Скандалы ради отвлечений

«Газета.Ru» выяснила, какие важные законопроекты оказались вне общественного внимания из-за скандальных думских инициатив

,
Под шум вокруг «антигейского» и «антисиротского» законов депутаты приняли ряд не менее скандальных инициатив. В частности, одобрили закон «Об образовании», вводящий дополнительные платные образовательные услуги, согласились на создание Росфинагентства, которое будет распоряжаться огромными госденьгами. Критики власти называют это тактикой «дымовой завесы», эксперты видят причину в безразличии общества в целом и в интересе гражданских активистов только к законам, ущемляющим их права.

Скандалы, в последние месяцы сотрясавшие Госдуму, а с ней и медиапространство, отвлекли внимание россиян от нескольких действительно важных законопроектов. Пристального общественного внимания удостоились, например, законопроект о «пропаганде гомосексуализма» среди несовершеннолетних и антитабачные инициативы, однако почти незамеченным осталось создание Росфинагентства – корпорации, получающей право на операции с огромными казенными средствами. Причем все эти три проекта Госдума одобрила в один день – 25 января. Как выяснилось позднее, никакой необходимости в ускоренном рассмотрении «антигейского закона» у парламентариев не было: во время думского заседания одна из наиболее ярых сторонниц этого документа Елена Мизулина сообщила, что поправки ко второму чтению будут приниматься аж до конца мая.

Депутат Госдумы от «Справедливой России», первый зампред комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева в разговоре с «Газетой.Ru» назвала маневр по отвлечению граждан с помощью скандальных инициатив от обсуждения реально важных законов «политикой дымовой завесы».

По ее словам, все делается, чтобы «общество рассредоточилось, переключилось на обсуждение других вопросов, а принятие не менее важных инициатив идет потихоньку, в несколько этапов».

В случае с Росфинагентством, пояснила Дмитриева «Газете.Ru», сначала в конце декабря были приняты правила, которые предписывают направлять во внебюджетные фонды больше нефтегазовых доходов, а потом было предложено передать управление деньгами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния некоему ОАО – новой госкорпорации Росфинагентство. «Фактически это означает передачу на аутсорсинг полномочий правительства и Центробанка, потому что если эти средства являются «подушкой безопасности», резервом, то они должны управляться Центробанком: он отвечает за стабильность. А если эти средства хотят использовать, то этим занимается правительство — тогда они должны быть бюджетными. Этой же корпорации хотят отдать управление политикой заимствований, а такого нет ни в одной стране мира: нельзя совмещать в одном органе и размещение средств, и их заимствование, потому что это дает возможность для многомиллиардных коррупционных сделок», — пояснила первый замглавы думского бюджетного комитета.

Депутат уверена, что за принятием этого закона кроется обман: «Говорят, что Росфинагентство получит для начала только 25 млрд рублей, но в законе таких ограничений нет, подразумевается управление всеми деньгами суверенных фондов. Нам говорят о международном опыте, но он иной. Например, в Китае есть китайская инвестиционная корпорация, управляющая частью золотовалютного резерва, но она не играет им на фондовом рынке, как это хочет делать Росфинагентство, а скупает активы по определенным направлениям, прежде всего инфраструктурным. И эта корпорация, конечно, не управляет параллельно госдолгом Китая».

Сейчас Дмитриева и ее сторонники ведут сбор подписей против принятия закона о Росфинагентстве во втором чтении на сайте mypetition.ru, однако депутат отмечает, что финансовые вопросы общество интересуют куда меньше, чем скандальный закон о запрете гей-пропаганды.

Аналогичных законодательных «завес» за последние недели в Думе было пущено несколько.

Например, принятие российского ответа на «акт Магнитского», так называемого закона Димы Яковлева, закончилось большим скандалом и многотысячным митингом протеста. Однако именно в день рассмотрения этого закона Госдума в окончательном третьем чтении приняла другой важный проект – поправки в закон «Об образовании», которые вводят, в частности, обязательные курсы основ религиозной культуры и светской этики. Утвержденные депутатами положения образовательного закона помимо прочего делают системой практику дополнительных «платных образовательных услуг». Однако этот документ, который касается большинства россиян, вызвал интерес в основном у людей, связанных со сферой образования.

