Потребители теряют уверенность

Каждый четвертый россиянин ждет ухудшения экономической ситуации

Глеб Климентьев 07.10.2010, 19:39
ИТАР-ТАСС

Потребительская уверенность россиян снизилась впервые за последние полтора года, подсчитал Росстат. Во всем виноват продовольственный шок — цены на продукты питания растут, а зарплаты остаются на прежнем уровне. В ближайший год ожидать улучшения ситуации не стоит, предупреждают эксперты.

Индекс потребительской уверенности, отражающий совокупные потребительские ожидания населения, упал впервые за полтора года: в третьем квартале он снизился на 4% до минус 11%. В положительной зоне индикатор находился до третьего квартала 2008 года, однако мировой экономический кризис привел к тому, что потребительская уверенность рухнула до минус 35% в первом квартале 2009 года. Достигнув минимальных значений, индикатор начал уверенно расти: в первом и втором кварталах прошлого года он прибавил 3%, в третьем — 7%, в четвертом — 5%, в первом квартале этого года — 10%, во втором — 3%, и достиг минус 7%, после чего вновь упал.

«На снижение индекса потребительской уверенности повлияло, прежде всего, ухудшение субъективного мнения населения относительно ожидаемых и произошедших изменений в экономике, а также ожидаемых изменений в личном материальном положении», — делают вывод в Росстате.

Каждый четвертый россиянин считает, что его материальное положение ухудшилось.

При этом сократилось число россиян, чувствовавших улучшение своего материального положения: с 17% в апреле — июне до 15% в июле — сентябре.

Ухудшения ситуации в течение года ожидает каждый четвертый россиянин (24% против 17% во втором квартале). Снижается и число оптимистов: еще во втором квартале положительных изменений ждали 27% россиян, то теперь — 21%. Во многом опасения населения связаны с растущими ценами: 93% россиян считают, что цены на основные товары и услуги в течение года будут расти (во втором квартале таких было 89%), при этом 81% граждан полагают, что доходы их семьи вырастут меньше, чем цены на основные товары и услуги (во втором квартале их было 73%). Россияне ощущают себя менее уверенно, чем европейцы: индекс потребительской уверенности вырос практически во всех странах Евросоюза — в Италии, Франции, Германии и даже Греции. Исключение составили лишь Великобритания, Польша, Румыния, Словакия, Словения и Чехия.

Снижение потребительской уверенности связано в первую очередь с повышением инфляционных ожиданий, говорят эксперты. «Причем более чем заметным в последнее время было увеличение стоимости товаров продовольственной группы», — говорит ведущий эксперт Центра макроэкономических исследований и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Игорь Поляков. Так,

гречка за июль — сентябрь подорожала на 60–70%, в целом крупы — на 31%,

росли цены и на молочные продукты, муку, хлеб, хлебобулочные изделия, растительное масло, сливочное масло, сахар, яйца. В то же время не произошло традиционного сезонного снижения цен на плодоовощную продукцию: рекордно высокая температура и засуха привели к снижению сборов зерна, овощей и фруктов.

Таким образом, инфляция, замедлившаяся во время кризиса на фоне снижения производства и зарплат, вновь выходит на повышение. Но зарплаты этого делать не спешат. «Вместо повышения реальные зарплаты получили стагнацию. С исключением сезонности в июле — августе динамика реальной зарплаты оценивается в 99,9% к предыдущему месяцу против 101,3% в апреле — июне 2010 года», — говорит Поляков. И понятно, что инфляция (с начала года 6,6%) уже отъела большой кусок от заработков граждан.

«Раньше каждый год среднедушевой доход населения в реальном выражении рос на 12–13% в год, а сейчас, за два года кризиса, он увеличился на малоощутимые 5%»,

— негодует директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

И в будущем изменения ситуации в лучшую сторону ждать не стоит. «Устойчивого экономического роста нет. Промышленность летом не росла, инвестиции остаются на уровне кризисного спада. Как следствие, мы из кризиса не выходим, мы из него еле-еле выползаем», — заключает Зубаревич.