Пенсионный советник

«Вы представьте Трампа с пальцем на красной кнопке»

Сценарист Эндрю Дэвис про адаптацию «Карточного домика» и комплимент российского президента

Екатерина Копалкина
Актер Кевин Спейси в сериале «Карточный домик» Media Rights Capital
Актер Кевин Спейси в сериале «Карточный домик»

Сценарист «Карточного домика» драматург Эндрю Дэвис посетил международную ярмарку интеллектуальной литературы Non/fiction, почетным гостем которой впервые стала Великобритания, а Британский совет представил специальную программу. Дэвис встретился с «Газетой.Ru» и рассказал об адаптации «Карточного домика» для США, королеве Елизавете II и работе над сериалом «Война и мир».

— Вы были первым, кто экранизировал роман Майкла Доббса «Карточный домик», а теперь принимаете участие в адаптации этого сериала в США, не так ли?

— Не совсем так, я не адаптировал американский сериал. Я знаю, что в титрах меня называют исполнительным продюсером. Но все, что я сделал, — разрешил им использовать мой сюжет. А они лишь попросили, чтобы я не говорил плохо про их шоу.

— Политические хитросплетения какой страны, на ваш взгляд, интереснее для экранизации?

— Я был не очень хорошо знаком с политической системой США, но многое узнал благодаря сериалу. Взять, к примеру, роль лоббистов в принятии политических решений или способ голосования в парламенте, который действительно отличается от нашего, британского.

Кроме того, там есть Фрэнк Андервуд, за которым стоит убийство людей. Но я не думаю, что эта особенность присуща только американской системе.

Эндрю Дэвис broadcastingpressguild.org
Эндрю Дэвис

— Как вы думаете, изменится ли главный герой на фоне победы Трампа?

— С одной стороны, характер Фрэнка уже сложился, и серьезные изменения могут только разрушить сериал. Но с другой стороны, в мелочах — почему нет? То, что Трамп пришел к власти в США, одновременно комично и пугающе. Потому что он очень импульсивен. Вы представьте, что такой человек живет с пальцем на красной кнопке.

Возможно, в современном мире нам было бы лучше иметь президента-негодяя вроде Фрэнка Андервуда.

Он по крайней мере не хотел бы начать ядерную войну. Насчет Трампа такой уверенности нет.

— В то же время есть персонаж Клэр Андервуд, в которой можно увидеть параллели с Хиллари Клинтон. В последнем сезоне сериала она уверенно приближается к посту вице-президента. Но судя по итогам выборов в США, всеобщая борьба за права женщин потерпела поражение.

— Да, похоже на то.

— Вы думаете, Клэр сдастся так легко?

— Нет, я думаю, что она в какой-то момент выступит против мужа и попробует стать президентом сама. Но это моя догадка. Наш сериал для BBC закончился тем, что жена организовывает смерть своего мужа. Возможно, они повторят этот прием.

— В американском «Карточном домике» президент России Виктор Петров — единственный, кто не боялся Фрэнка Андэрвуда. Россия — удобный антагонист или пришла пора искать новых врагов?

— Хорошо было бы думать, что это может измениться.

Но тогда и России, возможно, придется избрать себе менее воинственного президента.

Потому что именно так это видится снаружи. Но, возможно, мы ошибаемся и он таким образом пытается возродить гордость в российской нации.

— Ваша версия одноименного сериала для BBC знакома далеко не всем.

— Да, но благодаря выходу американского сериала с ней ознакомились гораздо больше людей, дав ей новую жизнь.

— Почему, по-вашему, в свое время она не снискала такой популярности?

— Это был чисто британский сериал. Я даже не уверен, что его показывали за пределами Англии, тем более в США. Возможно, как раз из-за различий в политических системах аудитория просто не смогла бы разобраться в хитросплетениях сюжета.

— Сюжет действительно интригует, ведь главный герой даже смог свергнуть короля.

— На самом деле теоретически это возможно.

— Это законно?

— Наша королева Елизавета всегда очень была аккуратна в выражении политических взглядов, старалась не афишировать их и не дать им просочиться в прессу. А вот ее сын — это сплошное собственное мнение.

