Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

С баррелем по жизни

29.09.2014, 08:35

Ирина Ясина о судьбе 18 воспитанников одного детского дома

Каждый раз мне так хочется написать про что-то чудесное и светлое, чтобы никаких черных красок, чтобы жизнь была как сказка: экономический рост, неуклонное повышение благосостояния трудящихся и все прочие советские радости. Очень хочется.

Но сидит напротив меня Маша – прекрасная, как дама с горностаем с портрета Леонардо да Винчи, все силы отдающая тому, чтобы выцарапать из беспросветного их будущего ребят – воспитанников детских домов. Не тех маленьких, у кого еще есть шансы быть усыновленными, а тех, кому по четырнадцать-шестнадцать...

Маша рассказывает про детский дом, рассчитанный всего на 24 воспитанника, который располагался в поселке Петровское Ивановской области. Почти семейный, на момент закрытия в нем жили 18 ребят. Маленьких не было – как только стало известно, что дом будут закрывать, малышей туда больше не посылали.

Дом закрыли из-за того, что в нем не было душевых кабин. Откуда им взяться в старой усадьбе? Ребят возили в баню. Оказалось, нельзя.

В декабре 2013 года дети были перемещены в Чернцкую коррекционную школу-интернат. Почему ребят, не нуждавшихся в коррекции, туда поместили, непонятно. Вообще-то это неправильно. Не по закону. В качестве основания для перемещения был указан новый спальный корпус, имеющийся в Чернцкой школе-интернате. Есть где спать. Видимо, это главное в жизни.

По некоторым данным, на строительство спального корпуса было потрачено около 90 млн руб. Не удивляйтесь, это был долгострой, строили почти десять лет.

На момент переезда туда ребят из Петровского в Чернцах не работала система отопления, дети спали в верхней одежде.

Интернат находился в 70 км от поселка Петровский, где у многих детей остались родственники, лишенные в результате переезда возможности их навещать. Понятное дело, в средней полосе России непросто доехать без пересадок. От Петровского до Тейково, дальше от Тейково до областного центра Иваново, и только от Иваново до Чернцов. А то, что у бабушки нет личного автотранспорта, – это само собой разумеется.

Профессионалу очевидно, а непрофессионалу по личному опыту понятно, что в ситуации совмещения обычных детей, так называемой нормы, и коррекции, то есть детей, нуждающихся в особых условиях и подходах, зачастую происходит снижение нормы, а не улучшение коррекции, особенно учитывая отсутствие специальных педагогов в сельской местности.

В августе 2014-го дети были снова, в третий раз за полтора года, перемещены в детдом №3 города Иваново. Так называемый Звездный.

Переезд объясняли слиянием нескольких коррекционных учреждений. В процессе закрытия и передачи помещения для беженцев из Донбасса находились Комсомольская и Холуйская школы-интернаты.

Из-за бесконечных переездов, сетует Маша, дети не хотят учиться, им очень трудно каждый раз привыкать к новым сверстникам. Они гости, а те – хозяева. Они из деревни, а хозяева – из города. Помножьте все это на трудности пубертатного периода.

А власти говорят, что уже принято решение о размещении сирот исключительно в детских домах семейного типа. Решение-то принято. Вот что с исполнением...

Вокруг тех восемнадцати ребят из закрытого Петровского детского дома бушует неблагополучный мир. Да и взрослым людям все страшнее слушать по утрам новости. Войны, аресты, рост цен. Говорят, американцы вышли на первое место по экспорту нефти, оставив позади и нас, и Саудовскую Аравию. А ведь известно, что для предсказания любого экономического процесса в нашей с вами стране надо внимательно следить за ценой барреля нефти на Лондонской товарной бирже.

Пока цена около $97 за баррель. Это вполне достаточно, но, когда случился «крымнаш», она была повыше. Где-то около $110.

Плохо, если будет снижаться дальше. Обязательств так много, а сокращать их – весьма и весьма болезненная штука. Одни президентские обещания требуют как минимум 150 этих самых долларов за этот самый баррель.

Вот тогда мы бы обязательно все исполнили.