Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Слово-воробей

Обещания властью светлых перемен всякий раз сулят неприятности

«Газета.Ru» 04.12.2012, 18:58
Дмитрий Медведев давно не вспоминает о нацпроекте «Сельское хозяйство», который он... Александр Миридонов/Коммерсантъ
Дмитрий Медведев давно не вспоминает о нацпроекте «Сельское хозяйство», который он некогда курировал

Любые благие начинания властей — от нацпрограмм до либерализации законодательства — забываются или переиначиваются авторами быстрее, чем граждане успевают вкусить первые плоды начальственного реформаторства.

Возвращение чиновников в советы директоров государственных компаний — прекрасный показатель того, сколько стоят громкие лозунги руководства страны, оформленные как инициативы по ее переустройству. Полтора года назад нам объявили, что у высокопоставленных бюрократов есть дела поважнее, чем занятие бизнесом, что государство выстроит институт независимых директоров, что это повлияет на инвестиционный климат. Были, конечно, подозрения, что все это связано с аппаратными, а не с климатическими соображениями, но как же было не верить тогдашнему президенту Медведеву на слово? Нынешний премьер Медведев теперь, наверное, пожимает плечами в ответ на этот вопрос.

На самом деле не так важно, хорошо ли было затеваться с заменой бюрократов на подобранных ими же управленцев «со стороны». Никакого особенного эффекта разрекламированное как часть стратегии ухода государства из хозяйственной деятельности решение не возымело.

Характерным здесь является именно показатель меры конъюнктурности подобных шагов.

Сами по себе они вроде как обоснованы: в данном случае понятно, что министры и их замы, напрямую участвуя в деятельности госкомпаний, оказываются выгодоприобретателями после собственных решений, которые в теории должны бы быть бескорыстными, то есть налицо конфликт интересов, а значит, и коррупция. Но это, оказывается, ничто по сравнению с сиюминутными задачами по оседланию финансовых потоков и завладению полномочиями. Так и получается, что за стратегией стоит тактика, а не наоборот.

Точно так обстоит дело и с менее материальными вещами. Публичную критику чиновников декриминализировали, убрав из Административного кодекса статью о клевете, по которой так легко было привлечь гражданина к ответу за публичное недовольство начальством. Обставили это с большой помпой, подали как расширение пространства свободы. А потом опять ответственность вернули, но уже уголовную. А что такого? Мое слово: хочу — даю, хочу — возвращаю.

Это, конечно же, лишь некоторые из череды наглядных примеров такого рода. Кто еще помнит стройную и величественную систему национальных проектов, реализация которых была призвана (на словах) поднять сельское хозяйство, наладить здравоохранение с образованием и дать гражданам доступное комфортное жилье?

Если бы речь шла о том, что все это всерьез, то ответственным товарищам пришлось бы констатировать провал по всем пунктам и кануть в бездны нашей пенсионной системы.

Но в действительности природа этих инициатив была иная. Декоративно-прикладная. С одной стороны, чисто телевизионная, с другой — связанная с перераспределением полномочий между друзьями и знакомыми.

В принципе, и от этого бывает польза. Например, если суета вокруг «открытого правительства» выглядит в целом чистой показухой, то отдельные новации, пусть даже и подозрительно разрекламированные, обесценить до нуля не получается. Электронные услуги уже не отменишь, а значит, хоть в какой-то степени, но поле для взимания административной ренты с граждан сузилось. И элементы военной реформы, такие как снижение срока действительной службы для призывников или превращение их принудительного труда на хозяйстве из нормы в эксцесс, тоже никуда без скандала теперь не денешь. Хотя попытки есть. Другое дело, что приносимую реформаторами пользу общественность могла бы получать и без фанфар, а как нечто само собой разумеющееся.

Но, как правило, все же стратегические инициативы высших чинов наполнены совсем другими смыслами, чем публично декларируемые, и смыслы эти именно тактические, обеспечивающие конъюнктурный маневр. А поэтому разумнее относиться к ним максимально осторожно и готовиться к худшему. Последние инициативы в области налоговой политики, озвученные вначале первым заместителем Медведева Шуваловым, а затем и его шефом Медведевым, — отличный повод так поступить. Оба они объявили, что фискальная нагрузка дальше повышаться не будет. Ну ладно, на самозанятых предпринимателей она и так с Нового года вырастет, вытесняя их в тень. Не говоря уже о всяких там акцизах и тому подобных поборах, формально налогами не считающихся. Но будем считать, что имелось в виду будущее, которое наступит после всего этого. Тогда, как недавно пообещал Путин, отменят транспортный налог, а налог на добавленную стоимость заменят, по словам Шувалова и Медведева, на налог с продаж.

Ох, лучше бы они просто сказали, что ничего не будет меняться. Чтобы привыкнуть уже к весьма тяжелому фискальному грузу. Это бы означало, что они как-то ищут выход из описанной специалистами их же правительства ситуации, диктующей необходимость повышения налогов (а иначе региональные власти не смогут выполнять обещания, розданные Путиным).

Но вот обещания светлых перемен, рассчитанные в каждом случае на свою аудиторию (слушатели Шувалова на Нью-Йоркской бирже, члены РСПП на совещании у Медведева и т. п.) сулят как раз неприятности. Конечно, никто в итоге не отменит НДС, а вот налог с продаж могут и ввести. Как дополнительный источнике доходов для регионов. Транспортный налог, может, и отменят, но заменят чем-то не менее болезненным, ровно так же, как, вступив в ВТО, обязались снизить тарифы на импорт машин и тут же ввели утилизационный сбор.

А ведь налоговая сфера будет поважнее распиаренных попыток улучшить чиновные нравы, умерить административные аппетиты и даже выдернуть из коррумпированной системы стрелочников прямо на Лобное место. Но алгоритм в целом оказывается схож что там, что тут. Так что чаще всего хорошие новости из таких источников, как Кремль и Белый дом, — серьезный повод для печали.