Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не от водки, так от простуд

14.05.2015, 08:24

Виктория Волошина о громких победах и тихо исчезающем народе

Накануне Дня Победы Росстат обнародовал цифры, плохо гармонирующие с победными настроениями в стране — видимо, потому они и прошли не замеченными широким экраном и, соответственно, широкими массами.

Реклама

В первом квартале 2015 года число умерших в России (507 тыс. человек) превысило число родившихся на 12,8%. При этом в трети регионов превышение составило полтора-два раза. Больше умирают в крупных городах Центральной России, в Поволжье и на северо-западе страны. В Сибири и на Дальнем Востоке народ, видимо, поздоровее, пока держится.

При этом анализ причин смертности по цифрам Росстата приводит к парадоксальным выводам. Смертность от внешних причин (несчастные случаи, убийства, самоубийства и даже отравления алкоголем) последние годы снижается, что радует. Но в этом году вдруг выросла смертность даже не от онкологических, а от самых обычных болезней: сердечно-сосудистых (на 4,8%), органов пищеварения (на 9,9%) и, что самое поразительное, респираторных (на целых 22,1%). То есть наши соотечественники гибнут от банальных гриппов и ОРВИ, как будто мы вернулись не в застойный СССР, а в дореволюционную Россию, где антибиотики и антивирусные препараты еще не изобретены.

Знакомая врач, у которой я спросила, в чем дело, ответила коротко: «Война, реформа и плохая экология».

Об экологии — отдельный разговор, чего только стоит недавнее решение столичного арбитража освободить от штрафа нефтеперерабатывающий завод в Капотне, потому что у него «есть разрешение» на выброс всякой гадости в атмосферу. Москвичи помнят, как в ноябре прошлого года весь город пропах тухлыми яйцами, а экспертиза выявила превышение ПДК по сероводороду на одной из перегонных печей НПЗ в две с лишним тысячи раз, серы диоксида — в двадцать тысяч. И на все это, оказывается, «есть разрешение».

Но когда к застарелым экологическим проблемам добавились реформа медицины, эпидемией шагающая по стране, и серьезный стресс, который вызвала в обществе война на Украине, — народ дрогнул. Ну не железный же...

Переживания на тему «если завтра война», смертельные ссоры с родными и близкими по политическим мотивам и длинные вечера со взбесившимся телевизором нормальным людям здоровья не прибавляют.

Как и «санкционное» подорожание лекарств вкупе с «оптимизационным» сокращением врачей и больничных коек.

В итоговом заключении Счетной палаты РФ, которая недавно проверяла ход реформы здравоохранения в стране, написано, что эта реформа в итоге привела «к снижению доступности услуг и ухудшению результатов деятельности государственных и муниципальных организаций». Что в первую очередь проявилось «ростом на 3,7% числа умерших в стационарах, увеличением на 2,6% внутрибольничной летальности больных, ухудшением качества жизни населения».

Накануне 9 мая, проводя совещание по реализации подписанных три года назад «майских указов», президент, как сообщили СМИ, обратил внимание на рост смертности. Правда, объяснил его куда более оптимистично, чем мой знакомый врач и аудиторы Счетной палаты: «В чем причины? Увеличение продолжительности жизни изменило так называемую структуру населения… Выросла доля граждан пожилого возраста. Естественно, что люди пожилого возраста из жизни уходят гораздо чаще, чем молодые…»

С этим, конечно, не поспоришь, старение населения — проблема многих стран. Вот только наши «пожилые», по сравнению с другими странами, просто дети. По ожидаемой средней продолжительности жизни (70 лет) мы не то что до Японии (84,5 года), даже до Португалии (79 лет), за которой хотели когда-то угнаться, недотягиваем. Особенно мужчины, которые едва доживают до 65.

Да и все равно непонятно, почему вдруг пожилые россияне дружно решили помереть именно в начале 2015-го, испортив статистику последних семи лет.

Судя по данным того же Росстата, эхом «лихих» 1990-х стало многолетнее сокращение населения страны. Начиная с 1993 года число граждан РФ, несмотря на приток мигрантов, снижалось вплоть до 2009-го, когда впервые пошел робкий (0,07%), но все-таки рост численности населения. То есть понадобилось 15 лет, чтобы люди поверили в стабильность, и стали жить не только сегодняшним, но и завтрашним днем. Ну и мигранты, конечно, потянулись к нам в гости за длинным рублем, заводя здесь семьи и рожая детей.

И вот в 2015-м — опять уходим в минус.

Дмитрий Менделеев, исходя из того, что с начала XX века население России, несмотря на войны и эпидемии, прирастало по миллиону ежегодно, прогнозировал, что к 2000 году в России будут жить 500–600 млн человек. И это еще ученый ничего не мог знать о появлении антибиотиков и других революционных прорывов в науке.

Впрочем, не смог Менделеев предугадать и то, что в стране начнется советский эксперимент: большевистский террор, раскулачивание, голодомор, сталинские довоенные и послевоенные репрессии, не говоря уже о Великой Отечественной, на фронтах которой погибли миллионы…Несколько волн эмиграции, полуголодный застой... Потом перестройка, распад страны, новые локальные войны...

Какой там «русский мир» на чужих территориях, когда на своей народ гибнет то от репрессий, то от войн, то от реформ.

Тридцать относительно бескровных лет после смерти Сталина да пятнадцать относительно стабильных до крымской эпопеи — вот и вся передышка за последнее столетие. И как тут сто лет стричь один газон, чтобы на нем выросло что-то здоровое?

Конечно, цель сохранения здоровья и жизней граждан страны на фоне поиска великой русской идеи выглядит пресноватой, но это смотря как ее подать.

Можно, например, вспомнить слова Ломоносова: «...полагаю самым главным делом сохранение и размножение российского народа, в чем состоит величество, могущество и богатство всего Государства, а не в обширности, тщетной без обитателей».

А можно положить в основу отечественной государственности размышления современного российского политика. Простите за длинную цитату, но она того стоит: «Если нация не способна себя сберегать и воспроизводить, если она утрачивает жизненные ориентиры и идеалы, ей и внешний враг не нужен, все и так развалится само по себе... Либо именно сейчас мы сможем открыть для новых поколений жизненную перспективу, трудиться на хорошей, интересной работе, строить бизнес, обзаводиться жильем, создавать большую и крепкую семью, воспитывать много детей, быть счастливыми в своей собственной стране, либо уже через несколько десятилетий Россия превратится в бедную, безнадежно постаревшую по возрасту (в прямом смысле слова) и неспособную сохранить свою самостоятельность и даже свою территорию страну».

Патриотам-комментаторам советую убрать занесенные над клавиатурой руки — автор цитаты не оппозиционер какой недобитый, а президент России образца майских указов 2012 года. Политик, в руках у которого вся вертикаль власти и весь бюджет страны, который с этого года, правда, куда больше ориентирован на «Тополи» с «Искандерами», чем на томографы с лекарствами. А у народа, видимо, глубинная, хоть и неосознанная аллергия на «Тополя». Или он просто заботы не ценит и мрет. Как будто назло, неблагодарный.

Кстати, специально для милитаристов добавлю, что демографический кризис неизбежно ударит и по армии. По прогнозам Института научно-общественной экспертизы, численность мужчин призывного возраста сократится к 2020 году на 3,8 млн человек (более чем на треть), к 2050-му — на 4,5 млн (более чем на 40%), что вызовет серьезные проблемы с комплектованием вооруженных сил.

При такой ситуации давно пора с горячей и «холодной» войн, включая диванную и ментальную, возвращаться. И всеми силами спасать «русский мир» на своей территории.