Если когда-нибудь он станет королем и попробует спорить с политиками, не исключено, что настанет момент, когда парламент решит разделаться с монархией.

Его вряд ли казнят, но могут вежливо попросить отречься от престола, выбрать себе резиденцию из числа своих дворцов и удалиться туда для проживания.

— Это может привести к абсолютному свержению монархии и пересмотру политического строя?

— На мой взгляд, да. Очень много людей в Великобритании не верят в монархию, и со стороны кажется, что это наименее ценная вещь в традициях Великобритании. Наследственная система правления кажется абсурдной, но очаровательной. Людям всегда нравилось читать о королевской семье, особенно во времена принцессы Дианы.

— В Великобритании сейчас так много кандидатов на престол, что это тоже своего рода «Карточный домик». Вам неинтересен такой сюжет?

— В России знают такой сериал — «Корона»? Он только выходит.

— Знаем, он про молодость Елизаветы.

— Сценарий к нему написал Питер Морган, который специализируется на драмах королевской семьи. Так вот я не по этой части.

— А что насчет более актуальных событий? Интересна ли вам социальная проблематика, феномен Brexit?

— Итог голосования удивил всех, даже сторонников Brexit. Все это привело к баталиям на тему того, кто станет новым премьер-министром. Вот был мэр Лондона Борис Джонсон, был его соратник Майкл Гоув, который должен был его поддерживать. Но после референдума Гоув неожиданно изменил свою точку зрения и сам стал метить на этот пост. И тогда очень тихо, как змейка, появилась Тереза Мэй, которая была в тени во время всей кампании (по выходу из Евросоюза. — «Газета.Ru»).

В общем, мне все происходящее вокруг Brexit напоминает черную комедию.

Я бы хотел об этом написать, но не уверен, что был бы наилучшей кандидатурой.

— Вы написали сценарии к более чем 70 фильмам и сериалам. Если сравнивать Великобританию и США, можно назвать самые излюбленные сюжеты в этих странах?

— Конечно, существуют типичные для США темы — это американская мечта, путь из хижины в лесу до Белого дома. Или, например, золотой мальчик, который достиг блестящих высот к 20 годам, а вся дальнейшая его жизнь — это постепенный путь вниз.

— А какие в Англии самые любимые, извечные темы?

— У нас очень популярны семейные драмы.

И, как это ни печально, англичане по-прежнему одержимы понятиями классовых различий.

Есть маленькая, но очень важная школа производства фильмов под руководством Кена Лоуча. Они ставят остросоциальные драмы про несчастных страдающих людей, которых сломала жестокая система.

Я обсуждал похожую тему с двумя российскими драматургами. Они говорили, что русские люди тоже любят страдания в литературе, в драме. Вы согласны с этим?

— Ну, конечно, это же у нас родился Достоевский. Но раз вы затронули литературу, расскажите, как вы работали над адаптацией «Войны и мира»?

— Признаюсь, я никогда ее прежде не читал, и когда начал работу, то не догадывался, что мне придется иметь такие тесные контакты с Россией (смеется).

Кадр из сериала «Война и мир» (2016) BBC Worldwide
Кадр из сериала «Война и мир» (2016)

Я постарался забыть, что это величайшая книга во всей литературе, а просто читал ее как историю о захватывающих судьбах, о том, что война делает с людьми, с семьями.

Я выбрал те кусочки романа, которые интересны лично мне: все, что связано с Наташей, Пьером, с князем Андреем. И закрутил фильм вокруг этих героев. В конечном счете в фильме было больше любви, чем войны.

— Что помогло вам в работе?

— В процессе подготовки к написанию сценария я проконсультировался с экспертами по Толстому. Есть американский профессор, который 20 раз прочел этот роман на русском. Он указал мне на качества, которые привлекают русских людей в этом романе.

В частности, Толстой очень ценил в своих героях некоторую непосредственность и даже детскость.

Про Наташу многие говорят, что она как маленький ребенок и ведет себя соответственно. Но именно это качество, возможно, ценилось Толстым больше всего.

— Вы слышали, что «Война и мир» очень понравилась нашему президенту Владимиру Путину?

— Да, он сказал, что нам удалось что-то понять о загадочной русской душе. Это большой для меня комплимент.