Рост ненависти на душу населения

24.01.2014, 08:28

Семен Новопрудский о том, что нас разъединяет

Не очень понятно, что может объединить людей, живущих сегодня в России. Разве что февральская победа сборной по хоккею на Играх в Сочи — и то не уверен. Зато очень хорошо видно, что нас разъединяет. Мы реально ненавидим друг друга и государство. Не только политически, но и как обыватели. Этот всеобщий бытовой раскол — доказательство глубокого ментального тупика, в котором находится страна.

Ненависть явочным порядком становится нашей главной национальной идеей.

Три яростные дискуссии на темы, такого накала явно не заслуживающие, — вокруг сбора средств на лечение смертельно больной певицы Жанны Фриске на Первом канале, гастролей Даров волхвов в российских столицах и путевки Евгения Плющенко на Олимпиаду — прочертили линии раскола в нашем обществе. Это не просто раскол между москвичами и провинцией. Или между богатыми и бедными. Или между «продвинутыми» и «тупыми». Или между верующими и неверующими. Или между противниками и поклонниками Путина. Это общая ненависть всех ко всем и всему.

Мы готовы жестоко, по-хамски, с переходом на личные взаимные оскорбления, спорить по бесспорным или бессмысленным поводам. Мы изначально — увы, не без оснований — уверены, что собранные на самые благие цели деньги будут банально разворованы. Одни априори сомневаются в искренности тех, кто верит в Бога и стоит в толпе, чтобы поклониться артефактам, несмотря на всю сомнительность их происхождения. Другие отрицают наличие разума и совести у тех, кто в Бога не верит, а очередь к Дарам волхвов считает ярчайшим проявлением нового путинского Средневековья. Причем для этой всеобщей взаимной ненависти и подозрительности легко найти железобетонные аргументы. Разумеется, все «козлы», кроме нас.

Итак, есть три неполитические, не имеющие отношения к судьбам страны и мира темы, от двух из которых к тому же не зависят даже отдельные человеческие жизни.

Начнем с той, от которой зависят. Первый канал, стремительно теряющий аудиторию все последние годы, в перерывах между исполнением роли информационного лакея власти думает только об одной вещи на земле — о рейтингах.

Если не дай бог что случится с Андреем Малаховым, про это тоже немедленно сделают телепередачу. И даже, может быть, объявят сбор средств на помощь вполне обеспеченному телеведущему.

Но ненавидеть Первый канал и «Русфонд» за сам факт сбора средств на лечение Жанны Фриске (у меня мама умерла от рака, я сам держу кулачки, чтобы Жанна выжила, ведь жалко человека — разве нет?) и даже просто спорить о том, нравственно это или безнравственно, как-то дико.

Может, я ошибаюсь, но семья Жанны нигде и никогда не просила собирать ей деньги. Значит, ее именем собирают деньги на других онкобольных. Да, цинично делая при этом рейтинг телеканалу. Но это, ей-богу, не главное преступление Эрнста и его коллег перед профессией. Единственный достойный спора предмет в данном случае — то, куда эти деньги в итоге попадут. Поэтому можно и нужно требовать, чтобы Первый канал когда-нибудь рассказал людям, которые вообще это смотрят, причем желательно в прямом эфире, без монтажа и жестких склеек, как на самом деле были потрачены миллионы рублей, собранные благодаря известности Жанны Фриске.

Заодно неплохо бы узнать и о судьбе средств, собранных в ходе телемарафона в поддержку пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке.

Безнравственно не собирать деньги на такие цели, а их воровать. Потому что эти миллионы рублей точно могут оказаться ценой жизни конкретных людей.

Еще менее понятен ворох пламенных текстов в СМИ и соцсетях, где на полном серьезе, с пеной у рта шел спор о публике в очереди к Дарам волхвов. Стояли там убогие, забитые жизнью, уродливые стареющие тетушки или, напротив, милые, одухотворенные, просветленные неагрессивные люди, надежда и опора Руси. Хотя речь шла просто о выставке, пусть и в храме. Давайте тогда на полном серьезе обсуждать моральный и физический облик тех, кто ходил на Тициана в Пушкинском музее.

Предметом ненависти и чуть ли не политических баталий у нас стал даже вопрос о путевке для Евгения Плющенко на Олимпиаду. Причем шансов на золото объективно нет ни у кого из российских одиночников. Никто из трех других претендентов — Ковтун, Воронов и Меньшов — точно не сильнее Плющенко. С рекламно-коммерческой точки зрения лучше посылать на Игры как раз Плющенко. Он бренд для российских и зарубежных, особенно японских, зрителей. Даже если это очередной продюсерский проект или пиар Яны Рудковской, в данном случае, как к ней ни относись, совершенно не важно.

Другое дело, вряд ли стоило давать единственную российскую путевку на Игры Плющенко через не существующий в нормальном спорте «закрытый прокат» для судей. Это только подняло дополнительную волну ненависти на пустом месте.

К тому же есть вероятность, что Плющенко получит «травму» в командных соревнованиях Олимпиады и в личных вместо него будет выступать Ковтун или Воронов, которые пока числятся запасными. Но и в таком случае история явно не заслуживает всплеска наболевших эмоций. Не корову проигрываем.

Увы, волны взаимной ненависти разливаются по нашему обществу одна за другой. Мы барахтаемся в них, никак не можем выплыть и уже начинаем захлебываться этой своей слюной. Раскол и растущий градус ненависти — следствие общей ментальной неустроенности россиян. Она даже страшнее, чем неустроенность бытовая. Люди не видят будущего. Их настоящее либо определенно мрачное, либо мрачно неопределенное.

Ненависть, ежесекундно вспыхивающая в социальных сетях и СМИ, на автодорогах и парковках, на эскалаторе метро и в лифте, в кафе и ресторанах по любому незначительному поводу, — лучшая характеристика того, как мы на самом деле живем.

Нагляднее любого опроса ВЦИОМа или показателя ВВП на душу населения. От хорошей жизни люди, если они в себе, на ближнего не бросаются — ни словом, ни делом.

Атмосфера всеобщего раскола буквально витает в российском воздухе. Очень трудно перестать ненавидеть, обижать и обижаться, особенно когда тебя постоянно провоцируют. Но надо хотя бы попытаться. Без других нас другой России точно не получится.