Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Премьерство за лояльность

07.12.2011, 10:34

Дмитрий Медведев — самый неподходящий кандидат на пост премьера в эпоху экономической нестабильности

Дмитрий Медведев определенно продолжает видеть себя будущим главой правительства. Воскресное голосование ничуть не поколебало его готовности предложить народу свои услуги именно в этом качестве. Если бы какие-то сомнения на этот счет были, то послевыборная беседа президента в Горках с людьми, аттестующими себя как его «сторонники», вряд ли вращалась бы вокруг медведевских планов «большого правительства». Идея организовать этот довесок к настоящему правительству заведомо не нужна никому, кроме тех, кто нацелился на хлебные места в данном гипотетическом учреждении. Но поскольку она была выдвинута именно Медведевым как первое начинание предстоящего его премьерства и завязана лично на него, то продолжение разговоров на эту странную тему — знак того, что ничего не изменилось и действующий президент по-прежнему чувствует себя предстоящим нашим главой кабинета. На самом деле изменилось многое.

До 4 декабря Дмитрий Медведев возглавлял список партии, куда десяток с лишним лет приходили за выгодами и удобствами и получали их. После 4 декабря он человек, приведший «ЕдРо» к неудаче.

Бог с ним, с моральным ущербом, но 77 потерянных думских мандатов, четверть от прежнего их числа, — это довольно убыточно с чисто материальной точки зрения. Но единороссовская номенклатура не высказала ни слова упрека своему неудачливому первому номеру. По крайней мере, публично.

Благородство? Может быть. Или трусость, доходящая до полной потери чувства реальности. В любом случае им виднее, за кем идти к дальнейшим свершениям. А вот остальным нашим гражданам придется получить Дмитрия Анатольевича в качестве премьер-министра, хотя они об этом вовсе и не просят.

Готов ли Медведев к этой работе? Как технократ, как политик, как организатор? И то, и другое, и третье довольно легко прогнозируемо.

Дмитрий Медведев не новичок в правительстве и свой потенциал технократа однажды уже реализовал, когда в качестве кандидата в путинские наследники два с половиной года работал первым вице-премьером и курировал «национальные проекты». У этой забытой сегодня деятельности был огромный бюджет и четыре направления: здоровье, образование, сельское хозяйство и жилье.

Там, где денежные потоки, пусть на три четверти и разграбленные по пути всей властной вертикалью, могли хотя бы в принципе принести отдачу, там кое-что улучшилось. Качество госмедицины все-таки немного выросло. А всюду, где проблемы были слишком большие и сложные, чтобы их исправили одни лишь денежные инъекции, всюду, где надо было менять систему, — там нацпроекты провалились. Например, проект «Доступное и комфортное жилье» только помог раздуванию пузыря на рынке недвижимости и сделал жилье еще менее доступным для рядового россиянина, чем это было раньше.

Ту же привычку заливать любую проблему деньгами, не задумываясь, есть ли эти деньги в казне и принесут ли хоть какую-то пользу, Медведев сохранил и развил на посту президента.

Неисполнимая двадцатитрехтриллионная программа вооружений, конечно, не им одним придумана, но поддерживается им совершенно искренне. В его картине действительности на любой вызов ответ один — закидать деньгами. Технологии отстают? Бросим миллиарды на ненужное «Сколково». На Северном Кавказе война? Выпишем триллионы на какие-то «кластеры», и войны не будет.

Главное — не вникать в суть, а то ведь обнаружится, что надо не деньги транжирить, а менять правила игры. А изменение правил — это именно то, чего Дмитрий Медведев не делал никогда.

И вот сейчас, когда государственные финансы и так перенапряжены, когда нужно уметь не тратить, а экономить, к руководству правительством идет человек с совершенно противоположными навыками.

На это могут сказать, что все равно наступает время популизма, эпоха добровольной или вынужденной государственной щедрости — такова вроде бы воля народа, от которой начальству не отвертеться. Но в том-то и дело, что популизм — это какая-никакая, а политика, а Медведев никогда не мог сформулировать и освоить политические идеи, близкие широким массам.

На либеральной своей стадии он был популярен среди интеллигентов, которым нравились его смелые намеки на то, что свобода в чем-то даже и лучше, чем несвобода. Но при этом упускалось из виду, что в своей совокупности цели и задачи, провозглашаемые Медведевым, народу непонятны и воодушевить его не способны. Причем прав был народ.

Умозрительное модернизаторское прожектерство и в самом деле не могло принести рядовому человеку никакого улучшения условий его жизни. Поэтому Дмитрий Медведев не стал и не мог стать лидером общественного мнения, даже будучи президентом и располагая всеми прилагаемыми к этой должности формальными рычагами.

Тем более он не станет им в сане премьера. Его квалификация политика слишком скромна.

При Путине в принципе возможен премьер с политическим лицом. Таким был Касьянов. Но политическое лицо Медведева никогда не было сколько-нибудь убедительным. Забыв о чувстве юмора и уличив отмежевавшихся от него былых болельщиков в отсутствии «стойких убеждений», сегодняшний Медведев с таким же серьезным лицом, с каким раньше выслушивал мечтателей-модернизаторов, внимает наставлениям нынешних своих штатных «сторонников» — Рогозина, Глазьева и Тины Канделаки. И проблема тут даже не в вакууме собственных «убеждений», с этим-то все ясно, а еще и в неспособности найти тех, кто хотя бы снабдил его такими «убеждениями», которые имели бы широкий политический спрос.

И тут сказывается общее неумение отбирать, привлекать и подчинять своему влиянию людей. У Дмитрия Медведева никогда не было, нет и, следовательно, уже не будет своей команды. Он не лидер, а прирожденный наставник, не скупящийся на публичные разносы и детальные указания, как себя держать и какие речевые обороты употреблять. Его сановные подчиненные принудительно возвращены в золотое детство и перманентно чувствуют себя объектами воспитания.

Между тем в ближайшие годы у российского правительства сильно прибавится хлопот. И теоретически это обстоятельство требует обеспечить там хоть сколько-нибудь деловую атмосферу. Однако, похоже, выйдет наоборот.

Постоянные декламации в жанре «буду увольнять пачками» и «почему вы пишете в твиттере, когда я говорю» только заставят уйти тех немногих, кто знает себе цену. А на министерских должностях сконцентрируются бездумные и профессионально беспомощные «солдаты», если использовать самоаттестацию нынешнего первого вице-премьера Шувалова.

В нормальных условиях Дмитрий Медведев никак не выглядел бы подходящей кандидатурой в главы правительства, даже и в путинской системе координат. Но ведь по случаю упразднения тандема элементарная порядочность требует выдать отступные потерпевшей, однако проявившей лояльность персоне. Медведев подчинился Путину и должен быть за это награжден. А уж счет за лояльность Медведева оплатит страна, ей же не привыкать рассчитываться за начальство.