Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Дары проката

Не пропустите на неделе

«Парк культуры» 11.07.2011, 19:29
outnow.ch

Выход в прокат последней части эпопеи про Гарри Поттера отнюдь не замораживает культурную жизнь столицы: москвичей ждут лучшие дебюты «Кинотавра», отреставрированный «Таксист», концерт блондинки из сериала «Сплетница», татуированный мрамор и история юродивых.

В четверг выходит вторая и последняя часть заключительной картины саги в семи фильмах про юного волшебника, его друзей и врага номер один, которого не принято называть по имени, — «Гарри Поттер и дары смерти. Часть 2». Под это событие отданы едва ли не все кинозалы страны.

Возможной альтернативой служит также выходящий в прокат фильм закрытия недавнего ММКФ «Расплата» — британо-голливудский ремейк израильской картины про охоту за нацистским преступником. Хелен Миррен в роли спецагента Моссада на пенсии вынуждена вновь взяться за, казалось бы, давно закрытое дело врача-изверга, который экспериментировал на жертвах Третьего рейха.

Однако большая часть экранного времени отдана под шпионский ретро-триллер про то, как 30 лет назад ее героиня (Миррен в молодости играет новоявленная звезда «Древа жизни» Джессика Честейн) этого врача ловила, попутно впутываясь в любовный треугольник со своими партнерами по операции.

Еще более альтернативную кинопрограмму предлагает кинотеатр «Пионер». В понедельник в 21.00 здесь устраивают спецпоказ программы короткометражных фильмов из конкурса другого недавнего кинофестиваля — «Кинотавра». В рамках единственного сеанса покажут три фильма (каждый примерно по 30 минут). В «Незначительных подробностях случайного эпизода» Михаила Местецкого два поезда надолго застывают посреди нигде — получается шутейная притча про то, как бездарно можно прожить жизнь, если ждать, когда она сама поедет. В «Шиповнике» Нигины Сайфуллаевой герой актера Романа Полянского становится объектом грез и довольно навязчивых попыток действовать двоюродной сестры школьного возраста. В «Море желаний» Шоты Гамисонии двое бездельников шатаются по приморскому городу, а трюк заключается в том, что на море в этой картине стоит Москва. Хороший шанс увидеть на большом экране, что снимают те, кто завтра может стать лицом русского кино.

Ну а любителям классики в том же «Пионере» с 7 июля показывают отреставрированного «Таксиста» Мартина Скорсезе, благо летняя жара всячески располагает к разнообразным неврозам.

Музыкальная программа этой недели тоже пройдет под условным знаком кинематографа. Во вторник в клубе «Арена» выступит группа The Pretty Reckless. Это проект 17-летней блондинки Тейлор Момсен – исполнительницы одной из главных ролей в сериале «Сплетница», который стал для подрастающего поколения чем-то между «Сексом в большом городе» для самых маленьких и традиционными ценностями сериала «Друзья». Сценический образ Момсен – длинноногая 17-летняя блондинка в короткой юбке и драных чулках, а значит, на музыку можно запросто не обратить внимание, и тем не менее волосатые мужчины с аккуратными бородками за ее спиной выводят вполне нестыдные постгранжевые риффы, которые уже украсили, например, звуковую дорожку кинофильма «Пипец».

Так же, хоть и в несколько ином смысле, кинематографична и музыка Омара Торреса, которого принято представлять гитаристом Тома Уэйтса, хотя поиграть он уже успел даже с Земфирой. Впрочем, Уэйтс тут действительно фигура определяющая. Хриплый человек, по каждой песне которого можно снимать фильмы с названиями типа «Бедные люди» или «Джентльмены удачи», научил своего компаньона создавать своими руладами на стыке афрокубаны и цыганщины прокуренную атмосферу поблекшего кабака.

Ну и, наконец, в столичной художественной жизни тон по-прежнему задают гастрольные проекты. Например, в «Гараже» их сейчас насчитывается сразу три.

Кроме выставки американца Джеймса Таррелла, посвященной оптическим эффектам, здесь недавно открылись персональная экспозиция современного итальянского скульптора Фабио Виале и сборный проект JapanCongo.

Выставка Виале оправдывает свое название «Мрамор»: все десять опусов, которые демонстрируются большей частью в грузовых контейнерах перед входом в «Гараж» (таково уж архитектурно-дизайнерское решение устроителей), созданы из первосортного каррарского мрамора. Но, несмотря на классичность материала, художник исповедует вполне концептуальные взгляды на искусство. Среди представленных им объектов – имитации автомобильных покрышек, якобы «пенопластовое» изваяние Джоконды с отколотым носом, псевдобумажные самолетики и фрагменты человеческих тел, покрытые уголовными татуировками. Все это, как было сказано, из мрамора – включая лодку, плавающую в обширном резервуаре. А выставка JapanCongo базируется на коллекции итальянского бизнесмена Жана Пигоцци, который увлечен собирательством современного искусства Африки. Правда, в последние годы он сделал ставку еще и на молодых художников из Японии. Именно эти два «культурных слоя», очень различных по своей сути, соединил в общей экспозиции художник Карстен Хёллер, выступающий в данном случае в роли куратора.

Гастрольную вариацию на тему видеоарта предлагает галерея «На Солянке».

Здесь расположился проект под названием «Шутки и кошмары: фильмы испанских художников от Дали до наших дней». Речь об обзоре фильмов, которые в разные годы создавались не профессиональными кинематографистами, а художниками, желавшими выразить на экране свои пластические или социальные идеи. Задолго до того, как появилось слово «видеоарт», в кино себя пробовали Сальвадор Дали, Вал дел Омар и Луис Бунюэль (последнего, впрочем, трудно причислить к дилетантам от кинематографа). Нынешний испанский видеоарт представлен здесь работами Франциско Руиза де Инфанте, Марии Каньяс, Хулиана Альвареза, Андреса Дуке.

Тем же из зрителей, кто предпочел бы заграничным выставкам показы отечественного искусства, да еще и исторически удаленного, можем порекомендовать персональную экспозицию ленинградского графика Юрия Великанова в «Галеев-галерее». Этот художник умер совсем молодым, не дожив до первой своей выставки в Русском музее, открывшейся в 1934 году. Рисунки и гравюры Великанова произвели на публику незабываемое впечатление, так что, будь на дворе иные времена, его имя наверняка было бы включено в «топ-лист» ленинградского искусства. Однако после убийства Кирова власти закрутили все возможные гайки, и до посмертной «раскрутки» художника дело так и не дошло. Справедливость, пускай с опозданием, восстанавливается только теперь.

А в храме Василия Блаженного, 450-летие которого отмечается на этой неделе, открывается новая экспозиция «Московские юродивые в истории Покровского собора и Варварского крестца».

Здесь обещаны реликвии вроде первого покрова на раку Василия Блаженного, шитого в мастерских царицы Ирины Годуновой, и уникальной иконы «Спас Нерукотворный с предстоящими Максимом Блаженным и Максимом Исповедником». Стоит добавить, что к юбилею собора отреставрированы два придела, в которые давным-давно не ступала нога посетителя.