Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Правила неприличия

21.08.2014, 10:35

Виктория Волошина о новом моральном кодексе России

На экране – жаркая любовная сцена. Все вполне целомудренно, при том что снято замечательным режиссером, понимающим и в профессии, и в эротике. Любовники отрываются друг от друга, мужчина тянется, судя по всему, к сигарете, но тут на полэкрана наползает мутное пятно ретуши. Женщина подвигается к мужчине – то ли поцеловать, то ли сделать несколько затяжек — об этом можно лишь догадываться, лица ее за пятном не видно, только грудь и та без сосков. Соски тоже заретушированы – выглядит это ужасно неестественно, а потому довольно пошло.

– Выключай эту порнографию, – хохочет муж.

Выключаю. Все равно все волшебство просмотра хорошего фильма пропало.

Одни пятна от «антиникотиновой» и «моральной» кампаний в глазах.

И если сигареты и зажигалки попали под закон о вреде курения, то кто приказал вторичные половые признаки в фильмах заштриховывать, не знаю, хотя и не сомневаюсь, что сплошь высокоморальные люди.

Фильм мы, конечно, посмотрели потом без купюр и пятен – интернет пока не запретили, но вопрос остался: неужели действительно начальники, которые дают указания не показывать по ТВ сигареты и женскую грудь, верят, что молодежь без увиденного не будет курить и любить.

Тем более, что высокоморальным отечественное ТВ назвать трудно, даже если оставить за скобками новостные и политические передачи. К примеру, набирает рейтинги программа одного из молодежных телеканалов «Стыдно, когда видно». На сайте канала завлекают телезрителей: «Что же делают люди, когда их никто не видит. Например, вы когда-нибудь представляли, что может делать мужчина в кабинете гинеколога в отсутствие врача? А девушка в лифте, которая спешит на свидание? К чему может привести домашний стриптиз?»

Как вы понимаете, делают они вещи весьма интимные, и всей этой доморощенной интимностью телик щедро делится со зрителем.

Смотреть подобное хоум-видео без привычки довольно вредно для психики, поэтому не знаю, закрывают ли там монтажными пятнами сигареты, – не досмотрела. Но само выражение, ставшее названием телепередачи, кажется довольно точным описанием ситуации с новыми моральными принципами в стране.

Сигареты на экране – это аморально, подглядывать в замочную скважину за интимной жизнью людей – вроде как нет.

Коллега оценивает эффект кампании «Диссернет»:
– Смотри. Раньше, если человека, например, обвиняли в диссертационном плагиате, он – даже если и был за ним этот грешок – возмущался, краснел, стучал кулаком себе в грудь и кричал: Что? Я?! Никогда! Я порядочный человек и честный ученый! Вы не смеете меня оскорблять!
А сейчас он показывает язык и хихикает: А срок давности опротестования прошел! Беее!
Или: А все равно ничего не докажете! Гы!
То есть моральное существо дела куда-то испарилось. Заштриховано. И вроде все видно – и не стыдно!

Украл? Ну и молодец! Главное, чтоб «нарушений не выявлено», как отвечает прокуратура на запросы дурачков-идеалистов.

Владимир Якунин в своем блоге на «Эхе Москвы» откровенничает: «Периодически читаю в СМИ, что Якунин, мол, отказывается публиковать данные о персональных доходах. Боюсь разочаровать особо любопытных, но на самом деле как руководитель госкомпании я подаю данные о своих доходах в налоговую инспекцию и в правительство. Это я обязан делать, но вот озвучивать их прилюдно – уже перебор. Поясню почему…»

Подробное пояснение можете прочитать сами – вкратце Якунин говорит, что заглядывать в чужой карман – аморально. Что он не чиновник, а руководитель госкомпании, бизнесмен, потому по закону и не должен отчитываться перед налогоплательщиками о зарплатах и бонусах. Собственно, так же аргументировал отказ открывать народу сведения о своих доходах и еще один не чиновник Игорь Сечин, который недавно попросил помочь его бизнесу 1,5 триллионами рублей из Фонда национального благосостояния.