То же самое произошло в зале пленарных заседаний 13 июля, когда принималось сразу два громких законопроекта. На фоне возвращения статьи «Клевета» в Уголовный кодекс и объявления некоммерческих организаций с западным финансированием «иностранными агентами» прошло незамеченным утверждение в третьем чтении важных поправок в федеральный бюджет на 2012 год и на период 2013–2014 годов.

Впрочем выстраиванию полноценной конспирологической версии мешает, например, то, что ни одного серьезного закона не обсуждалось 5 июня, когда «эсеры» устроили «итальянскую забастовку» во время рассмотрения скандальной инициативы о 300-кратном повышении штрафов за участие в несанкционированных акциях протеста. Или, например, пленарное заседание 6 июля, когда депутаты в первом чтении приняли закон об НКО — «иностранных агентах», решили защищать детей от вредной информации в интернете, а также лишили парламентской неприкосновенности коммуниста Владимира Бессонова.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты говорят в один голос о том, что, хотя тактика «дымовой завесы» и есть в арсенале власти, но проблема все же в ином: за последний год общество настолько поляризовалось и привыкло к громким скандалам, что инициативы, не вызывающие резкого и громкого противодействия, проходят вовсе незамеченными.

Глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко отметил, что тактика «дымовой завесы» не нова и в принципе характерна для президента Владимира Путина: «Когда в начале нулевых принимался закон о подоходном налоге в 13%, это было сделано так, чтобы общественное обсуждение было минимальным, — это тактика вбрасывания отвлекающих от непопулярных реформ тем. Путин не изменился, «Путин 2.0» — это миф, не изменилась и тактика».

Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев уверен, что «все эти скандальные законы работают на консолидацию путинского большинства». «Они понятны среднестатистическому гражданину, потому что среднестатистический избиратель Путина – гомофоб, к примеру, — пояснил Калачев. — И идет пропаганда этих простых для обывателя тем. Потому что объяснить, что геи – это плохо, проще, чем отстаивать сложный закон об образовании. Точно так же и противникам закона проще выступить против запрета на гей-пропаганду, чем искать сложные аргументы против реформы образования».

Политолог Марина Литвинович посетовала в разговоре с «Газетой.Ru», что в ситуации постоянных скандалов, если какая-то инициатива не получает сразу резкого и громкого противодействия в обществе, она остается незамеченной: «Недавно, зайдя на сайт правительства, я обнаружила, что, к примеру, снова заработал целлюлозно-бумажный комбинат на Байкале. Но этого никто не заметил, потому что не было сразу резкого противодействия».

Источник, близкий к администрации президента, в свою очередь, сыронизировал, что если, к примеру, депутаты Госдумы займутся ювенальным законодательством, то между его сторонниками и противниками начнутся такие баталии, что «принимать можно будет вообще что угодно».

«Не думаю, что это специальная технология, просто градус накала страстей в обществе таков, что все, что ему не соответствует, проходит незамеченным», — пояснил собеседник «Газеты.Ru».

Заместитель директора Аналитического центра Юрия Левады Алексей Гражданкин объясняет невнимание общества к важным законам тем, что пассивному большинству в принципе глубоко безразлично, что именно принимает Госдума. «Что касается активной части общества, то для нее угрозы в сфере гражданских прав и свобод воспринимаются как приоритетные — на этом фоне остальное уходит на второй план. Соответственно, о важнейших, с их точки зрения, проблемах они постоянно говорят журналистам — те доносят их уже до широкого читателя, но часть картины теряется. Тем более что обратить внимание на законы, касающиеся проблем гражданского общества, может и человек неподготовленный, в то время как полемизировать на тему того же образования без подготовки сложно», — отметил социолог.