит «помогите» (эти кадры стали основанием для приговора к 4,5 года Максима Лузянина). Бузаладзе поясняет: «Марш миллионов», заявленный как мирный, закончился рукопашным боем части протестующих с ОМОНом. После этого автор фильма сообщает, что у него «есть подозрения», что Таргамадзе не только координировал и финансировал противоправные действия в тот день, но и действовал по заказу третьей стороны.

Таргамадзе в интервью это отрицает: «Я не знаком, к сожалению, и с той частью российской оппозиции, от знакомства с которой я бы не отказался.

Свои обвинительные выводы журналист строит на интервью Лебедева ИД «Коммерсантъ», которое он дал после приговора суда (заключив сделку со следствием, оппозиционер признал, что Таргамадзе финансировал «революцию» в России) и на скрытой видеосъемке, показанной в эфире НТВ. Бузаладзе отмечает, что в распоряжении телеканала оказалась полная версия видео, насчитывающая 60 часов.

В «логове», как назвал Грузию автор фильма, некий боевой генерал Тристан рассказал, что Таргамадзе работает на США: «Он в 1998–1999 году прошел подготовку в Югославии по подготовке революций». Бывшая коллега Таргамадзе, работавшая с ним в Институте свободы в Грузии, Наны Какабадзе заявила, что «он талантливый криминал» и, если бы не Путин, революция (в России) удалась бы.

В фильме «Болото» транслируется также запись телефонного разговора Удальцова и Таргамадзе, неизвестно кем и когда сделанная. Бузаладзе утверждает, что этот разговор состоялся летом 2012 года. Голос на записи, который телеканал присваивает Удальцову, говорит, что «революции пока не получается: союзники хотят обойтись мало кровью».

В интервью «России 1» Таргамадзе так и не признался в знакомстве с Удальцовым, Развозжаевым и Лебедевым.

Зато даже он усомнился в далеко идущих политических интересах, которые преследует российская оппозиция. «В этом движении по-настоящему идейных людей не так уж и много, поэтому дальше этого не очень хочется идти», — сказал Таргамадзе.

Съездив в Вильнюс, съемочная группа телеканала «Роосия-1», случайно столкнулась с представителями российской оппозиции, которые приехали в Литву на конференцию, организованную фондом Рональда Рейгана (об этом подробнее в тексте «Газеты.Ru» от 14 мая). На этом основании Бузаладзе делает вывод: Таргамадзе продолжает встречаться с российскими оппозиционерами.

«В воздухе отчетливо пахло грузинским», — комментирует автор сюжета. В следующем кадре Бузаладзе выходит из дома Таргамадзе, проходит сквозь ворота и выходит на широкую улицу с автомобильным движением, после чего кадр резко меняется: Бузаладзе уже идет по узкой пешеходной улице, сворачивает за угол, и уже другая камера показывает выходящих из бара депутата Госдумы от «Справедливой России» Илью Пономарева, сопредседателя «РПР-Парнас» Владимира Рыжкова, Леонида Гозмана и лидера «Демократического выбора» Владимира Милова.

Картинка сопровождается закадровой речью: «Нас не оставляло ощущение того, что Таргамадзе перед интервью с кем-то встречался… И вот мы покидаем особнячок, где проходила съемка и видим знакомые лица». По словам Бузаладзе, бар от дома Таргамадзе отделяет «30 шагов и два дома». Позже съемочная группа встретит в самолете рейса Вильнюс--Москва Бориса Немцова, который очень удивился, услышав рассказ журналиста о живущем в Литве Таргамадзе.

В студии «Специального корреспондента» Бузаладзе расскажет, что при встрече оппозиционеров на улице Вильнюса «обстановка была очень накаленная, и я бы даже сказал, мы серьезно рисковали».

По его словам, выходя из ресторана, «Рыжков и его команда» о чем-то сговорились, и, пока журналисты снимали, к ним со спины подошел Милов и нанес Бузаладзе несколько ударов в спину. «Сделал это настолько профессионально, что в камеру это просто не попало», — заявил пострадавший.

Эксперты и депутаты в студии похвалили Бузаладзе за фильм.

Железняк, подняв палец, напомнил: «Единая Россия» еще год назад предупреждала, что протестные акции «срежиссированы не в России», а большинство их участников «оказались в роли пушечного мяса». По мнению депутата, Таргамадзе и российские оппозиционеры добивались «массовой гибели людей».

«Нашист» Голоскоков показал видеосъемку съезда Христианско-Демократической партии Литвы «Союз отчества», на котором Немцов говорит, что понимает социально-экономические интересы Литвы и то, почему ей выгодна демократия в России. «Ну вы же сами все видите!» — закричал Мамонтов. В результате Караулов и Железняк пришли к общему мнению, что единственное, что умеет оппозиция, это «торговать родиной» и что это «неудача длинною в жизнь».