Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Совсем не посткризисно

Игорь Николаев о том, что власти начинают нервничать все больше

Игорь Николаев 10.07.2013, 10:52
Газета.Ru

Новая реальность все больше расходится с ожиданиями властей, которые в подобных условиях еще не работали. Социально-экономическая ситуация далека от ожиданий и прогнозов; большинство целевых показателей выполнено не будет; запас прочности экономики гораздо меньше, чем в прошлый кризис. А главное, свалить все на предшественников уже нельзя. Все это будет стимулировать нервную агрессивность властей, которым хочется сказать: спокойно, товарищи!

Как известно, люди по-разному ведут себя в сложных кризисных ситуациях. Одни проявляют себя с лучшей стороны, трудности их только мобилизуют. Другие, напротив, пасуют перед испытаниями и выглядят совсем не такими суперменами, какими представлялись до этого. К тому же оказывается, что они мало на что были способны.

И люди во власти тоже люди. А для нынешних российских властей, похоже, испытания трудными временами в экономике только начинаются. Право, посудите сами. К моменту прихода нынешней команды вся тяжелая черновая работа по переходу от командно-плановой к рыночной экономике была проведена. Либерализация цен и хозяйственной жизни, приватизация и финансовая стабилизация – все это было в 90-х годах (объективности ради необходимо отметить — с неимоверно тяжелыми и неоправданными издержками были в конечном итоге проведены те реформы). Потом 2000-е – годы шальных цен на нефть. Ну тут вообще подфартило, что называется. Скажете: а кризис 2008–2009 годов? Да, не слишком приятный эпизод для нынешних властей. Но к этому времени денег у государства было столько, что «залили» пожар. Посткризисное восстановление – все тоже ничего. Цены на нефть высокие, выборы пройдены успешно, хотя и не без неприятных сюрпризов для властей в виде Болотной и Сахарова.

И вот новая реальность. Реальность эта все больше расходится с ожиданиями властей, которые в подобных условиях не работали и работать, как показывает жизнь, не могут. И власти все больше начинают нервничать.

Меняется тональность обсуждения важнейших вопросов социально-экономического развития. Особенно это касается отчетов у президента по поводу достижения целевых показателей 2018 года.

Кадровая чехарда. Выговоры министрам. Один после этого так обиделся, что его, как известно, долго вообще не могли найти. А все эти истории с министрами обороны, образования и науки и др. чего стоят? Члены правительства начинают публично спорить друг с другом, что само по себе является недопустимым. Вспомните, как стали опровергать слова министра финансов Антона Силуанова о предстоящем ослаблении рубля его же коллеги по кабинету. В пылу опровержений договорились до того, что ослабление рубля – это, оказывается, не девальвация. Прямо-таки научное открытие какое-то, впору на Нобелевскую премию выдвигать.

Практика подготовки важнейших решений становится по-настоящему вызывающей. Самый красноречивый пример тому – это история, как готовилась так называемая реформа Российской академии наук: кулуарно, спешно и без обсуждений со специалистами. А слова министра Дмитрия Ливанова, что у него «… не было ни морального, ни юридического права обсуждать» реформу с учеными – это вообще из ряда вон выходящее.

Перечень подобного рода наблюдений можно продолжить, но и этого вполне достаточно, чтобы констатировать: что-то там засуетились, нервничать стали. Но если так, то гораздо более серьезное беспокойство должно быть по поводу того, что они могут нарешать, каких постановлений и законов напринимать.

Кстати, как раз упомянутая выше история с попыткой реорганизации РАН очень наглядно демонстрирует, до каких разрушительных по своему характеру решений могут дойти правительственные чиновники, когда они начинают суетиться и нервничать. Что нервничают-то? Значит, есть основания — и очень серьезные.

Во-первых текущая социально-экономическая ситуация идет вразрез с властными прогнозами и ожиданиями. Вспомните «хотелки» начала года об экономическом росте не менее чем в 5% — и сравните это с нынешним скатыванием к нулевой динамике.

