Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Продажа Москвы

09.04.2009, 19:51

Продается Москва на снос.

Павел Лунгин, как известно, закончил съемки фильма про Ивана Грозного и сейчас монтирует его, а посмотреть можно будет осенью. Тут тонко то, что полтора года назад, когда съемки только начинались, Грозный был историческим персонажем, а после вдруг вылез на верхушку русского рейтинга национальных героев. В этом, конечно, гениальное прозрение художника, надо ж так попасть в яблочко! Митрополита Филиппа — оппонента Грозного, который никуда не сбежал, ни в Лондон, ни в Литву, и потому был задушен главным тогдашним чекистом Малютой Скуратовым, — сыграл Янковский. (Массовая придурь дойдет еще до того, что и Малюте тоже поставят памятник, а чем он хуже, допустим, Ленина. А чтоб Чикатиле поставили — не думаю все-таки. Грозному же не ставят, он всего лишь национальный герой; все-таки на треть он уменьшил население России, это, видно, сдерживает наших любителей экстремальной монументальной пропаганды. Я сам дико интересуюсь вообще духовностью, и, думаю, фильм меня развлечет.)

Реклама

Второе гениальное прозрение в том, что это была последняя — с его же слов — роль блистательного Янковского. Кто ж знал, что так получится… Какая это боль, что великие старики сходят со сцены, в разных смыслах. Не станет их — и все будет разрешено, как говорится… Очень делается неуютно от мысли, что теперь главные артисты земли русской — Кушанашвили, и Куценко, и Кучера, и кто там еще из прекрасных гламурных красавцев.

Третье, конечно, про декорации. Про их судьбу, которая велика и ужасна и в которой всякий может при желании рассмотреть символы, кому какие ближе, кому какие кажутся более подходящими к его картине мира.

А с декорациями получилось так.

Это не потемкинские деревни, не картон, не однодневки — но настоящий город! Средневековый русский! Москва XVI века! Ну пусть не вся, часть ее, из добротного строевого леса. Не только жилые дома и разные там палаты, но и действующий, то есть настоящий, колокольный заводик. Это все происходило уже в кризис, вот пару месяцев назад. Кругом все рушится — а тут счастье и стройка, и воплощение национальных проектов. Пожалуйста, доступное жилье! Живи — не хочу. А какая мера по поддержке внутреннего туризма! Я прям засобирался в Суздаль, который сильно поднялся в моих глазах после получения мной этого известия. А то, честно говоря, он немного такой покосившийся и бедноватый. Побитый жизнью. Обветшалый. А тут целая старинная Москва!

Ну и еще — поддержка же местной экономики, отечественного производителя! Я вам говорил уже про колокольный заводик. Пожалуйста, лейте колокола и слушайте, сразу и на месте, и не надо ждать, пока их реэкспортируют из Гарварда, как это уже бывало!

Короче, Лунгин пошел к местным продавать свой город. Решил он продать Москву XVI века. Причем бескорыстно, себе не в прибыль! Он же просто наемный работник, просто главный режиссер, и ни фильм, ни пленка, ни декорации — ничего ему не принадлежит. Но город, построенный для кино, ему понравился, он к нему, наверно, привык за этот год совместной жизни, ему хотелось, чтоб тот не пропал даром.

Но Лунгину быстро объяснили, что никто у него ничего покупать не будет.

Как так?
А не надо, в смысле денег нету.
Ну так заберите. Бесплатно, то есть даром.
Ну и что мы с этим будем делать?
Ну не знаю, рестораны там пооткрывайте какие-то. Туристы туда будут ходить.
Не, неохота возиться.
Ну я вас прошу, заберите!
Не будем.

Далее ему объяснили, что декорации он сам должен куда-то убрать. Они вообще теперь считаются мусором, и негоже ему так валяться. Надо все разобрать и вывезти на свалку. Заплатить за это кому положено.

Как, я еще должен и платить?

Согласно действующим расценкам.

Режиссер ушел в глубокой задумчивости. Только что он снял фильм о русской духовности, о том, что Иван Грозный убивал людей без разбору, а там после разберутся, кто из них казнен за дело, а кто святой и мученик, как и кого ни убей — вроде по этой логике выходит все хорошо! Потомкам это нравится, Грозный не то что наше все, но наше кое-что, наше ого-го. Бей своих, чтоб чужие боялись!

Но, видно, режиссер не все понял про духовность. Понятно, что она требует часто умерщвления плоти и вообще принижения и уничтожения материального за ради невидимого — но в наш русский сегодняшний кризис, когда материальное и так не в лучшем виде, вроде как не время для разрушительной работы!

Но местные принялись давить на киношников: срочно уничтожьте свой прекрасный город! И заплатите за уборку мусора! Прекратите то есть свой город в мусор сперва.

Если б окрестные мужики не разобрали город на дрова и не развезли их ночами по своим сараям, то до беды б дошло.

А так — все тихо, все довольны.

Народ ждет помощи от властей, а то ведь трудно жить, когда все кругом рушится.