Пенсионный советник

«Лучший президент — красный круг»

Интервью Артема Лоскутова о «монстрации» на день Ивана Купалы

Алексей Крижевский 07.07.2012, 12:26
ИТАР-ТАСС

Новосибирский художник Артем Лоскутов рассказал «Газете.Ru» о том, как и где пройдет в столице «монстрация», почему она переехала с мая на июль, и о том, при чем здесь политика.

7 июля в Москве состоится «монстрация»: в 13.30 от моста Багратиона стартует шествие-хеппенинг с абсурдными лозунгами. Ее проведение в первых числах мая уже успело стать традицией для нескольких российских городов, а её создатель, новосибирский художник Артем Лоскутов — лауреатом премии «Инновация». Московская «монстрация» в этом году переехала с Первомая на день Ивана Купалы и с прошлогоднего Рождественского бульвара на набережную Тараса Шевченко, однако префектура Западного округа не утвердила маршрут «в связи со строительными и ремонтными работами». Лоскутов рассказал «Газете.Ru» о том, как должно закончиться шествие, чем связаны «монстрации» и «оккупаи», почему оно не может быть аполитичным, и о роли искусства в политической борьбе.

— На данный момент «монстрация» не согласована и может быть разогнана. По-вашему, чем кончится акция? Грозит ли что-нибудь «монстрантам»?

— Говоря юридически, порядок проведения массовых акций у нас в стране уведомительный. 25 апреля в мэрию было подано уведомление, в положенные законом три дня встречных предложений организаторы не получили. Уже на этой неделе префектура ответила, что памятник Шевченко, где должна была закончиться «монстрация», снесли и на месте сквера строят парковку, поэтому маршрут действительно стоило сократить, что и было сделано и о чём префектура письменно уведомлена. Я полагаю, претензий со стороны полиции быть не может.

— Традиционная первомайская «монстрация» не состоялась, а теперь вы решили провести ее на Купалу. Этот праздник обычно ассоциируется не с шествиями, а с поездками за город.

— В Москве ещё не сложилось такой первомайской традиции (проводить «монстрации». – «Газета.Ru»), как в Новосибирске. Да и дух времени в мае немного другой был: только кончилась зима с целым рядом «заменителей» «монстраций», а уже через неделю начались «оккупаи». Не всем хватало времени на сомнения и иронию, в том числе и над собой. Сейчас, когда так называемые лидеры протеста собираются своим присутствием легитимировать Селигер или поддерживать Ройзмана, когда организаторы «маршей миллионов» называют защищавшихся от дубинок ОМОНа граждан провокаторами, самое время для того, что в 2004 году мы в Новосибирске, приглашая людей на первую «монстрацию», называли «арт-инъекцией».

— Кстати, в ваших последних выступлениях так или иначе возникает тема самостоятельности и независимости Сибири. Почему эта тема стала для вас сейчас актуальной?

— Нынешнее государство очевидно рушится — сложно не задумываться о том, что будет дальше, какие варианты нас ждут. Один из возможных сценариев — это распад на несколько новых государств, например. Не самый лучший, но вполне реалистичный. Это как готовиться к зиме.

— Где, по вашему, в данной исторической ситуации уличная культура переходит в уличную политику?

— В ситуации, при которой разгоняются «митинги игрушек», не остаётся места для аполитичности. Любое действие можно рассматривать как политический жест.

— И как же вы предлагаете действовать?

— Концепция всегда одна и та же. Единственный правильный ответ на конкретность насилия — абстрактный. Лучшая реклама — черный квадрат. Лучший президент — красный круг. Детский лепет — программа нашей партии. Каждый наш абстрактный жест — конкретный ответ на претензию власти на нашу жизнь.