Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Знать госприкуп

Главный способ сокращения воровства при госзакупках — сокращение самих госзакупок

«Газета.Ru» 15.08.2013, 20:27
Проблема с госзакупками в России одинакова при любом состоянии экономики iStockPhoto
Проблема с госзакупками в России одинакова при любом состоянии экономики

Дорогостоящие госзакупки оставляют простор для коррупции вне зависимости от количества регулирующих норм и проверяющих инстанций. Главный враг — не сами злоупотребления, а раздутая казенная экономика.

Счетная палата заявила, что с июля 2011 по декабрь 2012 года 70% госзакупок совершалось с нарушением – вне конкурентных процедур, фактически по сговору. Причем речь идет только о сделках, именуемых аудиторами особо крупными, то есть на сумму от миллиарда рублей. Таких сделок за исследованный ими период набралось на полтора триллиона.

Именно «особо крупные» сделки выведены из-под излишне тщательного регулирования со стороны государственных органов. Впрочем, «закупки малых объемов» вроде бы не выведены, а скандалов по поводу злоупотреблений и там предостаточно. Собственно говоря, значительная часть антикоррупционного пафоса нашей оппозиции им и посвящена

– всей этой неутолимой жажде приобрести за казенный счет навороченные авто и роскошные мебельные гарнитуры. Борьба эта справедлива, трудно спорить. Невозможно рационально защищать позиции чиновников, правдами и неправдами стремящихся монетизировать свой административный ресурс за счет сделок казны с поставщиками. Однако есть подозрение, что такая борьба носит вечный характер. Иногда к ней даже присоединяется сама власть, когда усматривает в ней политическую выгоду, но и эти кампании, и усилия энтузиастов ничего радикально не меняют.

Проблема с госзакупками в России не просто хроническая – она даже не зависит от состояния экономики в целом. Можно было бы найти здесь связь, если бы мы видели, что на пике экономической модели Владимира Путина, то есть до 2008 года, злоупотребления росли, а с кризисом и исчерпанием ресурсов для экономического роста начали бы падать. Однако ничего подобного не происходит. Как отмечает та же Счетная палата, «серая зона правоприменительной практики и закупочных технологий» занимает определяющую долю в государственной деятельности этого рода, и более того, увеличивается год от года. Неурожай, получается, не является поводом для экономии на барской кухне.

Более того, поскольку «серое» правоприменение дает задействованным в нем сторонам повышенную норму прибыли, надо понимать, что его влияние на всю прочую хозяйственную деятельность носит инфекционный характер. Полтора триллиона крупных госзакупок, по преимуществу производящихся по сговору, определяют деловые нравы в российской экономике в целом, хотя она и дает ВВП в 62 трлн. Сложно ожидать прилежной учебы в классе, в котором отличники списывают не стесняясь.

Возможно ли с этим бороться разоблачениями, обращениями в прокуратуру, наконец, прямыми репрессиями? В России в связи с этим часто кивают на Китай. Там за такие вещи расстреливают (как и за многое другое, впрочем, — по 5000 человек в год в среднем). У нас любят про это поговорить, позавидовать и порекомендовать действовать таким же манером. Однако надо отметить, что Китай уверенно сохраняет одно из первых мест в мире по уровню коррумпированности чиновников. Если перефразировать Карла Маркса, нет такого наказания, которого убоялся бы бюрократ ради получения сверхприбыли.

То есть разоблачения, конечно же, необходимы. Нужна и справедливая, зависимая от граждан судебная система, которая преследовала бы не разоблачителей, а разоблачаемых. Вообще, безусловно, нужно все хорошее и не нужно все плохое. Однако после этих бесспорных тезисов заметим, что система госзакупок, и шире – госкапиталистическая парадигма, в которой по политической воле начальства живет российская экономика, как заведенная воспроизводит злоупотребления. До такой степени, что критики начинают приписывать склонность к ним нашему национальному характеру. Другими словами,

главным способом сокращения воровства при госзакупках является сокращение самих госзакупок. Жесткое ограничение их круга необходимыми с точки зрения социальной инфраструктуры вещами, да и в нем максимальная передача ресурсов местным сообществам.

Тогда, кстати, отказавшись от привычного подхода, в соответствии с которым за все на свете должна платить казна, можно было бы гораздо точнее и успешнее выделять средства на то, что действительно необходимо – на образование, безопасность граждан, дороги и жизненно важную инфраструктуру. При неуклонном росте государственных расходов именно эти сферы в последних бюджетах и сокращаются в реальном выражении. Но с этим власти, конечно, трудно согласиться. Потому что нести ответственность за положение дел в стране, не распоряжаясь ее богатством, в нашей политической реальности она не умеет.

Бог, царь и даже герой не избавят народное хозяйство от казнокрадства и мздоимства. Наилучший способ – это отделить природную склонность человека к обогащению от общественного интереса. Либо уничтожив саму эту склонность (но это пока что ни к чему хорошему еще не приводило), либо сведя к минимуму бюрократическое участие в экономике. Тогда, кстати, и разоблачения были бы поэффективнее, а то ведь смотришь на данные Счетной палаты и пожимаешь плечами: а что, все так делают.