Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Андрюшеньки против Жанны

Почему россиянам жалко денег на лечение известной певицы

«Газета.Ru» 21.01.2014, 19:48
ИТАР-ТАСС

Те, кто занимается благотворительной деятельностью, часто получают письма с вопросами, сколько Bentley они купили на эти деньги и почему помогают, скажем, собакам, а не диабетикам. Но в реакции на объявленный Первым каналом и «Русфондом» сбор денег на лечение Жанны Фриске наши граждане превзошли по накалу ненависти сами себя.

«До вечера я забыл про это, пока не вернулся домой и не открыл фейсбук», — пишет спецкор «Русфонда» Валерий Панюшкин. Ему понадобилось написать целый текст, чтобы еще раз объяснить, что уже и так было сказано в официальном сообщении Первого канала: остатки средств от акции помощи Жанне Фриске пойдут другим больным, популярность певицы может повлиять на популярность всего института благотворительности, а сбор денег с помощью телевидения увеличивает любой сбор в разы.

Конвертация известности в благотворительность – одно из немногих позитивных применений этой самой известности. Ведь для стандартного «розничного» жертвователя одно дело — отдать деньги незнакомому человеку для незнакомых же людей, и совсем другое – перевести на счет человека, которого каждый день видишь по телевизору.

«А на 6-летнего Андрюшеньку из Твери всем будет пофиг», «Неужели не нашлось более нуждающихся людей», «Лучше бы построили новую больницу», — несколько десятков комментариев появляются в блогах за считаные минуты. Пишут даже, что вся эта история — пиар Жанны Фриске, которой давно не было слышно. Что помогут ей в итоге нищие пенсионеры, а не богатые друзья. И что Первый канал помогает только гламурной богатой певичке, а не нормальным людям.

Ничего нового в этой реакции нет. С ней хорошо знакомы все, кто хоть раз пытался заниматься благотворительностью. Им говорят, что бездомных греть и кормить не надо, потому что они привыкают жить на иждивении и плодить нищету. Что попрошайкам в метро не надо давать денег, потому что тем самым поддерживается порочная индустрия детской торговли и попрошайничества. Что умирающие в домах престарелых сами виноваты в том, что вырастили детей, которые о них не заботятся, или что вовсе их не завели. Что наркоманов лечить не надо, потому что это испорченный биоматериал, засохшие мозги и «сами виноваты». Что к незаконным мигрантам и дворникам не надо относиться как к равным, потому что они должны побыстрее уехать к себе домой. Список популярных антимилосердных тезисов можно продолжать бесконечно.

Все эти имеющие право на существование точки зрения изначально ложны в предпосылке: человек имеет право распоряжаться своими деньгами и своим временем так, как он считает нужным. Не хотите помогать Жанне Фриске – не помогайте. Хотите помочь слабовидящим – помогите.

Почему никто из комментаторов не считает возможным осудить тех, кто оставит сегодня несколько тысяч в баре, но считают нормальным пожурить тех, кто попросил 75 рублей на лечение певицы? Часто ли осуждают тех, кто жертвует деньги на строительство храмов или несет последние сбережения в секты? Надо ли родителям скидываться на ремонт класса, если муниципалитет уже четвертый год не может провести капремонт школы, или надо оставить детей без отопления и бороться за выделение средств государством?

Часто ли апологеты идеологии «лучше помочь маленькому мальчику из Владимирской области» переводят деньги маленьким мальчикам и девочкам из хоть какой-либо области?

И могут ли сегодняшние морализаторы ответить на главный вопрос: откуда они знают, кому жизнь нужнее — девочке Кате из Ростова или девушке Жанне из Майами и ее годовалому сыну?

Впрочем, тех, кто предпочел не считать чужие деньги, а помочь своими, тоже оказалось много — всего за сутки на лечение актрисы собрали более 60 млн рублей.