Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Арест до особого порядка

Четверых фигурантов «болотного дела» оставили в СИЗО

Вячеслав Козлов 29.10.2012, 23:02
Замоскворецкий суд Москвы оставил под стражей до 15 апреля 2013 года Максима Лузянина ИТАР-ТАСС
Замоскворецкий суд Москвы оставил под стражей до 15 апреля 2013 года Максима Лузянина

Продлены аресты четверым фигурантам «болотного дела». Трое из них – Владимир Акименков, Ярослав Белоусов и Алексей Полихович — будут находиться в СИЗО до 6 марта 2013 года, а четвертый — Максим Лузянин, полностью признавший свою вину, — до 15 апреля. Впрочем, последний, скорее всего, выйдет на свободу раньше: на предварительных слушаниях было решено судить его в особом порядке. Ему зачтется раскаяние и признание вины, уверен адвокат.

В понедельник в Москве продолжились суды по мере пресечения в отношении фигурантов «болотного дела». В Басманном суде состоялись слушания по делу активиста «Левого фронта» Владимира Акименкова, национал-демократа Ярослава Белоусова и леворадикала Алексея Полиховича. Параллельно в Замоскворецком суде начался процесс над Максимом Лузяниным, которого задержали одним из первых: по его делу состоялись пока только предварительные слушания.

На этой неделе пройдет сразу несколько судебных заседаний по продлению сроков ареста для всех остальных фигурантов дела.

Замоскворецкий суд в понедельник должен был определить дату первого заседания по существу, а также в каком режиме и по какому порядку будет проходить процесс. Заседание по делу Лузянина, который обвиняется по ч. 2 ст. 212 УК (участие в массовых беспорядках) и ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти), началось практически с часовым опозданием — в начале второго вместо 12.30.

Первый процесс в рамках «болотного дела» вызвал большой интерес у представителей прессы: на предварительные слушания, которые, как и предполагалось, прошли в закрытом режиме, пришло около двадцати журналистов.

Узнав, что слушания будут проходить за закрытыми дверями, прессе ничего не оставалось, как довольствоваться «протокольным» подходом Лузянина: к началу процесса он заметно оброс и в отличие от прошлых судов подготовил речь, которую записал на нескольких тетрадных листах. Журналисты, как могли, старались выяснить у обвиняемого хоть что-то, но на вопросы Лузянин не отвечал, предпочитая хранить молчание, стараясь при этом не смотреть в объективы телекамер.

Как выяснилось позже, сам Лузянин был категорически против широкой огласки своего процесса. По его мнению, суд должен быть закрытым, поскольку на нем будет оглашена информация о его несовершеннолетнем сыне: по словам адвоката Сергея Шушпанова, сыну Лузянина 16 лет.

Необходимость же проведения суда в особом порядке Лузянин объяснил тем, что он сознался в инкриминируемых преступлениях и пошел на сотрудничество со следствием.

Требования Лузянина суд удовлетворил частично. Судья постановил, что процесс над сознавшимся действительно может пройти в ускоренном режиме, то есть особым порядком.

Вместе с тем, подчеркнул судья, процесс должен быть открытым. Довод Лузянина, ссылавшегося на права своего несовершеннолетнего сына, суду показался недостаточным.

Во время предварительных слушаний также решался вопрос о мере пресечения. Лузянин настаивал, что его нужно отпустить под залог в 1 млн рублей. Прокурор напирал на то, что подследственный обвиняется в тяжком преступлении, может скрыться от суда и оказать давление на свидетелей, а потому должен находится в СИЗО.

Аналогичные по форме доводы звучали практически на всех судах по мере пресечения для Лузянина. На этот раз суд также согласился со следствием и постановил оставить Лузянина под стражей до 15 апреля. Первое заседание по существу назначено на 9 ноября, оно начнется в 11.00.

Сергей Шушпанов, комментируя решение суда, дал понять, что оно для него не является неожиданностью. При этом адвокат не исключил, что приговор позволит Лузянину выйти на свободу довольно скоро. «Возможно, это случится еще до того, как начнутся суды по существу в отношении остальных фигурантов дела», — отметил Шушпанов «Газете.Ru».

Защита рассчитывает, что Лузянин получит минимальное наказание либо ему назначат условный срок или же наказание, которое подзащитный уже отбыл.

Как говорил ранее «Газете.Ru» адвокат Дмитрий Динзе, который представляет интересы одного из обвиняемых, Дениса Луцкевича, дело Лузянина специально было выделено из общего «болотного дела» «ради преюдиции» — чтобы в дальнейшем суды без доказательств считали столкновения полиции и демонстрантов на Болотной площади 6 мая «массовыми беспорядками».

Однако Шушпанов не согласился с коллегой, заметив, что «у нас не прецедентное право».

По словам Шушпанова, во время предварительных слушаний стало известно о гражданском иске к Лузянину со стороны МВД: ведомство хочет возместить за счет обвиняемого урон от порчи имущества. «Точную цифру вам не скажу, но это порядка 40 тысяч рублей за повреждение шлемов, жилетов и т. д. От пострадавших претензии к Лузянину нет. Одному из них он еще в ходе следствия самостоятельно выплатил 15 тысяч рублей компенсации — за повреждение зубной эмали. Он оплатил услуги стоматолога», — отметил Шушпанов.

При этом, как стало ясно во время оглашения постановления, еще в начале заседания обвинение ходатайствовало о переносе предварительных слушаний. Это объяснялось тем, что не были допрошены все свидетели по «болотному делу» и делу Лузянина. Требование о переносе было отклонено.

На судах в отношении других фигурантов дела о беспорядках на Болотной площади 6 мая также обошлось без неожиданностей.

Всем троим — Акименкову, Белоусову и Полиховичу — продлили содержание под стражей до 6 марта. Именно до этого срока официально продлено расследование по «болотному делу».

Следствие и обвинение объяснили необходимость нахождения обвиняемых в СИЗО практически одинаково. Все трое, по мнению следователей и прокуроров, могут скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей, уничтожить улики, а также продолжить заниматься преступной деятельностью.

Суд не учел даже заболевание Акименкова. Активист «Левого фронта», по признанию правозащитников и адвокатов, может ослепнуть, если ему не будет оказана квалифицированная медицинская помощь в гражданской больнице.

Что касается Полиховича, то во время суда следователь еще раз напомнил о рапорте из центра Э, согласно которому обвиняемый является участником деструктивного общественного движения «Антифа», а потому может скрыться от следствия и оказать давление на свидетелей.

Адвокат Полиховича возразила: по ее мнению, строить доказательную линию на основании «ложных сведений из центра по экстремизму» неправомерно и суд обязан обратить на это внимание. Но суд этот довод защиты проигнорировал.

Дело другого фигуранта «болотного дела» Дениса Луцкевича в понедельник получило новый поворот. Он направил в Следственный комитет заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении бойца ОМОНа Алексея Троерина по ст. 306 (заведомо ложный донос) и ст. 307 (заведомо ложный показания). Основанием для этого стало интервью Троерина в журнале Esquire, которое взяла журналист Светлана Рейтер. В материале под названием «Каска со счастливым концом» Троерин заявил, что не видел нападавших, хотя на допросе боец ОМОНа однозначно опознал в человеке, который на него напал, Дениса Луцкевича.