Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Кутюрье из старинного замка

Юберу де Живанши — 90 лет

,
__is_photorep_included10537817: 1
Величайшему кутюрье XX века Юберу де Живанши исполняется 21 февраля 90 лет. «Газета.Ru» вспоминает, как наследник аристократической фамилии стал любимым модельером нескольких голливудских звезд и одной американской первой леди.

Юберу де Живанши исполнилось 90 лет. Имя знаменитого модельера-аристократа, основателя дома Givenchy сегодня прочно ассоциируется с образом самой любимой голливудской звезды всех времен и народов — Одри Хепберн. Их связывали особые отношения: долгое время актриса была музой кутюрье. Живанши создавал наряды для самых громких фильмов с ее участием — «Сабрина», «Шарада», «Забавная мордашка» — и, конечно, знаменитое черное платье для «Завтрака у Тиффани».

С Одри Хепберн Живанши познакомился благодаря работе над фильмом «Сабрина». Тогда кутюрье еще не знал об Одри и предположил, что в фильме будет сниматься Кэтрин Хепберн. Но первая встреча стала сразу же судьбоносной. Возможно, дело было именно во внешнем виде актрисы: Одри пришла, одетая в завязанную на пупке футболку, плоские сандалии и соломенную шляпу с полями. Но именно в тот день между ними возникла мгновенная связь, которая привела к пожизненной дружбе.

Обсуждая костюмы для съемок, Живанши предупредил Одри, что у него всего восемь портных и сшить необходимые 15–20 платьев за такой короткий срок не получится.

Тогда актрису эта новость даже обрадовала, и она попросила показать всю коллекцию прямо сейчас. Живанши вспоминает, что все наряды в тот момент находились в стадии подготовки, но это не остановило его. Коллекция восхитила Одри, и она сказала, что это именно те наряды, которые нужны для сцен из фильма. С тех пор дизайнер делал все возможное, чтобы одевать Одри Хепберн. А их дружба была как особая любовная интрига, а глубина его любви к актрисе выглядит трогательно — кажется, он до сих пор так и не смирился с ее ранним уходом.

Уроженец города Бове, что во французской Пикардии, граф Юбер Джеймс Марсель Таффен де Живанши переехал из сонного городка, знаменитого только готическим собором, который дважды рушился под тяжестью собственных амбиций, в Париж — в 17 лет он приступил к учебе в Школе изящных искусств. Прошел год, и в 1945-м юный аристократ уже поступил на работу к модельеру Жаку Фату, а после продолжил карьеру в лучших парижских ателье, принадлежавших Роберу Пиге, Люсьену Лелонгу и в конце концов — Эльзе Скиапарелли. В годы, когда швейное дело не считалось делом, достойным аристократа (когда за 20 лет до этого Натали Палей, кузина русского царя Николая II, вышла замуж за Люсьена Лелонга, это выглядело мезальянсом), Юбер де Живанши учился шить у лучших кутюрье своего времени.

В 1952 году он открыл свое ателье — и тогда же представил публике первую коллекцию, юбки в пол и белые блузы из хлопка-сырца «Беттина» (названные так в честь его тогдашней музы Беттины Грациани). Из-за финансовых трудностей для первой коллекции Живанши использовал дешевые ткани — зато инновационный крой. До того момента, когда у начинающего модельера появятся первые клиентки, поклонницы и верные друзья, остается совсем немного времени.

Среди друзей кутюрье — великий Кристобаль Баленсиага, которого Живанши считал великим архитектором и на которого ориентировался в своей работе.

Именно Баленсиага придумал новый фасон платья — платье-мешок, которое впоследствии вдохновляло и Живанши. На дворе была вторая половина 50-х, в умах и на подиумах еще царил Кристиан Диор с его «нью-луком», но Баленсиага воплощал феминистскую мечту о свободе: платье-мешок (или кокон, или баллон) не схватывало талию плотным кольцом, оставляло возможность дышать и при том оставалось элегантным и необычным.

Одри Хепберн была его любимой музой, но не единственной звездой, с которой доводилось работать кутюрье. Живанши одевал и Грейс Келли — она как-то наносила визит в Вашингтон в его платье изумрудно-зеленого цвета и болеро. Он полностью продумал гардероб Жаклин Кеннеди во время президентского визита во Францию в 1961 году. В 60-е и 70-е Юбер де Живанши оставался связующим звеном между французской модой и голливудским шиком.

Он во многом первый. В 1968-м он запустил первую дизайнерскую линию готового платья. Он предвосхитил эпоху, когда дома мод и парфюмерные дома (а Givenchy стали в конце концов и тем и другим) стали использовать образы звезд кино для рекламы своей продукции. Лицом L'Interdit, Givenchy, была, разумеется, Одри Хепберн.

Он стал одним из первых, кто продал свой модный дом большой корпорации: в 1988-м Givenchy приобрела группа LVMH, в 1995-м Юбер де Живанши ушел на пенсию.

О последующих креативных директорах дома Живанши тактично молчит. «Я думаю, что, когда ты продаешь свою компанию, ты больше не имеешь права ею управлять, и это довольно тяжело», — говорил он в 2010 году в интервью британской газете The Independent, объясняя, что сейчас сосредоточен на работе с аукционным домом Christie's и «прекрасных вещах — книгах, мебели, серебре». За новыми коллекциями дома он больше не следит — это больше неинтересно.

Ему вообще неинтересна современная мода. Ему больше не кажется, что актрисы на красных дорожках Каннского фестиваля представляют собой эталон изысканного вкуса, он считает, что современные дизайнеры создают несуразные наряды, не думая о потребностях женщины. Но все-таки не будем представлять его ворчливым стариком, забаррикадировавшимся в старинном замке Шато-дю-Жонше в Ромийи-сюр-Эгр неподалеку от Парижа. «Времена меняются, приходится смотреть правде в глаза, — говорил он все в том же интервью британской газете. — C'est la vie. К счастью, я прожил много-много счастливых лет. Прекрасные ткани, прекрасные люди, прекрасные воспоминания».