Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хороший чекист Люк Скайуокер

20.12.2015, 09:41

Александр Братерский о том, какую роль в истории России могут сыграть спецслужбы

В воскресенье бывшие и нынешние сотрудники КГБ, ФСБ и СВР поднимут бокалы за свой праздник. Казалось бы, жизнь удалась — вот уже 15 лет на высших постах государства находится их бывший коллега, что позволяет говорить о том, что именно в их руках находятся рычаги управления страной.

Но возможно, они горько вздохнут — ведь и спецслужбисты прекрасно понимают, что сегодня страна находится не в самом лучшем положении. Особенно те из них, кто занят не разглагольствованиями о державе в перерывах за решением собственных проблем, а те, кто пишет записки для своего руководства о ситуации в стране и в мире, опираясь на информацию не только из прочитанных за завтраком газет.

Вот как объяснял автору этой колонки принцип работы разведчика-аналитика один из бывших сотрудников внешнеполитической разведки: «Любая идея, любой случай, любое предложение должны прежде всего исследоваться на предмет скрытых угроз. Это нормально для чекиста, в этом состоит его работа — вскрывать источники возможной опасности».

Однако, продолжил мой собеседник, когда добросовестный сотрудник пытался рассказать о плюсах той или иной ситуации для страны, то его тут же обрывали — об этом есть кому подумать в других ведомствах, а наше дело сторона. Такой подход привычен для сегодняшнего времени, «конспирологическая привычка перевешивает». За любым событием видятся прежде всего происки — то ли вашингтонского обкома, то ли внутренних конкурирующих фирм, с грустью констатировал ветеран спецслужб.

Подобный подход, который активно поддерживается сегодняшней властью, ведет к тому, что спецслужбы, натасканные на борьбу с «внутренними врагами», окажутся безоружными перед лицом не мнимых, а реальных вызовов, стоящих перед страной. И кто знает, если не этому, то следующему президенту придется произнести вслед за советским генсеком и бывшим главой КГБ Юрием Андроповым —
мол, «не изучили в должной мере общество, в котором живем».

Апологет твердой руки или реформатор, интеллектуал или самый ординарный случайный человек — об Андропове до сих пор не утихают споры. Однако совсем не секрет, что именно Андропов пытался найти общий язык с яйцеголовыми академиками вполне прогрессивных взглядов, приблизил к себе академика-прогрессиста Георгия Арбатова и других свободомыслящих интеллектуалов и в конце концов стал ментором отца перестройки Михаила Горбачева.

В независимости от отношения к Горбачеву, вспоминая историю КГБ, при всей ее неоднозначности, можно отметить, что тяга к изменениям и поддержка попыток реформ не были чужды этой спецслужбе в послесталинское время. Были времена, когда представители спецслужб оказывались на светлой стороне истории.

Постепенно избавляясь от тяжелого репрессивного наследия, руководство КГБ поддержало реформистские устремления Хрущева, а отчасти и раннего Брежнева, понимая необходимость движения страны вперед. В августе 1991 года многие сотрудники КГБ, посчитав действия своего начальника Владимира Крючкова незаконными, поддержали законную власть страны. В 1993 году своими действиями бойцы спецслужб вместо штурма Белого дома вступили в переговоры с противниками президента Ельцина, убедив их прекратить сопротивление, и смогли вывести их из Белого дома невредимыми.

В рядах этой организации были романтики разведки, блестящие аналитики, «воины» и «торговцы», проходимцы и предатели.

Бесстрашные борцы с террором и организованной преступностью и, к сожалению, те, кто, получает очередные награды за поиски «пятой колонны».

Позднесоветские и российские спецслужбы «умеют много гитик». В них, если говорить языком «Звездных войн», были и свои Люки Скайуокеры и Дарты Вейдеры и свои мастера Йоды, как, например, глава разведки, а потом и премьер-министр страны Евгений Примаков, руководство которого разведчики до сих пор вспоминают добрым словом.

Люди, мечтающие о лаврах следователей царской охранки, в ФСБ есть и сейчас, но есть ли в недрах этой организации или скорее в недрах ее соседки СВР будущие реформаторы? Патриоты страны, но люди при этом вполне демократичные, морщащиеся от перегибов, желающие нормальных уважительных отношений с Западом, но при этом не желающие поднять руки вверх и сдаться на милость победителю, как это делали некоторые руководители все тех же спецслужб?

Где они, новые «old boys», профессионалы спецслужб, для которых имя какой-нибудь «разведчицы Анны Чапман» — это страшный кошмар, который никогда не приснился бы великому Абелю. Где те, которые скажут: мы хотим перемен, но не хотим катаклизмов, мы готовы работать вместе с вами и просим вас — реформируя не разрушайте.

Эти люди есть, но, очевидно, эти люди сегодня находятся на вторых ролях и, вероятнее всего, ждут своего часа, ожидая, что они понадобятся власти, а может быть, сменившей ее разумной оппозиции.

Все это не исключает того, что реформы спецслужбам, несомненно, нужны. И главное в них — подотчетность парламенту, который бы исключал возможность превращения спецслужб в «новое дворянство», в «элитку», касту неприкасаемых.

Сегодня это именно так — приближенные к власти люди из спецслужб чувствуют себя вершителями судеб страны, они «хвост, который виляет собакой». И дело здесь совсем не в том, что руководитель страны — сам выходец из спецслужб, хотя служба в разведывательных структурах и оказывает большое влияние на личность служившего. Будь президент России поваром, инженером или школьным библиотекарем, думаю, представители этих вполне уважаемых в обычной жизни профессий точно так же появились бы на всех ведущих постах страны.

Доверяй только своим независимо от уровня компетенции — этот принцип исповедуют в России уже многие годы.

Однако я вполне могу представить себе демократическую страну, где президентом может быть человек любой профессии — экс-офицер спецслужб, всю жизнь, допустим, посветивший борьбе с организованной преступностью, танкист, летчик или даже бывшая балерина.

При этом парламентский контроль и система сдержек и противовесов гарантировала бы стране прививку против узурпации власти и бесконечного «Лебединого озера» по телевизору. Именно такой страной должна и быть Россия, и такой стране понадобятся профессионалы, в том числе из числа тех, кто сегодня работает в российских структурах безопасности.

Правда, чтобы и общество, и те, кто занимается внутренней безопасностью страны, чувствовали себя лучше, надо найти для ФСБ новое здание. У сегодняшнего на Лубянке слишком тяжелая и мрачная история, которая способствует тому, чтобы тот, кто в нем находится, быстрее переходил на темную сторону.