Но меня особо порадовал последний абзац у Якунина:
«Вопрос: почему кто-то настойчиво требует, чтобы я сам публиковал данные о доходах?
Ответ: потому что если они такую информацию опубликуют, то это будет нарушением. Я, извините, не хочу быть унтер-офицерской вдовой, которая сама себя высекла…»

Мораль: и доходов не раскрыл, и особо любопытных предупредил, мол, если что, им мало не покажется.

Вице-спикер Госдумы орет с телеэкрана нечто невообразимое. Что решения о войне и мире в Европе принимает президент России, как прежде это делали император Николай II и Сталин. Что Польша и государства Балтии будут «сметены» в результате «ковровых бомбардировок», поскольку на их территориях базируются самолеты НАТО и система ПРО. Что… нет, не буду даже повторять.

Никто ни в Кремле, ни в российском МИДе даже не вздрагивает: ну Жириновский, что возьмешь…

Вздрогнули МИДы Польши и прибалтийских стран (их понять можно) и те россияне, кому ужасно стыдно за то, что в их парламенте заседает подобный политик. Большинство же, конечно, в восторге – жарь дальше, Вольфыч! Война все спишет!

Философы и психологи в соцсетях ищут определения и объяснения наблюдаемым процессам. Разрешенная разнузданность… Растление душ… У кого-то прочитала термин «нравственное помешательство». Погуглила. Это не объяснение, это – диагноз.

Выражение «нравственное помешательство» (moral insanity) было введено в психиатрию английским врачом Джеймсом Причардом (1835), который возражал против взгляда, разделявшегося тогда врачами и юристами, что помешательство имеется лишь там, где обнаруживается расстройство умственных способностей. Он доказывал возможность такого помешательства, при котором нет ни бреда, ни обманов чувств, ни помрачения сознания – просто полностью сбитые нравственные ориентиры.

«Раскаяние им недоступно. Будучи уличены в какой-нибудь недозволительной выходке, они отстаивают свою невиновность самой бесстыдной ложью. Особенную радость им доставляет возможность испортить удовольствие другому или мучение домашних животных… Если благоприятные обстоятельства позволяют таким лицам получить кое-какое воспитание и образование, то им иногда удается занять положение в обществе, но их деятельность проникнута антисоциальными инстинктами, в их семейной и общественной жизни замечается беспорядочность и черствый эгоизм… У них, несмотря даже на значительную дозу хитрости, замечается ограниченность умственного кругозора, неспособность усваивать отвлеченные понятия, известная непоследовательность мышления» (Энциклопедия Брокгауза и Эфрона).

Когда люди с таким душевным заболеванием попадают на руководящие посты, подчиненным волей-неволей приходится выбирать тактику выживания.

Большинству проще подыграть и через какое-то время даже получить удовольствие от процесса слома старых моральных рамок.

Особенно когда этот процесс сопровождается агрессивным морализаторством: курить на людях аморально, женская грудь – аморальна, считать чужие деньги и заглядывать в чужие диссертации – аморально. Американцы – аморальны. Европейцы – аморальны. Украинцы – аморальны. Только мы все в белом, со скрепами размером с ядерную боеголовку.

Остальным, кто перестроиться не может, приходится бежать от этой двойной морали куда подальше, чтобы сохранить рассудок и чувство собственного достоинства.

На днях депутат петербургского парламента Максим Резник потребовал от главы комитета по законодательству того же парламента Виталия Милонова (кто вдруг не знает, это такой питерский Жириновский) включить в повестку первого после каникул заседания городского парламента законопроект об обязательном психиатрическом обследовании депутатов.

Вот что говорит сам Резник: «Мы понимаем, что шансы на принятие нашего проекта ничтожны, но в этой ситуации мы не хотели бы ограничиться какими-то политическими комментариями. Это наше предложение как законодателей. Таким образом, я считаю, мы вступимся за честь адекватной части депутатского корпуса нашей страны. В России не все депутаты — федоровы и милоновы. Для нашей страны гораздо полезнее не поиски мнимых «предателей» в среде интеллигенции, а выявление реальных идиотов в среде депутатов».

Боюсь, шансы у Резника не то что ничтожны. Сегодня их просто нет. Да и не только в депутатах проблема — это было бы еще полбеды.