Кто станет новым лидером Франции

Гербовый набор

«Газета.Ru» 06.12.2005, 17:00

Громкие споры о государственной символике призваны отвлечь внимание граждан от более насущных проблем.

Накануне пятилетнего юбилея со дня утверждения государственных символов глава Исламского комитетa России Гейдар Джемаль предложил заменить существующий герб, поскольку «он соответствует совершенно другой духовной реальности». Джемалю не нравятся кресты, которые расположены на коронах на голове двуглавого орла и на державе, которую он держит в руках. Недовольство православной символикой на государственном гербе уже давно выражают представители не только мусульманских общин России, но и ряд правозащитных организаций. Ответ на упреки о том, что в многоконфессиональной и многонациональной стране недопустимо использование символики одной из религий, давно готов. Его немедленно и дежурно выдал главный герольдмейстер России Георгий Вилинбахов. По его словам, кресты на государственном гербе России не являются исключительно православной символикой; этот вопрос уже обсуждался в Государственной думе, и такой видный специалист в области мусульманства, как Евгений Примаков, также подтвердил, что подобный крест встречается и в мусульманской культуре.

И в самом деле, когда почти ровно пять лет назад — 8 декабря 2000 года — Государственная дума утверждала двуглавого орла в качестве государственного герба, видный исламист Примаков такой комментарий давал. Но тогда, чтобы не разрушить хитроумную политическую комбинацию по утверждению вызывающих острые споры государственных символов (в пакете с двуглавым орлом шли бело-сине-красное знамя в качестве флага и старый мотив Александрова на новые слова Михалкова в качестве гимна), в случае необходимости кресты своими признали бы и специально уполномоченные Кремлем буддисты и иудеи.

Теперь, когда единодушие, особенно по вопросам государственной важности, стало нормой политической жизни, трудно представить, значимость того, пятилетней давности, голосования. Утвердить символику нового российского государства безуспешно пытались почти 10 лет. Введенные явочным порядком и узаконенные лишь указом Ельцина герб, флаг и гимн («Патриотическая песня» Михаила Глинки без слов) никак не удавалось утвердить, как того требовала Конституция 1993 года, федеральным конституционным законом. В ельцинских Думах необходимые для этого 300 голосов не набирались. Консолидация искомого количества в первой путинской Думе ( 2000–2003 гг.) тоже потребовала политической изворотливости и нетривиальных решений.

Споры о религиозной этике явно не вписывались в тогдашнюю повестку дня. Левых успокоили музыкой Александрова, правых — триколором и гербом. До оскобленных чувств буддистов или атеистов политикам не было никакого дела

Атеисты меж тем тоже недовольны. Но не гербом, а гимном. Некоторое время назад руководитель Атеистического общества Москвы Александр Никонов обратился в Конституционный суд с жалобой на нарушение конституционных прав. По его словам, Конституция декларирует, что РФ — светское государство, а раз так, применение в гимне слова «бог» (конец второго куплета — » Хранимая Богом родная земля») неправомерно. Ищущему конституционной защиты атеисту, разумеется, тоже немедленно ответили — представители Русской православной церкви.

По большому счету, вдаваться в содержание теологических и конституционных дебатов вокруг госсимволов не имеет никакого смысла. Чтобы ни было написано в нынешней Конституции, религиозные организации в нашей стране — и во времена царизма, и во времена социализма и капитализма — хотя формально и отделены от государства, но действуют строго под его прикрытием и в определенных им рамках. Платой за «крышевание» была, есть и остается лояльность.

Поднимать шум вокруг символических материй, создавая видимость заботы о пастве проще, чем реально отстаивать ее насущные несимволические интересы.

Что же касается конституционных прав атеистов, так же как и верующих россиян, то они нарушаются, увы, не только упоминанием слова «бог» в светском гимне. И КС, как РПЦ, Духовное управление мусульман и официальные представители иных религиозных общин, как правило, в споре между гражданами и государством занимают сторону последнего. Религиозные деятели, возможно, руководствуясь постулатом, что вся власть от Бога, конституционные судьи — инстинктом самосохранения.

Относительно же утвержденных в прошлой пятилетке государственных символов Джемаль совершенно не прав.

Не только «птичка», которая, по его мнению, нуждается в реновации, но и прочие госсимволы абсолютно соответствуют нынешней «духовной реальности»

Нелепый эклектичный набор из монархического орла, триколора, который с конца 80-х был символом российской демократии, и советского гимна как нельзя лучше символизируют современную Россию. С византийством в политике, «диким» капитализмом в экономике и советской покорностью народных масс.