Во-вторых, становится все более очевидным, что подавляющее большинство целевых показателей социально-экономического развития страны, утвержденных в президентских указах от 7 мая 2012 года, выполнено не будет. Это, знаете ли, серьезно: наобещана была масса чего.

В-третьих, запас прочности у российской экономики совсем не такой, какой был во время первой волны кризиса 2008–2009 годов. В Резервном фонде, к примеру, денег почти в два раза меньше, и понятно, что, если всерьез заштормит, они быстро иссякнут. Мало того, что денег меньше, одновременно обязательств у властей гораздо больше. Вспомните эти популистские обещания по беспрецедентному увеличению финансирования оборонных расходов, по зарплатам бюджетникам и т. п.

В-четвертых, свалить все на предшественников уже нельзя. Ну право, когда четырнадцать лет у власти одна команда, тогда она и только она отвечает за все, что происходит в нашей стране. Нет, я понимаю, что можно в который уж раз попенять советской плановой экономике, обрушиться с критикой на реформаторов 90-х годов, но это уже несерьезно, совсем несерьезно.

Есть, конечно, шанс обелить себя за счет перекладывания ответственности на еврозону, на США, вообще на какую-нибудь мировую закулису, на оппозицию, в конце концов. Но и это выглядит не очень убедительным. Таким образом, у нынешних властей, ответственных за социально-экономическое развитие страны, есть более чем серьезные основания нервничать.

Да, добавлю еще один неприятный аргумент. Если кто-то думает, что до 2016–2018 годов еще далеко, все образуется, то хочу заметить: вторая волна кризиса развивается не так, как первая, в 2008–2009-м: тогда были быстрое падение и быстрый отскок, а сегодня наблюдается такое медленное погружение в трясину кризиса.

А если на всю эту динамику посмотреть с учетом того, что для преодоления кризиса современной модели экономики придется-таки проводить необходимые структурные реформы, которые первоначально только ухудшат ситуацию, то перспективы среднесрочного периода вырисовываются не очень хорошие. Это означает, что через 3–4 года все может быть совсем не посткризисно. А это очень большие риски для властей. Попали, что называется.

В годы первой волны кризиса, в 2008–2009-м, своеобразная спасительность ситуации для российских властей была в том, что она практически во всех странах кратковременно резко ухудшилась. Это из той серии, что если всем плохо, то нам уже не так плохо. Видно, видно было по высказываниям российских чиновников, что примерно так они и думали. В этот раз, с большой долей вероятности, будет по-другому. И сравнение может оказаться не в пользу России, отягощенной бюджетными обязательствами неснижаемого характера прошлых лет, расточительными мегапроектами, фантастической коррупцией, недоразвитыми институтами и т. п.

Показались на горизонте и возможные мощные стимуляторы нервной агрессивности властей. Социологи уже зафиксировали, что все большее число россиян негативно относится к той же Олимпиаде в Сочи, так как очевидно, что баснословные деньги были потрачены неэффективно (вспомните хотя бы историю с трамплинами, когда сам президент это признал). Теперь представьте, как об этом разбазаривании бюджетных средств будут судить на фоне ухудшающейся экономической ситуации и какова будет доля тех, кто не будет поддерживать Олимпиаду. Кстати, происходящее сегодня в Бразилии (там, как известно, тоже готовятся к своей Олимпиаде и своему чемпионату мира по футболу) только подтверждает такую обеспокоенность.

Но и это еще не все.

Люди все простят, если российская сборная выступит удачно. А если нет? Ведь тогда получится, что многие сотни миллиардов рублей потрачены зря на фоне пикирования в кризис плюс спортсмены подвели. О, это реально страшно, если все так сложится. Хоть бы спортсмены не подкачали, что ли…

Таким образом, нервничать будут власти, и риск умножения ошибок будет увеличиваться. А если к тому же учесть проблему низкого профессионального уровня власти, то понимаешь, что проблема «воинствующей некомпетентности» будет обостряться. Поэтому мне хочется сказать: «Спокойно, товарищи!» Уж если так получилось, что сегодня вы во власти, не забывайте, что чиновники приходят и уходят, а страна остается.

Автор — директор Института стратегического анализа ФБК